Ликбез по марксизму от участника с ником "Сергей"

[Материал ниже - для изучения некоторых основных положений марксизма.  Я не имею времени очистить его от полемики. Учимся на том, что получилось. Отбрасываем выпады. Отбираем суть. С колес. - МИБ.]

1

Сожаление вызывает то, что высказываемая в нескольких набросках ХМаркса мысль о возможности присвоить революционной Россией все научно-технические и организационные достижения современного капитализма и преобразовать микрокосмос разрозненных сельскохозяйственных общин архаического типа в единую общину будущего коммунистического общества с организацией производства по выражению Ленина «как на одной фабрике», эта мысль так и осталась не понятой. Вот это, к примеру, высказывание Маркса в набросках его письма Засулич.
Цитата: «Если поклонники капиталистической системы в России станут отрицать возможность та-кой комбинации, пусть они докажут, что, для того чтобы ввести у себя машины, она вынуждена была пройти через инкубационный период машинного производства. Пусть они объяснят мне, каким образом могли они ввести у себя, можно сказать, в несколько дней механизм обмена (банки, кредитные общества и т. п.), выработка которого потребовала на Западе целых веков?»
Эта мысль, к сожалению не получила у Маркса дальнейшей теоретической проработки. Ведь по сути, Маркс писал, что его теоретические выводы о последовательности смены одной общественно-экономической формации другой базируются на историческом материале Западной Европы и не должны механически перекладываться на другие страны и в частности на Россию. О том же самом у Маркса написано в письме в редакцию «Отечественных записок».
Цитата: «Глава о первоначальном накоплении претендует лишь на то, чтобы обрисовать тот путь, которым в Западной Европе капиталистический экономический строй вышел из недр феодального экономического строя. Но этого моему критику слишком мало. Ему непременно нужно превратить мой исторический очерк возникновения капитализма в Западной Европе в историко-философскую теорию о всеобщем пути, по которому роковым образом обречены идти все народы, каковы бы ни были исторические условия, в которых они оказываются, — для того, чтобы прийти в конечном счете к той экономической формации, которая обеспечивает вместе с величайшим расцветом производительных сил общественного труда и наиболее полное развитие человека. Но я прошу у него извинения. Это было бы одновременно и слишком лестно и слишком постыдно для меня»( Написано К. Марксом, около ноября 1877 г. Опубликовано в журнале «Вестник Народной Воли» № 5, Женева, 1886 ).
Не знаю, знаком ли был Энгельс с этими мыслями Маркса, но после его смерти Энгельс по сути вступил с Марксом в полемику о «всеобщем пути, по которому роковым образом обречены идти все народы». В своем высказывании -«Послесловие к работе «О социальном вопросе в России». Ф. Энгельс говорит, именно о всеобщем пути с непременным прохождением от одной формации к другой, о том, что избежать участь прохождения капитализма Россия может только при условии, если передовые народы уже прошедшие капитализм помогут отсталой России. А самостоятельно никак не получится.
Цитата: «Не может ли она (русская община) послужить исходным пунктом народного движения, которое, перескочив через весь капиталистический период, сразу преобразует русский крестьянский коммунизм в современную социалистическую общую собственность на все средства производства, обогатив его всеми техническими достижениями капиталистической эры?
(…) Исторически невозможно, чтобы обществу, стоящему на более низкой ступени экономического развития, предстояло разрешить задачи и конфликты, которые возникли и могли возникнуть лишь в обществе, стоящем на гораздо более высокой ступени развития.
Каждая данная экономическая формация должна решать свои собственные, из нее самой возникающие задачи; браться за решение задач, стоящих перед другой совершенно чуждой формацией, было бы абсолютной бессмыслицей. И к русской общине это относится не в меньшей мере,….
Но зато не только возможно, но и несомненно, что после победы пролетариата и перехода средств производства в общее владение у западноевропейских народов только тогда, когда отсталые страны увидят на этом примере, «как это делается», как поставить производительные силы современной промышленности в качестве общественной собственности на службу всему обществу в целом,— только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь такого сокращенного процесса развития. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической ступени развития.
Это было уже высказано Марксом и мною 21 января 1882 г. в предисловии к русскому изданию «Коммунистического манифеста» в переводе Плеханова» (Ф. Энгельс. «Послесловие к работе «О социальном вопросе в России». Первая половина января 1894 г. т. 22. с 443—446, 453).
Этот спор разрешила Октябрьская революция в России, по своей массе крестьянская (промышленный пролетариат к крестьянской массе, в том числе и в составе вооружённых сил революции составлял от 3% до 10%, не была чисто пролетарской по социальному положению и сама партия большевиков). Плеханов и его сторонники в меньшевистской фракции РСДРП вслед за Энгельсом считали, что после февральской революции 1917 г., разрушившей феодальное устройство России, браться за решение задач, стоящих перед другой совершенно чуждой капитализму формацией, когда капитализм в России ещё не построен, было бы абсолютной бессмыслицей. Большевики, придя к власти, еще лет 10 ждали когда же в передовой Европе развитый капитализмом пролетариат возьмёт наконец в свои руки власть и покажет «отсталым» народам России «как поставить производительные силы современной промышленности в качестве общественной собственности на службу всему обществу в целом». Но так и не дождавшись обещанного просвещённого европейским капитализмом поводыря, большевики сами под руководством Сталина провели индустриализацию страны, то есть сумели всё же самостоятельно «обогатить» общинное производство «всеми техническими достижениями капиталистической эры».
Этот исторический урок сегодня не понимают те, кто с религиозной верой в пролетариат России ждёт исполнения его исторической миссии, те кто сидит тут на философским блоге “Коммуника” и ждёт сошествия с теоретических небес в тело пролетариата святого духа коммунизма, обретения им в очередной кризис коммунистического сознания и клеймит тут всяких вероотступников, типа меня. Если марксизм не библия, а научная теория, то она должна постоянно обновляться с учётом получения новых практических знаний об окружающей действительности. То, что происходило и ожидалось в Западной Европе полтора столетия назад не применимо к сегодняшнему дню в неизменном виде. Даже в самом «святом семействе» Маркса и Энгельса не было полного согласия по отдельным вопросам, выводы строились на конкретном историческом материале Западной Европы 19 века и их нельзя механически бездумно распространять на другие условия на все последующие века. Наука, потому и наука, потому и развивается, что ниспровергает прежние, казавшиеся незыблемыми, утверждения и рождает новые.
Да, во времена Маркса и Энгельса всю Западную Европу постоянно трясло от непрерывных революций и передовым отрядом этих революций, главной революционной силой была пролетарская масса. Да, тогда положение рабочего на капиталистическом предприятии было не выносимым, сводило его до состояния вьючного животного, до безмозглого механизма и ему нечего было терять, кроме собственных цепей. Но положение рабочего постоянно улучшалось и революционные настроения пролетариата стухли. Всё последующее столетие пролетариат дальше экономических требований не шёл. Сегодняшний рабочий на современном высокотехнологическом производстве продаёт свой товар «рабочая сила» не дёшево и менять рыночные отношения на общинные не собирается. «Наилучший случай, который история когда-либо предоставляла какому-либо народу», то есть наличие большинства населения с общинным мировоззрением, в России в 1917 г уже был использован. Другого такого случая не будет. Нужно искать иную опору. В век научно-технической революции, когда наука и новые технологии являются основой выхода в мировые лидеры, для всякого государства, пролетариат, торгующий своим товаром «рабочая сила», с сознанием людей впечатанным в рыночные отношения, вряд ли этот класс пролетариев чудесным образом, как непорочное зачатие, ни с того не с сего вдруг обретёт общинное мировоззрение. Я в это точно не верю. В новое общество нас поведёт новый социальный слой, производящий новые знания, который с каждым годом становится всё многочисленнее и без которого ни одна страна в мире не может считаться передовой и ведущей.

2

Аркадий Голицын, вы не повторяйте как попугай агитки антикоммунистов и антисталинистов. Если бы за ложь привлекали к уголовной ответственности, то эти братки с агитпропа не вылезали бы из тюрем. Русская крестьянская земледельческая община с общинной, то есть с коммунистической (что одно и то же) собственностью на землю до революции 1917 года включала в себя большинство населения России. Коллективное хозяйство это не выдумка большевиков. Продналог и продразверстка, кстати, то же практиковались ещё до революции 17 года.
Наличие общинной собственности на землю не давало развиваться в России капитализму. Сталыпин всеми силами пытался разрушить общинное производство, но ему этого не удалось. Большевики отдали землю крестьянам в частное пользование, но после гражданской войны крестьяне сами, без всякой инициативы большевиков, без всякого участия в этом государства вновь объединили свои частные земельные наделы в общинную собственность. Объединилось в общины почти 90% крестьянских хозяйств Нечерноземья. Да и в южных районах их было в общинах большинство.
Причина неистребимости крестьянской земельной общины была в наличие в России природных условий рискованного земледелия. Отдельное мелкое крестьянское хозяйство не гарантировало физическую выживаемость отдельной крестьянской семье при постоянных климатических изменениях.
В общинах практиковалась черезполосица. Общинная земля отдавалась в пользование крестьянской семьи не большим куском, а отдельными полосами на равных для всех условиях. Один возделываемый крестьянином клочок был в низине и в засушливый год он там получали хороший урожай, другой клочок был на возвышенности и в дождливый год там урожай сохранялся, в одном месте земля была пожирней, в другом поскудней и в целом всем урожай гарантировался на равных условиях. Кроме того в общине была взаимопомощь и никто без семенного фонда не оставался. Было ещё множество причин, толкавших крестьян к общинному взаимодействию.
Когда рассматривался созданный в 1920 г. Ленинский план ГОЭЛРО́, уже тогда обсуждался вопрос о двух вариантах развития крестьянского хозяйства России. Неудача сталыпинских реформ и самоорганизация большинства крестьян в общины эти факты требовали отдать предпочтение коллективному хозяйству, а не фермерскому.
Преобразовать общинное хозяйство с частной обработкой общинных земель в коллективное хозяйство с коллективной обработкой земли (в колхозы) требовала сама практика жизни, а не политическая целесообразность. Механизировать обработку мелких земельных клочков было невозможно. Крестьяне протестовали не против замены лошади трактором, обработки коллективных (колхозных) земель всем миром и делением урожая между работниками. Это не противоречило их потребностям. Крестьяне возмутились когда Роскомзем не посчитался с русской традицией общинного хозяйствования, а стал проводить реформу по типу еврейских земледельческих коммун, характеризующихся общностью имущества – когда у крестьян стали отбирать личный скот и прочую живность и ликвидировать домашнее подсобное хозяйство. После статьи Сталина в газете «Правда» с критикой такой дурости всё вошло в норму. Но почему-то за перегибы при организации колхозов сегодня критикуют не Рыкова, возглавлявшего тогда правительство, а Сталина, никаких государственных должностей в то время не имевшего.

3

Ответ ЛАС on 24 Ноябрь 2013

Военный коммунизм с марксистской теорией революции никак не связан. Военный коммунизм это не способ производства, а способ распределения. Способ распределения, называемый военным коммунизмом, это вынужденная мера равного распределения продуктов питания в условиях их крайнего дефицита, чтобы избежать голодомора. Не нужно всякое употребление слова «коммунизм» путать со способом производства, которым определяется эта общественно-экономическая формация. Маркс, к примеру, пишет о капиталистическом коммунизме (К. Маркс письмо ф. Энгельсу, 30 апреля 1868 г. т 32, с. 62), вы это то же свяжите с одной из характеристик коммунистического общества?

Слово «коммунизм» это производное от слова «коммуна», а коммуна по смыслу то же самое, что и община, если характеризовать определённый тип общественного объединения, а если более абстрактно, то это некая общность. Общность продуктов питания характеризует название «военный коммунизм», а общность массы прибыли от совокупной прибавочной стоимости, приходящейся на каждую долю массы капитала, вложенной в данную сферу производства, Маркс характеризовал как «капиталистический коммунизм». Если мы рассматриваем способ производства, характеризующий общественно-экономическую формацию, то самым важным для нас элементом, отличающим формации друг от друга, являются отношения собственности на средства производства. Смена одной экономической формации другой это исторический процесс, при котором внутри одной формации возникает новый способ производства, который в процессе своего развития замещает старый способ производства.

Цитата: «В это общество отдельных производителей, товаропроизводителей, и вклинился новый способ производства. Среди стихийно сложившегося, беспланового разделения труда, господствующего во всем обществе, он установил планомерное разделение труда, организованное на каждой отдельной фабрике; рядом с производством отдельных производителей появилось общественное производство». ( Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг»).

Капиталистическая формация начала развиваться в Западной Европе 400 лет назад, но и в наше время внутри неё существуют и феодальный и даже элементы первобытного способа производства в социальных организмах различного уровня, существуют феодальные общества, феодальные государства. В России, к примеру, в начале прошлого века существовал архаичный общинный способ производства при общем феодальном укладе экономики и монархическом построении государственной власти. При этом никто не утверждает, что капитализма, капиталистического общества, как явления мировой истории до сих пор нет, что его не было сто, или 200 лет назад. На смену феодальному обществу после переходного периода с 1917г. по 1934 г. в России пришло коммунистическое общество. Дальше первой фазы коммунизма, называвшейся социализмом, оно не развилось, и было уничтожено.

Если вы пишите: «по Ленину это ОШИБКА», то будьте так любезны, приведите высказывание Ленина, доказывающего, что моё суждение ошибочно.
Ленин писал:

Цитата: «Корыстная защита капитализма буржуазными идеологами (и их прихвостнями вроде гг. Церетели, Черновых и К°) состоит именно в том, что спорами и разговорами о далеком будущем они подменяют насущный и злободневный вопрос сегодняшней политики: экспроприацию капиталистов, превращение всех граждан в работников и служащих одного крупного “синдиката”, именно: всего государства, и полное подчинение всей работы всего этого синдиката государству» (В. Ленин «Государство и революция»).

Цитата: «Все граждане превращаются здесь в служащих по найму у государства, каковым являются вооруженные рабочие. Все граждане становятся служащими и рабочими одного всенародного, государственного “синдиката”» (Ленин «Государство и революция»).

Цитата: «Социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией» (В. Ленин «Империализм как высшая стадия капитализма»).

Цитата: «Но научная разница между социализмом и коммунизмом ясна. То, что обычно называют социализмом, Маркс назвал “первой” или низшей фазой коммунистического ОБЩЕСТВА. Поскольку общей собственностью становятся средства производства, постольку слово “коммунизм” и тут применимо, если не забывать, что это не полный коммунизм» .(Ленин «Государство и революция» стр.98)

Разве Ленин пишет тут про коммунизм (социализм в первой фазе коммунизма) как про единую мировую монополию? Он пишет про государственно-капиталистическую монополию, обращённую на пользу всего народа. То есть он пишет про государство-монополию, про один всенародный государственный “синдикат” работающий на пользу не всех народов мира, а на пользу вполне определённого народа, живущего в государстве под названием Россия.

А как понимать слова Ленина сказанные в речи названной «Задачи союзов молодёжи» на третьем всероссийском съезде РКСМ 2 октября 1920 г.

Цитата: «И вот, поколение, которому теперь 15 лет и которое через 10—20 лет будет жить в коммунистическом обществе, должно все задачи своего учения ставить так, чтобы каждый день в любой деревне, в любом городе молодежь решала практически ту или иную задачу общего труда, пускай самую маленькую, пускай самую простую».

Если исходить из вашего понимания коммунизма, то Ленин врал молодёжи. Если исходить из приведённого ленинского понимания коммунизма, коммунистического общества, то Ленин был прав и его прогноз оказался верным. Через 14 лет после речи Ленина, XVII съезд ВКП(б) (1934 г.) провозгласил, что социализм в СССР победил и в основном построен. Это значит, что поколение, к которому Ленин обращался на съезде молодёжи, стало жить в коммунистическом обществе, в первой его фазе социализма. Это означало, что уничтожена частная собственность на средства производства и эксплуататорские классы (и, следовательно, диктатура пролетариата — пройденный этап), победили социалистические производственные отношения. В новой Конституции экономической основой провозглашалась плановая социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства, которая имела «либо форму государственной собственности (всенародное достояние), либо форму кооперативно-колхозной собственности (собственность отдельных колхозов, собственность кооперативных объединений)». Производство велось по единому плановому заданию, по ленинскому определению – «как на одной фабрике».

4

Ответ Аркадию Голицыну on 25 Ноябрь 2013

Не важно, на стороне вы Маркса или нет при рассмотрении возможности построения коммунизма в одной отдельно взятой стране, важно, что этот факт есть.

Трудно быть первым. Мир капитализма жесток. Пришлось помимо войны с внутренними врагами нового общества отбиваться от интервенции 14 стран. Пришлось приговаривать врагов к смертной казни. Коммунистическое общество в СССР не было идеальным. Да и марксистская теория не говорит, что коммунизм это что-то идеальное. Коммунизм это путь дальнейшего развития, а каким будет этот путь зависит от условий политического климата и от самих идущих по этому пути. При описании «ужасов» на пути коммунизма прихвастни нынешней власти не знают меры. Единственно что я прошу, вступая в полемику, – не врите сознательно или неосознанно, повторяя чью-то ложь. Вот и вам я объяснял, что коллективное хозяйство, общинное взаимодействие это не навязанный насильно русскому народу фантастический проект будущего. Это то мировоззрение, с которым русские жили на протяжении веков. Именно это мировоззрение помогло реализоваться современному коммунизму в России. Социальные революции не происходят по заказу. Революция в России это не заслуга ни пролетариата, ни большевиков. Если уж искать тот маленький камень, что вызвал сход лавины, вызвал обрушение всего здания самодержавия, то это были женщины, которые вышли на улицы Петербурга с пустыми кастрюлями и которых защитили солдаты с военных частей Петербурга. Пролетариат России в то время не был подобен просвещённому пролетариату Англии или Франции, который был назначен Энгельсом в поводыри русскому отсталому народу. Западно-Европейский пролетариат состоял из образованных рабочих четвёртым или в пятым поколением пролетарской семьи. Русский пролетарий был вчерашним крестьянином, в большинстве не грамотным, но зато знающим, как решать свои проблемы «всем миром», уверенным, что только с помощью общинного взаимодействия из всякой задницы и можно вылезти. В исполнении фабричных рабочих этот общинный совет назвался советом рабочих, а власть – советской властью.

Заслуга ленинской гвардии большевиков была не в том, что они организовали социальную революцию, а в том, что они к революции были готовы, готовы были взять всю ответственность власти на себя. Власть лежала у них под ногами и желающие ей воспользоваться в очередь не стояли. Большевики знали, что с властью делать, и они взяли ответственность государственной власти на себя. Уже после октябрьского мирного политического «дворцового» переворота, после того, как большевики провозгласили власть Советов, именно тогда на первую роль по своей значимости вышел пролетариат. Не крестьяне, а именно рабочие, только рабочие и могли создать материальную базу нового коммунистического общества, привести к социализму. Но рабочих для этого нужно было много и поэтому нужна была механизация сельского труда, его коллективизация и высвобождение работников из деревни для обеспечения роста промышленного производства.

Переходный период требует концентрации воли, требует установления политической диктатуры при осуществлении власти, и российский пролетариат при осуществлении такой диктатуры был главной силой.

Причины развала СССР лежат в непонимании сути коммунистического общества. Первые трещины образовались в экономике, после перехода от экономической модели, существовавшей при Сталине, когда рост производительности труда подгонялся постоянным снижением цен на производственную продукцию, к новой модели называемой «косыгинские реформы». После экономической реформы цена стала устанавливаться, как процентная надбавка на фактическую себестоимость. Именно после этого стало невыгодно производить «дешёвые товары». Именно после этого стал образовываться «дефицит». Именно после этого вместо изобретателя, ищущего новые технические возможности повышения производительности труда, встал на первую роль снабженец, достающий за взятки дефицит, и торгаш, сидящий на дефиците. Стало престижным не отдавать обществу свои таланты, а хапать для себя как можно больше благ и гордится не тем, что даёшь обществу, а тем, что сам потребляешь больше и лучше других.

Горбачёвский «рыночный социализм» долбанул по растрескавшемуся коммунистическому обществу, по его экономическому фундаменту, по общинной собственности на средства производства так, что всё сразу обрушилось. Проблема была не в сути коммунистического общества в СССР, а в его нерадивых прорабах, которые не ведали что творят. А некоторые ведали.

5
В ответ на Светлана А..

Все ошибались. И Ленин и Энгельс тоже, все, кроме вас мечтающих то ли о севрюжине с хреном, то ли об о светлом облаке коммунизма, о таком далёком, о всемирном и идеальном обществе.

Цытаты:
« В Эльберфельде, центре фабричного округа Рейнской Пруссии, были проведены настоящие коммунистические собрания. Коммунисты этого города были приглашены некоторыми наиболее почтенными гражданами для совместного обсуждения коммунистических принципов.
Лекция вызвала продолжительные аплодисменты (в аудитории большинство составляли коммунисты); после этого г-н Фридрих Энгельс (который некоторое время тому назад напечатал в вашей газете несколько статей о коммунизме на континенте) довольно подробно говорил об осуществимости и преимуществах коммунистической системы .
Затем г-н Энгельс произнёс речь, в которой он доказал (как явствует из того факта, что не раздалось ни одного слова возражения), что современное положение Германии не может не привести в очень скором времени к социальной революции; что эта неминуемая революция не может быть предотвращена какими-либо мерами, …, и что единственным средством предотвратить такую революцию,— революцию более грозную, чем все потрясения предшествующей истории,— является подготовка и введение коммунистической системы» (БЫСТРЫЕ УСПЕХИ КОММУНИЗМА В ГЕРМАНИИ. Около 5 апреля 1845 г. т. 2. с. 526—527).

Энгельс ЭЛЬБЕРФЕЛЬДСКИЕ РЕЧИ

«В коммунистическом обществе легко будет учитывать как производство, так и потребление. Так как известно, сколько необходимо в среднем каждому в отдельности, то очень просто вычислить, сколько потребуется определённому числу лиц, а так как производство уже не будет тогда находиться в руках отдельных частных предпринимателей, а будет находиться в руках общины и ее управления, то нетрудно будет регулировать производство соответственно потребностям.
И примите при этом во внимание, что член такого общества в случае войны, которая, конечно, может вестись только против антикоммунистических наций, должен защищать действительное отечество, действительный очаг, что он, следовательно, будет бороться с воодушевлением, со стойкостью, с храбростью…
Могут спросить, как претворить эту теорию в жизнь, какие меры можем мы предложить, чтобы подготовить её проведение? Существуют различные пути для достижения этой цели. Англичане, вероятно, начнут с основания отдельных колоний и предоставят каждому решать, вступать в них или нет; французы, наоборот, вероятно, будут подготовлять и проводить коммунизм в национальном масштабе. С чего начнут немцы, сказать трудно…
В самом деле, либо частная собственность священна — тогда нет национальной собственности и государство не имеет права взимать налоги; либо государство это право имеет — тогда частная собственность не священна, тогда национальная собственность стоит выше частной собственности и настоящим собственником является государство. Этот последний принцип общепризнан; так вот, господа, мы и требуем пока только того, чтобы этот принцип соблюдался, чтобы государство объявило себя всеобщим собственником и как таковое управляло бы общественной собственностью на благо всего общества…
Если эти выводы верны, если социальная революция и осуществление коммунизма на практике являются необходимым следствием существующих у нас отношений, то нам прежде всего придётся заняться теми мероприятиями, при помощи которых можно предотвратить насилие и кровопролитие при осуществлении переворота в социальных отношениях. А для этого имеется лишь одно средство, именно — мирное осуществление или, по крайней мере, мирная подготовка коммунизма». (т. 2, с. 532—548, 552—554)»

6

Вы меня извините Аркадий, но вступая в диалог с вами, я ещё и обращаю свой ответ ко всем тем, кто помимо вас, его то же будет читать. Наша полемика публичная и я своё высказывание адресую ещё и к читающей нас публике. Судя по состоянию дел в России, большинство её граждан ещё не научились мыслить самостоятельно и всё принимают на веру, и всё им нужно разжёвывать.

Раз вы просите задать вопрос, то ответьте, чем ленинская продразвёрстка отличалась от той, что осуществлялась до него, до 1917 г. и какое её воплощение вы считаете лучшим?

Что вы имеете в виду под выражением коллективизация в сталинском её варианте? Сталин до мая 1941 г. никаких государственных должностей не занимал. Сталин был одним из 5 или 7 членов ЦК партии, членом политбюро и по занимаемой партийной должности был равным другим секретарям ЦК и членам Политбюро. Власть Сталина до мая 1941 г. была властью авторитета. Коллективизация в сталинском воплощении это тот вариант коллективизации, что обозначен в концепции Чаянова, изложенной при рассмотрении плана ГОЭЛРО и в решении XV Съезда ВКП(б) принятом в декабре 1927 г. в котором коллективизация намечалась поэтапной на протяжении 10-15 лет, не сплошная, не насильственная, на добровольной основе, преимущественно на новых ещё не освоенных землях. Какое отношение имел Сталин к тому произволу, что устроили органы государственной власти во главе с Рыковым? Единственно, что он мог, это выступить в партийной газете «Правда» в статье «Головокружение от успехов» и призвать ретивых чиновников к выполнению решений партии.

Сталинская коллективизация, это МТС, то есть объединение сельского хозяйства с промышленным производством, с промышленной культурой использования техники. В позднем СССР превращение сельского хозяйства в подразделение промышленного производства стало осуществляться с помощью агропромышленных комплексов.

Со сталинской коллективизацией покончил Хрущёв. МТС были ликвидированы. Техника была отдана колхозам и эффективность её использования резко упала. Затем сами колхозы стали ликвидироваться и заменяться совхозами. Ликвидированы были и успешно развивавшиеся при Сталине артели.

Ещё конкретика.
Книга называется: «Россия. 1934». Дюла Ийеш – М.: Хроникёр, 2005. Перевод с венгерскогоhttp://scepsis.ru/library/id_1726.html). Книга о Советском Союзе, вышедшая из-под пера венгерского писателя, в Венгрии 1934 года. Книга, текст которой, написанный наскоро, по свежим впечатлениям, — за каких-то несколько недель. Это путевые заметки иностранца посетившего СССР в 1934 г., много поездившего по стране, встречавшегося, как со своими старыми знакомыми, с сородичами, так и с множеством незнакомых людей, описавшего их быт. В предисловии автор книги написал: «Всякий раз, как вставал вопрос об очередной публикации этих путевых заметок, датированных 1934 годом, я просил издать их точно в таком виде, как они появились впервые, не меняя ни единой фразы». Так прочтите же, какими увидел венгр колхозы сразу после коллективизации, как жили люди в колхозах в то время. Взгляд со стороны очевидца событий в тысячу раз ценнее, чем тот бред, что несут о коллективизации прихвастни нынешней власти.

7

Ответ Голицыну на сообщение 26 Ноябрь 2013

Коммунистической является партия, ставящая своей целью построение коммунистического общества. Цель, записанную в программе партии. Настоящие коммунисты свою цель от народа не скрывают. Какими средствами достичь поставленную цель, на каких этапах достижения главной цели какие задачи будут решаться каждая партия определяет сама. Правильность, эффективность выбранных средств для достижения поставленной цели, определяется не оценками, не посторонними частными оценщиками партии, а оценкой общества, доверием общества к партии, поддержкой обществом партии. Какие слои общества, какие классы признают поставленную главную цель так же и своей целью, признают партию своим единомышленником, зависит от деятельности партии в обществе. Возможно, кто-то объединится с коммунистами для решения ближайших задач. И на том спасибо. Без достижения ближайших задач, не будут достигнуты и следующие. Ваш идеологический догматизм, ваше, или Нины Андреевой религиозное отношение к марксизму, принятие или охаивание Сталина никакого отношения к реальной сегодняшней политической практике не имеют. Повторю ещё раз уже приводимое мной высказывание Энгельса.

Цитата: «Но должен, во всяком случае, заявить, что партия, к которой я принадлежу, не выдвигает никаких раз навсегда готовых предложений. Наши взгляды на черты, отличающие будущее некапиталистическое общество от общества современного, являются точными выводами из исторических фактов и процессов развития и вне связи с этими фактами и процессами не имеют никакой теоретической и практической ценности».

Вам из приведённого текста должно быть понятно, что в марксизме нет «никаких раз навсегда готовых предложений». Или всё-таки вы их где-то вычитали и хотите мне предъявить? Может вы располагаете фактами, что произошли в 20 веке и теми, что характеризуют современное состояние общества о которых я не знаю? Или вы свои выводы из этих фактов считаете непререкаемой истиной? Маркс и Энгельс делали свои выводы исходя из тех фактов, которыми они располагали. Не нужно притягивать их выводы к иным, к новым фактам и условиям жизни. Или, по-вашему, мы новых фактов не имеем? Или иных выводов на новых фактах быть не может? Современное естествознание, например, установило наличие «тёмной материи» и «темной энергии» и то, что наши сегодняшние знания относятся всего к 5% от всей окружающей нас материи. А что, за 150 лет социально-экономического развития ничего не изменилось? Ничего нового найти нельзя? Никаких новых выводов сделать нельзя? Вы это считаете марксизмом? Думаю, ваша собственная оценка себя, как марксиста, ложная

И Ленин, и Сталин строили свою деятельность исходя из сложившейся исторической обстановки. Оценку эффективности их действий дала сама история, уровень общественного развития, который их теоритическими выводами и практическими действиями был обеспечен. Это и есть реальный марксизм в практическом исполнении. Вне связи с фактами и историческими процессами, вне связи с достигнутым уровнем общественного развития все ваши оценки Сталина «не имеют никакой теоретической и практической ценности».

Сталинизм стал причиной краха СССР? Как так, при жизни Сталина на протяжении 30 лет общество развивалось, после смерти Сталина темпы роста стали снижаться и через 30 лет СССР развалилось. Вы не видите нелепости своих утверждений? Вы не хотите видеть конкретные изменения в экономике СССР, что стали происходить в после сталинский период, после «косыгинских реформ»? Вы думаете, что предприятие, на котором каждый цех производит не то, что требуется в данный момент, а то, что даст наибольшую материальную выгоду только для данной группы людей этого цеха, такое предприятие в целом будет успешным? А производство с общинной собственностью на средства производства может успешно развиваться только в единой системе производства – «как на одной фабрике». Вы думаете, что община, отказавшаяся от общественной собственности на средства производства, разрешившая общинникам ими торговать между собой, может остаться общиной? Вы думаете, что община, в которой каждый общинник старается обдурить другого и нахапать себе побольше, думаете, такая община может сохранить своё общинное производство? Именно такие реформы экономики общины под названием СССР были проведены Горбачёвым через 30 лет после смерти Сталина. И Сталин в этом виноват? Не Горбачёв, не вы, не я, а Сталин! Бред.

Вы что дурака валяете. Делаете вид, что не понимаете, что я пишу о формальном равенстве и формальной свободе, который обеспечивает капитализм. Конечно же, у капиталиста и у рабочего разные условия жизни. Свобода пролетария в том, что он может не продавать свою рабочую силу и свободно сдохнуть с голоду. Но формально он свободен. Раб не имеет такой свободы. Раб это имущество рабовладельца. Когда рабы умирают от голода, то рабовладелец становится беднее. Он утрачивает своё имущество. Когда от голода погибает пролетарий, капиталист своё имущество не теряет. Тело пролетария это имущество пролетария. Но то, что станок, как станок, капиталисту на хрен не нужен, это факт. Эта собственность для капиталиста может стать реальной собственностью, если станок будет использоваться для производства чего либо, имеющее рыночную ценность. Так, что без соединения станка с рабочей силой, капиталист так же нищ, как и его товарищ по несчастью – пролетарий. Именно поэтому, когда пролетарии объединяются (и не вешайте мне лапшу, что продавцы на рынке не могут сговорится) и за свой товар «рабочая сила» устанавливают нужную им цену, а капиталист других работников нанять не может, то он вынужден согласится. Правда пролетарии то же понимают, что если они разорят чрезмерной ценой своего покупателя, то другого покупателя у них то же не будет. Идёт торг. Только вы слепец не видите торговые войны в той же Европе, на рынке труда между покупателями и продавцами рабочей силы. То во Франции вдруг останавливаются все поезда, то в Италии вдруг все улицы становятся заваленными не убираемым мусором, то вдруг по всей Греции объявляется всеобщая забастовка.

Я не хочу тут доказывать своё знание теории, я не хуже вас знаю, как и за счёт чего создаётся прибавочная стоимость, за счёт чего растёт прибыль капиталиста, и не собираюсь опровергать марксистский анализ устройства капиталистического общества. Я вам просто описываю механизм, суть капиталистических общественных отношений, а не своё отношение к рабочим или к капиталистам. Не надо меня тут позорить этим. У Маркса то же не нужно искать лесть к одному классу и ругань другого. Каждый друг другу необходим. И капитализм имеет свою историческую необходимость и свой предел развития.

Цитата: «Если весь социализм Лассаля состоял в том, чтобы ругать капиталистов и льстить прусским заскорузлым юнкерам, то здесь мы находим прямо противоположное. Г-н Маркс ясно показывает историческую необходимость капиталистического способа производства, как он называет нынешнюю социальную фазу…( Ф. Энгельс РЕЦЕНЗИЯ НА ПЕРВЫЙ ТОМ «КАПИТАЛА» К. МАРКСА ДЛЯ ГАЗЕТЫ «BEOBACHTER»)

Что касается знания марксистской теории Сталиным, то, как показывают ваши реплики, вы и близко не знаете её в том объёме, как знал Сталин. Я вижу, что вы не понимаете, что товарного производства и товарного обмена в общине при социализме нет, и нет там товара «рабочая сила». Суть категорий товарного производства, таких как «стоимость», «меновая стоимость», «потребительская стоимость», вижу для вас то же тёмный лес.

8

Ответ Голицыну

Разберём «ошибку» Ленина. Производство в городах разрушено гражданской войной, заводы стоят. Никакого товарообмена нет. Горожане загибаются с голоду. Селяне в общем не бедствуют, земля как плодила, так и плодоносит продукты питания. Поделится добровольно с горожанами продуктами селяне не хотят. Но вы бы их всех, думаю, на месте Ленина уговорили бы за просто так поделится. Думаю, и Гитлера в 1941 г. за месяц, ну максимум за год разбили, не то, что Сталин. И коммунизм бы построили. У Ленина ума не хватило, у Сталина вообще не было, зато у Вас его немерено (никто не мерил, а в ваших суждениях это не просматривается). Пропадают в безвестности такие гении, как вы. Я скорблю вместе с вами.

О коллективизации.
Вы пишите: «В соответствии с Уставом сельскохозяйственной артели, утвержденным Сталиным…) Ссылку, пожалуйста, на собрание сочинений Сталина, в нём собраны все отнесённые к его авторству бумаги. А вот писать о каком-то мифическом, неведомо для какого уровня образования и кем созданном учебнике политэкономии, эту лапшу ешьте сами.
Читайте внимательнее мои высказывания. Я вам не писал, что «Чаяновым предлагалась коллективизация поэтапная, на протяжении 10 – 15 лет». Я писал, что Чаяновым была предложена концепция одного из двух вариантов развития сельского хозяйства, а в решении XV Съезда ВКП(б) принятом в декабре 1927 г. была поставлена конкретная задача по осуществлению коллективизации и указано каким образом и в какие сроки её осуществить. Причём к 1927 г. в РСФСР 91-% крестьянских земель находился в общинном землепользовании. Так что объединение земель в коллективное пользование было свершившимся фактом без всяких дополнительных решений ВКП(б). Коллективизация была призвана объединить не землю, а труд, и механизировать его. Кто бы из разумных людей был против этого? То, чтобы данное партийное решение было выполнено должным образом, Сталин, будучи секретарём ЦК обязан был проконтролировать. Но осуществляли юридическую процедуру создания колхозов государственные, а не партийные органы власти. Что значит ваше заявление – Сталин просто пожурил в статье?. Вы статью прочтите. Это не ваш мифический учебник политэкономии. Эту статью можно найти в собрании сочинений Сталина. Сталин писал: «Не коммуна, а сельскохозяйственная артель является основным звеном колхозного движения, но в артели не обобществляются: приусадебные земли (мелкие огороды, садики), жилые постройки, известная часть молочного скота, мелкий скот, домашняя птица и т. д.». Вы текст понимаете? Сталин пишет – нельзя этого делать. Сталин не пожурил, а обвинил «ретивых обобществителей» в «разложении и дискредитации» колхозного движения и осудил их действия, как «льющие воду на мельницу наших классовых врагов». Вскоре после опубликования статьи постановлением ЦК ВКП(б) от 14 марта 1930г.«О борьбе с искривлением партийной линии в колхозном движении» действия работников, о которых шла речь, были квалифицированы как «левацкие загибы», вследствие чего кампания коллективизации была на время приостановлена, а ряд низовых работников попал под следствие и они были в судебном порядке осуждены и приговорены к различным срокам уголовной ответственности. Путин бы так «журил» коррупционеров.
Я вам ещё раз повторяю, Сталину непосредственно не подчинялись никакие государственные структуры. Он не мог ими руководить непосредственно и единолично. Если бы было иначе, то зачем нужно было менять его статус в мае 1941 г. и придавать ему в подчинение государственные структуры. Вы, вижу, понятия не имеете каким образом осуществляется руководство коллегиальным выборным органом, где равными тебе можно управлять только силой авторитета, и чем это управление отличается от прямого непосредственного руководства в государственных органах власти. Как Сталин вёл себя с подчинёнными в военное время, когда все важнейшие рычаги гос. власти были в его руках, я эту информацию черпаю из мемуаров великих личностей, к примеру в мемуарах Василевского, который всю войну работал со Сталиным бок о бок, или в мемуарах Грабина, гениального конструктора и организатора производства артиллерийских орудий. А все ваши высказывания о «вышколенных Сталинских псах» оставьте при себе. Часть архивов действительно открыта и не все документы антисталинисты успели подделать. Люди с мозгами видят, где правда, а где ложь и клевета. А я просил вас не врать, но вы продолжаете пересказывать тут всякие небылицы – о 7 миллионов погибших голодной смертью накануне войны. А почему не о 100 миллионах уничтоженных Сталиным, о которых писал Солженицын. Думаете, ваша цифра выглядит менее нелепо? Я не утверждаю, что голодных смертей вообще не было. Они были, но не в выдуманных масштабах. Эту постоянную на протяжение многих веков трагедию в России с рискованным земледелием прекратила именно индустриализация, причём на фоне миграции сельского населения в город.
Насчёт масштабов освоения земель за Уралом при Сталине, вы видимо то же не в курсе.
По поводу сталинских артелей. Цена на продукцию артелей регулировалась государством и не допускалось её отклонение от государственных цен. Как и на государственном производстве предписывалось её постоянно снижать. Артели затыкали те дыры, где не поспевало государство. И это правильно. Хрущев всё огосударствил, даже самые примитивные производства, которые технически не доросли до обобществления. А марксизм говорит, что обобществляться могут только те производства, технология которых сама требует такого обобществления. Обобществление должно происходить не по идеологическим соображениям, а из требований технического развития

9

Я не Сталин и по ночам сплю. Когда в Москве вечер, у меня ночь. За всю партию я тут отвечать не могу. У моей партии, как и у всех сегодняшних российских коммунистов, голова повёрнута назад. Они не могут оторвать взгляд от Маркса. Раз классики новой миссией, новым пришествием Христа назвали пролетариат, то так и должно быть. Ждут, когда святой дух коммунизма в пролетариат вселится. Они не понимают главного в марксизме, что социального субъекта, возглавляющего историческое движение, назначает не пророк, а производительные силы. Кто будет возглавлять историческое движение вперёд, определяется не Марксом на все времена, а уровнем развития производительных сил. Пялясь в зад догматики клянутся возродить СССР. Я то же бы этого хотел. Но СССР это уже достояние истории прошлого, а будущее нужно строить из настоящего, с учётом достижений и ошибок прошлого, но на материале настоящего. «Вне связи с точными выводами из исторических фактов и процессов развития», которые мы сегодня наблюдаем, Марксизм не имеет «никакой теоретической и практической ценности». Ни Маркс, ни Энгельс не давали нам «никаких раз навсегда готовых предложений». Давайте думать своей головой.

И так, отвечаю на ваш вопрос. Обсуждение может получиться долгим, и я бы просил администратора сайта выделить его в отдельную тему, например с таким названием: «Осуществление общинизма на практике в современном обществе».

Мировое производство сегодня двигают вперёд крупнейшие ТНК. Значит только из этой формы и можно создать общество будущего. Создадим производственную корпорацию, обращённую на пользу всего народа России и других народов, желающих с нами объединиться. Хотя бы совместно с Белоруссией. Уровень развития средств производства диктует форму объединения. Те производства, что требуют полного взаимодействия, будут полностью объединены в единый производственный комплекс. Это будет единая программируемая система управления и распределения производственных мощностей и ресурсов. Внутри неё не будет никаких рыночных отношений, то есть товарообмена, цен на товары и прочих рыночных атрибутов. Что производить и сколько производить будет задаваться целевой комплексной программой по конечному продукту. Рабочая сила для этих производств так же не будет товаром. Рабочая сила будет предоставляться общиной, управляющей производственной корпорацией, как добровольное участие в коллективном труде на общую пользу всей общины. Продукт, предназначенный не для производственного, а для личного потребления, будет распределяться в зависимость от доли участия каждого в коллективном труде. Доля участия будет измеряться нормативным временем работы. То есть, не тем временем, которое ты фактически затратил на работу, а тем, что установлено нормой затрат рабочего времени на единицу продукции, нормой обслуживания тех или иных процессов и т.д. Доли участия в коллективном труде будут накапливаться в банке времени и обмениваться безналичным расчётом на продукцию, произведённую для личного потребления. Часть полученной корпорацией прибыли от производственной деятельности, будет перечисляться в общественные фонды потребления тех, кто участвовал в коллективном труде. Сфера услуг так же будет использовать банки времени. Что они из себя представляют, можно узнать по запросу в поисковике. Это реально существующая сегодня в мире форма обмена услугами.

Помимо единого производственного комплекса, находящегося в собственности всей общины, будут существовать производства, организованные частным образом. Они будут компенсировать отсутствие продукции, которую не эффективно производить в единой системе производств, на не механизированных или слабо механизированных работах, там, где качественней и эффективней производить продукцию на мелких производственных предприятиях. В сфере частного производства будет существовать товарно-денежный рыночный обмен, рыночная цена на продукцию.

Свои доли участия в коллективном труде можно будет конвертировать в деньги и валюту и потратить их на товарном рынке. Конвертировать обратно деньги и валюту в долю участия будет нельзя. Доход от частного производства и товарообмена будет облагаться налогом, облагаться таким образом, чтобы доля личного потребления частного производителя не была выше того, кто обеспечивает своё потребление участием в коллективном труде. Эти налоговые поступления так же будут перечисляться в фонды общественного потребления и те, кто платит налоги, смогут ими так же пользоваться. Из этих же средств будут выдаваться кредиты желающим развивать частное производство.

Другие вопросы по осуществлению общинизма на практике есть?

10

Уважаемый Аркадий, мы с вами договорились «заглянуть в будущее» и попросили администратора сайта выделить в отдельную тему вопрос «осуществления общинизма на практике в современном обществе». Речь идёт об общине с общинной собственностью на средства производства, которая сумела присвоить средства производства, находящиеся на высшем уровне научно-технических достижений современного общества.
Давайте договоримся, что голых фантазий, типа «Туманность Андромеды» Ефремова, не будет. Свои рассуждения будем строить на том материале, что имеется в реальной жизни, на том опыте, который уже имеется в прошедшей истории. В частности, на опыте организации общинного взаимодействия людей в русской сельскохозяйственной общине, переносимом на современное промышленное производство, на опыте организации производства в СССР периода почти полного преобладания государственной (общинной) собственности на средства производства, на опыте организации современного машинного производства внутри крупнейших многоотраслевых монополий капиталистического мира.
Давайте не отвлекаться от темы вопросами, например, о партийной принадлежности. Я не скрываю название своей партии и когда kommunika обсуждала тему коммунистического партийного движения в России, я указывал, к какой конкретно партии принадлежу и защищал её позиции. Ищите в архиве. Сейчас я не хочу уходить от заявленной темы и поэтому на всякие посторонние вопросы отвечать не буду.
Давайте так же договоримся не вешать ярлыки друг другу, типа – вы не марксист, давайте не вешать ярлыки предлагаемой мной или вами модели общинного взаимодействия, типа – это сталинизм. Обойдёмся утверждением, что данная модель имела практическое воплощение при Сталине, с подачи Косыгина или отвергнута Горбачёвым и т.д.
Давайте договоримся, что критика друг друга будет конструктивной. Под конструктивностью критики я понимаю не просто критику предложенного варианта, а новое предложение в форме подробного описания альтернативного варианта.

Ваш вопрос, – «А сталинский налог с оборота Вы намерены реанимировать или оставите НДС?», выходит за пределы заявленной темы.
Я не вижу в общинном производстве и распределении место для каких бы то ни было налогов. Налоги это элемент товарно-денежных отношений. Я же вынес рыночные отношения за пределы общинного производства. Я вам писал: «Помимо единого производственного комплекса, находящегося в собственности всей общины, будут существовать производства, организованные частным образом. Они будут компенсировать отсутствие продукции, которую не эффективно производить в единой системе производств. В сфере частного производства будет существовать товарно-денежный рыночный обмен, рыночная цена на продукцию».
Мы с вами что, обсуждаем вопрос товарно-денежных отношений? Мы с вами обсуждаем производственные отношения общинной собственности на средства производства.

И так, я готов отвечать на ваши и вопросы других участников форума по существу заявленной темы.

11

Ответ cherry на: «Вы верой и правдой служите этой банде паразитов, когда пытаетесь морочить голову “народу”… поливами на предмет налогов, развёрток , акцизов и прчоих НДС…»
+++++++++++++++++++
Так и вы «верой и правдой служите этой банде паразитов». Получая от неё зарплату или пенсию и покупая товары, вы обеспечиваете ей прибыль, даёте возможность наживаться на труде честных граждан, то есть являетесь соучастником преступления, то есть являетесь таким же, как они, преступником.
============================
Ответ cherry на: «А за каким тогда дьяволво такие Ваши, Сергей, поливы: «Мировое производство сегодня двигают вперёд крупнейшие ТНК. Значит только из этой формы и можно создать общество …» Вы, Сергей, хоть читаете то, что сами пишете?»
++++++++++++++++++++
Открою вам секрет. Читать могут уже даже сегодняшние первоклассники, а понимать прочитанное иногда не могут даже дипломированные специалисты.
Вижу, вы не поняли то, что прочитали.
Объясняю. Новое общество не возникает из ничего («Видала я котов без улыбки. Но улыбку без кота!..» — удивилась Алиса). Мы же с вами живём не в стране чудес, и улыбка коммунизма может образоваться на вполне конкретной, имеющейся сегодня в наличие форме. Высшей формой сегодняшней организации производства является ТНК. Как писал Энгельс о научном социализме, – капиталистические отношения не уничтожаются, а доводятся до крайности, до высшей точке. Именно в этой высшей точке развития производства и возможен переворот. Переворот, это когда меняются общественные отношения собственности на средства производства, это когда используемой форме придаётся иное содержание. Было ТНК без улыбки, стало ТНК с улыбкой.

12

Думаю, стоит пояснить моё утверждение, что: «указанная на долларах стоимость совершенно не связана со стоимостью производимого материального продукта»

Деньгами в политэкономии всегда принято было называть эквивалент стоимости товара, некое отражённое на бумаге обязательство получить в пользование товары в размере стоимости, эквивалента указанного на бумаге. А стоимость определяется затратами труда на изготовление товара. До использования бумаги, пользовались металлическими деньгами – золотом. На добычу каждого грамма золота то же тратится труд людей и меновая стоимость каждого грамма золота соотносится с вполне определённым количеством затрат труда на его добычу. Металлические деньги позволяли избежать прямой натуральный обмен товарами, в том случае, когда нужного товара нет, или покупка отложена. Именно стоимость самого металла и была гарантией того, что отложенный обмен состоится. Со временем, отказались от непосредственного использования драгоценного металла. Стали использовать при обмене бумажные обязательства, которые в любой момент можно обменять на указанное на бумажном обязательстве количество золота. Если не ошибаюсь, в 70-десятых годах прошлого века США отказались от обязательства менять доллары на золото и указанная на долларах стоимость это уже не обязательство, подкреплённое золотом, имеющемся в наличие у создателя бумажных денег. Это, сегодня ничем не гарантированное обязательство.

Отвязанная от реального количества реальных материальных ценностей цена доллара держится только на «честном слове» США. Если бы все держатели долларов вдруг вынесли их на рынок, то рынок тут же рухнул. Осталась бы огромная масса неотоваренных долларов. Спасать международный рынок помогают Китай и Россия, и другие страны, накапливая валютные резервы (горы бумаги зелёного цвета). Создаются всякие «мыльные пузыри», замещающие пустое пространство (не обеспеченную реальными материальными ценностями долларовую массу) мнимыми рыночными стоимостями, типа купли-продажи кредитных обязательств, чьих-то задолженностей, продажи земельных участков на Луне и прочее и прочее.

При этом, чем больше «мыльные пузыри» тем меньше стимулы по организации производственной деятельности. Зачет заниматься реальным производством, когда деньги можно «делать из воздуха», «из ничего», получать реальную прибыль от продажи не имеющих никаких границ фантазий. Получать прибыль продажей создаваемых голой фантазией мнимых ценностей. Такая экономика по производству и продаже мнимых ценностей неизбежно рухнет. Не может не рухнуть. Что будет тем маленьким толчком, который сдвинет мировую экономику в пропасть мирового кризиса (а она уже давно готова туда рухнуть) и когда конкретно это случится, предугадать невозможно. (Зато это можно спровоцировать, подобно тому, как искусственно взрывом создают сход лавин в горах. Был бы жив СССР, он мог бы обрушить весь капиталистический мир.) Но именно во время этого мирового кризиса особую ценность приобретут реальные производительные силы, реальное производство. Именно такой мировой кризис и породит социальные революции. К этим социальным революциям коммунистам нужно быть готовыми – быть узнаваемыми и иметь программу выхода из кризиса всей системы капитализма

13

Ответ Аркадию Голицыну на on 29 Ноябрь 2013
Вы общинное производство, как и я, рассматриваете как ленинскую одну фабрику. Вместе с тем на вашей фабрике почему-то существует «сфера товарно-денежного обращения»??????? Цеха берут банковский кредит и покупают друг у друга продукцию. В отсутствии кредита цех производства колёс и цех моторов не сможет произвести и продать сборочному цеху свою продукцию. Иначе на хрена кредит нужен? А если колёсному цеху кредита не хватит, то, видимо, придётся собирать двухколёсный грузовик?
Маркс, как известно, показал, что в товар, т.е. в стоимость, превращается только продукт труда независимых друг от друга (частных) производителей. Нет этого условия – нет и самого товара, продукт не превращается в товар. Стоимость в экономике с товарно-денежным обменом частных производителей никаким простым умножением не определяется.
Никакого товарно-денежного обращения ни в какой общине никогда не существовало и существовать не может. Это экономика, в которой произведённый коллективным трудом продукт, предназначенный для потребления, распределяется по потребности или в зависимости от доли участия каждого в коллективном труде. В этом отличие производственных отношений общества, где продукт просто напрямую распределяется для потребления, от общества, в котором для распределения необходим ещё и рыночный обмен.
Ну да чёрт с вами, я не буду тут пересказывать теорию стоимости, изложенную в первых разделах «Капитала» и теорию коммунистического способа производства. Тут и без этого странностей хватает.
У вас ученые, изобретатели, инженеры и техники этого государства – корпорации «нерабочие пчелы» и «ложатся дополнительным грузом на плечи рабочих пчел». И они почему-то «должны всемерно заботиться об облегчении их (рабочих пчел) труда». Должны, долг, – вот на этом моральном принципе и держится у вас экономика, тогда зачем вообще цена, “Кредит”, “Дебет”. и т.д.? Это всё та же попытка приспособить абстрактные денежные формы и идеологию к общинной экономике. А это и привело её к краху в СССР.

Мой вариант.

Производственная база на единой общинной собственности на средства производства должна иметь соответствующую ей надстройку – общинное самоуправление. Представительная демократия перестраивается в общинное самоуправление.
Основой общинного самоуправления является решение проблем «всем миром». Это можно делать на референдумах. Утверждать референдумом иерархии целей общероссийского социально-экономического развития, плановые сроки достижения каждой из целей, утверждать целевые комплексные программы. На референдуме можно утверждать пропорции распределения материальных средств между производственным и не производственным общественным потреблением, а так же личным потреблением граждан. Можно утверждать порядок и пропорцию распределения материальных ресурсов и производственных мощностей, направляемых в распоряжение поселенческих общин и оставляемых для решения общероссийских задач. На референдуме можно утверждать коэффициент допустимого различия в доходах граждан, размер социального обеспечения неработоспособных граждан из общероссийских фондов, а главное – минимальный размер времени обязательного участия каждого гражданина в работе по формированию общероссийского производственного потенциала и общероссийских общественных фондов потребления. На референдум могут выноситься и другие вопросы.

Верховную власть осуществляет двухпалатный Верховный Совет. Я, думаю, он должен состоять из постоянно действующего Совета Общин, а в качестве второй его части иметь Научно-производственный Совет, избираемый на определённый срок.

Совет общин это особый орган власти. Он не подобен тем властным структурам, что состоят из специально выбираемых в них на фиксированный срок представителей от избирательного округа (депутат, губернатор, глава администрации). Он не подобен и тем властным структурам, в которые избираются представители от территориальных образований, типа выбираемых в нынешней России в Совет Федерации представителей от каждого субъекта Федерации. Совет общин это технологическая система обобщения мнения всех поселенческих общин, типа общего опроса. Я не называю это съездом или сходом, потому, что на этот «совет» никто не съезжается, на это общее собрание никто не сходится. Это просто система учёта мнения всех поселенческих общин. Мнение поселенческой общины может быть определено путём прямого поголовного опроса каждого общинника электронной системой голосования посредством именного мобильного пульта. По упрощённой схеме это может быть опрос председательствующих в данный момент в поселенческой общине людей.

В отличие от всеобщего референдума итоги голосования Совета Общин обобщаются и представляются как сумма отдельных мнений отдельных поселенческих общин. То есть при подведении итога голосования мы видим, какое мнение по данному вопросу имелось у каждой отдельной поселенческой общины. Это необходимо для введения требования об обязательном 100% согласии всех поселенческих общин по принимаемой правовой норме для её исполнения всеми общинами, палатой Научно-производственного Совета и исполнительной властью. Такое властное решение действительно является решением именно союза общин, а не решением референдума. Хотя в самой общине это мнение может поддерживать лишь простое большинство принявших участие в голосовании, или простое большинство от всех совершеннолетних общинников, или не менее двух третей их количества. Конкретный порядок принятия того или иного закона будет установлен конституцией, принятой на всеобщем референдуме.

В отличие от требуемого сегодняшним законом порядка проведения референдума тайным голосованием, голосование в общине по установлению той или иной правовой нормы должно быть открытым. Каждый общинник должен знать, кто из них данную правовую норму поддержал, а кто нет. Община должна знать своих «героев». Каждый ответственно должен относиться к высказыванию своего мнения, нести за свой выбор моральную ответственность и не уклонятся от этой обязанности.

Совет общин рассматривает вопросы взаимодействия поселенческих общин, все вопросы социального и прочего обеспечения, которое идёт из «общего котла» и для всех общин по их требованию может быть равным. Совет общин рассматривает выходящие за рамки возможностей отдельной территориальной общины, вопросы развития культуры, медицинского обслуживания и т.д. На Совете общин формируются задачи для рассмотрения на Научно-производственном Совете. Может быть заявлено о необходимости расширения, перенаправления или организации новых общероссийских производств, обращено внимание Научно-производственного Совета на необходимость решения так же других общероссийских экономических проблем, которые нельзя решить силами отдельных общин. Совет общин формирует задачи для общероссийских исполнительных органов.

Хочу обратить внимание, что Совет Общин это не двухуровневая власть, где верхним уровнем власти является Совет, а нижним – поселенческая община. Каждая община и есть верховная власть, потому, что каждая община является частью Совета Общин. Это не представительная власть, подобная нынешней. Сегодня власть осуществляется депутатами и Президентом якобы от имени своих избирателей, а фактически осуществляется независимо от мнения тех, кто их избрал. Независимо потому, что сменить такого депутата, сменить избранного Президента, если он не считается с мнением тех, кто его избрал, сменить на другого, в течение пяти – шести лет практически невозможно.

Даже по упрощённой схеме работы Совета – путём опроса людей, председательствующих в данный момент в поселенческой общине, этот опрос всё равно не уподобится сегодняшней представительной законодательной власти (такой опрос может применяться для решения Советом Общин простых текущих вопросов). Председательствующий в данный момент в поселенческой общине человек, это всего лишь временно исполняющий обязанности диспетчера. Это тот, кто может собрать нужную информацию и доложить о состоянии дел в общине, о сложившимся, ясном без всеобщего опроса мнении общинников по данной проблеме. Это тот, кто уполномочен между поголовными опросами в поселенческой общине, в тех случаях, когда общий опрос не требуется, принимать оперативные решения от имени общины исходя из заслуженного у общинников доверия к себе. Такие обязанности могут временно и поочередно возлагаться на самых уважаемых общинников, личное мнение которых всегда имеет наибольшую поддержку. Это временная власть председательствующего не по занимаемой должности, а по силе авторитета – это власть авторитета. Этот диспетчер – председательствующий в поселенческой общине, в любой момент решением общины может быть заменён на другого человека.

То, что над поселенческой общиной нет никакой промежуточной власти, не краевой, не областной и Россия ни на какие республики, области и края не делится, это принципиальный вопрос. Сегодня чтобы достучатся до верховной власти, нужно пройти уровень поселения, района, области, республики, федерального округа. Тьма депутатов, глав всех уровней, сотни тысяч управленцев, а просто чиновников, не принимающих управленческих решений, работающих на оплачиваемых должностях в системе государственного и местного управления, видимо, в разы больше.

В предложенной схеме власть самого высокого уровня реально находится в руках каждого общинника, осуществляется непосредственно, без посредников, осуществляется в каждой поселенческой общине, а над ней лишь тот механизм осуществления власти, что скрепляет все общины в единое целое, как совокупность общин, как сверх общину. Власть по новой схеме не находится где-то далеко от человека, в «заоблачной дали» как стоящая над человеком, как неведомая ему, как неподчинённая ему, не контролируемая и властвующая над ним, внешняя сила, как власть кремлёвских богов-небожителей и, представляющих этих богов, чиновников. В предложенной схеме власть самодеятельная. Власть ежедневно осуществляется в том месте, где люди непосредственно каждый день живут и работают. Вся власть обеспечивается на территории, по которой жители каждый день передвигаются. Вся власть реализуется на территории города, поселка, села, которые являются как бы большим коммунальным домом, «машиной», обеспечивающей комфортное совместное проживание и работу. Она не отделена от реального окружающего мира. Человек, принимающей решения, принимает их не для чего-то и кого-то абстрактного, отделённого от него, а принимает решение в той реальной действительности и для совершенствования той реальной действительности, в которую он ежеминутно погружён. Окружающий мир дан нам в ощущениях, а по всем ощущениям, описываемая мной общинная власть, не отделена от человека. Это его власть, над его собственной повседневной жизнью в окружающей его среде, единственная и полная.

Особо хочу подчеркнуть то, что упоминаемые тут поселенческие общины мной не соотносятся с существующими в сегодняшней России поселениями, с их границами и численностью. Это другая реальность. В советское время мы ниже городского и районного Совета, горкома и райкома партии ничего не знали. Нижним уровнем реальной власти был район.

Поселение строится из ядра и периферии, связанной с ядром. Сегодня границы сельского поселения, в состав которого входят два и более населённых пункта, как правило, устанавливаются с учётом пешеходной доступности до его административного центра и обратно в течение рабочего дня. Пешеходной доступности для жителей всех входящих в состав поселения населённых пунктов. Исключение составляют территории с низкой плотностью населения, а также отдалённые и труднодоступные местности. Из расчёта 7 часов ходьбы до административного центра и обратно при скорости 7 км/час очерчиваем границу поселения радиусом в 25 км. Понятно, почему созданы эти поселения. В нынешней России сельская местность не обеспечивается общественным транспортом так, как было в СССР. В СССР за основу бралась часовая доступность на общественном транспорте. При таком подходе новую поселенческую общину вполне можно очертить радиусом в 250 км от производственно-поселенческого ядра, и это с лихвой укладывается в границы существующих муниципальных районов и даже охватывает границы областей. А сколько в сегодняшней России районов?- 1824 муниципальных района с численностью населения 58,5 мил. чел. Существуют так же города, называемые сегодня городскими округами не входящими в муниципальные районы. В России 516 городских округов с численностью 67,9 мил. чел. Прибавляем сюда Москву (11,6 мил.) и Питер (4,9 мил.) и получаем 2342 поселенческие общины с численностью 142,9 мил. чел. Напомню, что на Съезде Народных Депутатов СССР 1989г. присутствовало 2250 депутатов. Так что Совет поселенческих общин это вполне работоспособное образование даже для осуществления представительной демократии.

Рассматриваемый мной союз поселенческих общин, ни каким образом не соотносится с федеративным устройством России. Это не сшитая из отдельных лоскутов территория. Пример самодержавной России и пример СССР показал, что какими бы прочными нити, скрепляющие отдельные лоскуты не были, они всё равно рвутся. Поэтому в моём представлении поселенческая община должна быть не территориальным лоскутом, сшитым с другим территориальным лоскутом по соприкасающимся границам в единую территорию, а это единая, общая для всех общинников территория без размежевания её на отдельные части границами территориальных субъектов власти. Поселенческие общины, это пятна населённых пунктов, пятна, нанесённые на покрывало территории России. Поселенческие общины, это не территории – это люди, живущие на определённой территории, использующие территорию для расселения и работы и ничего больше. Площадь территории, контролируемой поселенческой общиной, определяется площадью занятой жильём и инфраструктурой поселения, а так же площадью, необходимой для проведения общинниками работ по обеспечению их материальной жизни.

Коснувшись материальной жизни, мы подошли к описанию Научно-производственного Совета, обозначенного в построенной мной структуре общинной власти, как нижняя палата Верховного Совета.

Я обращаю ваше внимание на то, что рассматриваемая нами община не соотносима только с органом территориального самоуправления, таким, как она является, например, в Швейцарии. Наша община самоуправление использует не просто для решения вопросов совместного проживания. Она занимается вопросами воспроизводства материальной жизни общины, и в равной мере, каждого человека, входящего в общину. Для этого она использует, находящиеся в общественной собственности средства производства, и распределяет производственные мощности между поселенческими общинами и членами общины, удовлетворяющими с их помощью свои творческие устремления, в том числе и в личном потреблении. Такой общины в сегодняшнем мире нет.

Коммунистическая община решает вопросы не только совместного проживания, но и совместного производства. Производственный промышленный комплекс для неё такое же средство производства, как и земля для крестьян земледельческой общины. Земля для них была общей, единой и неделимой собственностью, а труд на земле был организован по-разному. В каких-то видах труда действовали коллективно, а то бывало и нарезали на общей земле временные наделы для труда частным образом по удовлетворению личных потребностей. Таким же образом можно использовать и общий промышленный комплекс. Какое-то, установленное для всех время, работать в промышленном комплексе на общее благо, на производство средств производства, на нужды всего общества, какое то время на нужды территориальной общины, а какое-то время арендовать мощности для реализации групповых творческих замыслов или для самостоятельного производства продукции для личных нужд.

Производство средств потребления должно быть организовано так, чтобы по максимуму удовлетворить потребности каждого человека. Лучше всего знает чего хочет потребитель, только сам человек, а не чиновник-плановик, или рыночная гадалка. Значит, массовое промышленное производство должно сочетаться с возможностью получать на выходе уникальный конечный продукт по индивидуальному заказу.

В современном обществе без создания общины второго порядка – российского общинного союза (РОС), организовать полное материальное воспроизводство общественной жизни в отдельной территориальной общине невозможно. Все производства в индустриально развитом обществе взаимосвязаны, и от этого никуда не деться. В современном обществе с современным производством существуют только две альтернативы организации взаимосвязи производств: или с помощью рыночного обмена в отношениях частной собственности, или с помощью объединения всех производств в суперкорпорацию. Поэтому современное общинное образование может быть только общиной-супер корпорацией. Поэтому в составе Верховного Совета необходима палата ответственная за вторую часть общинной жизни, за обеспечение материального существования людей, ответственная за совершенствование производственной деятельности общины – типа совета ведущих конструкторов и ведущих учёных.

Главная задача Научно-производственного Совета – формирование с помощью получения новых научных открытий и созданных на их основе новых изобретений, формирование программ развития и управление развитием единого общероссийского автоматизированного комплекса материального производства и обеспечение его наиболее эффективного использования. Задача Совета – развитие науки, развитие изобретательства, выстраивание системы образования всего населения страны, вовлечение в научно-техническое творчество как можно большего количества людей, формирование на конкурсной основе заданий самодеятельным научным и самодеятельным конструкторским объединениям и экспертная оценка полученных результатов. Задача Совета – создание научно-производственных комплексов, обеспечение всё более тесного объединения отдельных производств, отдельных производственных комплексов в единой роботизированной системе. Задача Совета – обеспечение производственными мощностями в режиме реального времени каждой заявки на производство материального продукта, поступающей, как от поселенческих общин, так и от самодеятельных производственно-потребительских коллективов и от каждого отдельного россиянина. Весь производственный комплекс страны должен стать материальной силой каждого человека, продолжением его личностных творческих сил.

Научно-производственный Совет формируется тайным голосованием из кандидатур, избираемых производственными и научными коллективами сроком на пять лет. Это должен быть орган высокой интеллектуальности, составленный из людей, способных, каждый в своей области, на понимание больших задач по проблеме в целом. Это должен быть орган почти без аппарата, орган мыслителей, а не чиновников.

Вопросы есть?

14

Ответ Аркадию Голицыну на: «Вы ошибаетесь, Сергей, в том, что в 70-е годы прошлого столетия США отказались от обмена долларов на золото. В 70-е годы США лишь …»
++++++++++++++++++++++
Из смыслового значения приведённой фразы выходит что США в 70-тые не отказались от обмена долларов на золото, они лишь … Значит продолжали менять их и в последующие годы. Затем у вас утверждение: «На бумажном долларе ведь не было обязательств об обмене на золото». То есть они менять доллары на золото были не обязаны, но почему-то проявляли альтруизм и поменяли Франции и Германии доллары на почти весь свой золотой запас. Далее у вас всё так закручено, что во всём оказался виноват Сталин. Видимо весь ваш мозг занят мыслью о том, как отвертеть голову Сталину, в котором вы видите для себя врага большего, чем был Гитлер. Вы и всю великую и трагическую историю нашей страны всё время сводите к примитивной ругани в адрес человека, символизирующего эту эпоху. Весь советский народ в этом вашем примитивно-лживом (пример в обсуждении коллективизации) представлении прошедшей эпохи и охаивании Сталина по любому поводу и без повода, представляется в виде податливой трусливой шлюхи, позволяющей себя запугивать, насиловать и обворовывать («затягиванием пояса на теле советского народа»). Вы чего этим добиваетесь? Пнуть мёртвого льва это не доблесть. Вы бы лучше весь свой обличительный пыл направили на сегодняшних живых гиен, властвующих сегодня в России. Себя за сегодняшнюю власть обвините. С нашей подачи, от нашего неумения объединить свой гнев в единый кулак и направить его на разрушение правящего режима, вся сегодняшняя мерзость и существует

15

Аркадий Голицын пишет: «Где это я говорю, что для расчета между цехами концерна нужен банковский кредит?»
++++++++++++++++
Отвечаю. Так это и дураку ясно. Если у вас всё производство осуществляется на одной фабрике и при этом выдаётся кредит и осуществляется товарообмен внутри фабрики, то он должен выдаваться какому-то её подразделению. Подразделения, занимающиеся выплавкой стали, или изготовлением моторов, или сборкой готовой продукции из полученных из других подразделений узлов и агрегатов вы можете называть как угодно. Но они у вас всё же есть? Или их нет? Тогда кому кредит? Я подразделения фабрики назвал цехами, вы можете называть их по другому, но суть от этого не меняется. Вы впихиваете в общину всё те же рыночные отношения. Само понятие «товарный кредит» говорит о наличие товара и товарного обмена.

Я не опускаю Маркса до примитивного уровня его понимания, я показываю ваш примитивный уровень его понимания. Учет трудозатрат в нормочасах рабочего времени не свидетельствует о наличие товарно-денежных отношений. Это всего лишь учёт затраченного времени. Вы разницы не понимаете, марксист вы наш?
========
Аркадий Голицын пишет: «В Вашем представлении продукт труда – это только то, что может быть потреблено человеком лично: жратва, одежда, обувь и прочая мелочь. А средства труда: фабрики и заводы, шахты и рудники и т.д. и их начинку кто будет делать?»
+++++++++++++++++
Отвечаю. Вы читать умеете? У меня написано: «На референдуме можно утверждать минимальный размер времени обязательного участия каждого гражданина в работе по формированию общероссийского производственного потенциала».
===========
Аркадий Голицын пишет: «А чем же они (ученые, изобретатели, инженеры и технологи) еще должны заниматься в жизни социалистического общества, если не работами на благо всего общества?! Ведь принцип социализма “Каждый работает на всех и все работают на каждого!”. Или Вы этого не знаете?»
++++++++++++++++++
Не знаю я такого принципа. В марксистской работе «Критика Готской программы» указано иное.
Цитата: «На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: Каждый по способностям, каждому по потребностям!»

Что-то в тексте марксистского произведения я не вижу ничего о том, что кто-то кому-то что-то должен. «Когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни», никто никому ничего не будет должен. Потребность ученого, изобретателя, инженера и технолога в том, чтобы реализовать свои творческие задатки и отдать обществу своё творение, иначе он не может реализовать себя как личность. Именно в своём творении, признанном обществом, он и реализует себя самого. Поэтому в нормальных условиях людей не нужно убеждать в том что они должны…, а дать им возможность самореализовать себя. «Каждый по способностям» – это значит, что каждому нужно дать раскрыть свои индивидуальные способности, проявить себя, как индивидуальность, как неповторимую личность. А уж потребность в этом у человека посильнее всяких иных стимулов, и такой, стремящийся к творческой самореализации человек, трудится не потому что должен, а потому что хочет, и даже просить будет дать ему такую возможность.

«Каждый работает на всех» – это принцип капитализма, это реализовано в отношениях частной собственности, в товарном производстве. В товарном производстве человек изготавливает вещь не для себя, а для абстрактных «всех», всех остальных, за исключением себя самого. Он удовлетворяет не свою собственную потребность, а потребность неизвестного ему «другого человека». Отчуждая человека от самого себя, рыночные отношения отчуждают человека и от общества в целом. Идёт рыночная борьба каждого против всех. Над человеком властвует стихия рынка. Складывающиеся внешние обстоятельства, которым человек подчиняется, складываются независимо от его воли, от его желаний. Человек в таких отношениях игрушка в руках внешних сил.

В коммунистическом обществе каждый работает на себя, на удовлетворение своей собственной потребности. Индивид, как общественное существо, и есть воплощение общества, реальная суть идеи коммунизма. «Поэтому всякое проявление его (человека) жизни — даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного, совершаемого совместно с другими, проявлениями жизни, — является проявлением и утверждением общественной жизни» (К. Маркс). Маркс доказывал, что уничтожение отношений частной собственности должно снять отчуждение человека от самого себя, возвратить человека к самому себе. В центре коммунистического мировоззрения находится идея человека, как высшей ценности. Коммунизм – это наступление эпохи гуманизма. Гуманизм не сочетается с утратой «Я» в пользу «Мы».
===========
Аркадий Голицын пишет: «Особенно меня позабавило вот это Ваше откровение: «…Лучше всего знает чего хочет потребитель, только сам человек, а не чиновник – плановик, или рыночная гадалка. Значит, массовое промышленное производство должно сочетаться с возможностью получать на выходе уникальный конечный продукт по индивидуальному заказу.” В моей практике общения в макспарке был только еще один такой же мечтатель, как Вы, Сергей…»
++++++++++++++++++
Попробую более подробно растолковать вам, как техническими средствами, которые в мире существуют ещё с прошлого века, и новой организацией производства снять с человека проклятие отчуждения. Как организовать производство без участия чиновника – плановика, или рыночной гадалки.

Индивидуальный заказ по сети Интернет для вас Аркадий нереализуемая мечта? Вы в сегодняшней жизни не делали заказа сложного промышленного изделия, которое с конкретными, заказанными лично вами характеристиками лично для вас и производится? Если вам этого делать не приходилось, то это не значит, что такого вообще быть не может.

Кроме того, планирование работы единой системы производства не обязательно должно быть централизованным. Управление в сетевой системе может быть распределённым и задание на производство конкретной продукции с конкретными качественными характеристиками может даваться с разных терминалов, разными потребителями. Производство может запускаться и продукция распределяться не только из Москвы чиновником госплана, а при получении от разных терминалов единой информационной сети каждой заявленной потребности. Заявленной предприятием, поселенческой общиной, или даже каждым отдельным человеком. Причём, план-задание на производство может формироваться не раз в пять лет, а в режиме реального времени, исходя из поступивших в данный момент заявок. Алгоритмы пересчёта плана в режиме реального времени разработаны давно, еще во второй половине прошлого века. К примеру, в России работы по сетевому планированию и управлению – СПУ (Диаграмма Ганта, Метод критического пути, Метод оценки и пересмотра планов) начались в 1961-1962 гг. А первые задачи «теории массового обслуживания» (теория очередей) появились уже в период между 1908 и 1922 годами и такой «завод», как автоматическая телефонная станция, до настоящего времени прекрасно работает с использованием заложенной в его программу математической модели ТМО.

Сегодня существуют алгоритмы использования для расчётов ресурсов всех ЭВМ включённых в сеть. Так, что и техническое обеспечение расчётов громадных потоков и массивов производственной информации – это не проблема.

Если о том, где, чего и сколько потрачено, где, чего и сколько произведено, кому, чего и сколько надо, размышлять не примитивно, как вы, типа «тьма-тьмущая», если исходить из конкретных цифр, из конечного числа реально существующих предприятий, из реально существующей и имеющей свой предел номенклатуры производимой продукции, из количества всего нескольких качественных физических характеристик каждого продукта, требуемых конкретному потребителю, если расчёт вести исходя из конкретно существующего количества потребителей, то перемноженная величина не будет казаться фантастически большой цифрой для расчётов. А если учесть, что для пересчёта плана в данный момент времени, в режиме реального времени, в связи с дополнительно полученной заявкой, требуется не вся номенклатура продукции, и не всем ста миллионам россиян, то это уже будет пустяковым заданием для современных ЭВМ.

Я сошлюсь на книгу В. Пол Кокшотт и Аллин Коттрелл «К новому социализму». Адрес в сети не даю, потому что ссылка, по которой я книгу скачал, сегодня не работает. Найдёте сами, если захотите. Попробуйте авторов книги опровергнуть. Они пишут: «Мы доказали, что существуют методы расчетов, позволяющие проводить детальное планирование экономики в терминах физических единиц без использования денег или цен. Методы удобны для вычисления и могут быть реализованы на высокопроизводительных компьютерах, которые уже сейчас используются, например, в физике частиц и прогнозировании погоды». Речь шла о 80-тых годах прошлого века. Переводчик книги, прокомментировал это так: «Их алгоритм тестового расчёта плана в экономике с 4 тысячами отраслей и с 10 миллионами продуктов, занимает 10 минут. Это на персоналке 2006 года выпуска с процессором – 1,5 Ггц. и винчестером на 120 Гигабайт. Притом, что для каждого продукта используется 200 входных данных. Кроме расчета пригодного для использования набора показателей выпуска продукции, алгоритм также выполняет и побочную работу – правильно распределяет ресурсы и сырье между отраслями».

Авторы книги пишут,
цитата: «Теперь мы готовы рассмотреть суть задачи, стоящей перед плановиками в социалистической экономике. Люди в конечном счете заинтересованы, чтобы экономика производила набор конкретных конечных товаров. Предположим, что у нас есть задание на производство этих товаров. Его выполнение требует производства соответствующего количества промежуточных продуктов.
…Отсюда сама задача: как, начиная со списка желаемых конечных товаров, мы можем посчитать валовое количество продуктов каждого вида, требующихся для производства этих конечных товаров? (Те, кого математическая нотация приводит в уныние, могут пропустить несколько следующих абзацев и перейти сразу к выводу. Впрочем, мы используем самую несложные формулы).
…Кроме того, надо заметить, что первые советские планы не рассчитывались методом, который предлагаем мы. Расчет обратным ходом – от целевого списка конечных продуктов до списка требующегося валового выпуска потоков, согласованный и подробный, был за пределами возможностей Госплана. Вместо этого плановики нередко отталкивались от показателей, уже выраженных в валовых терминах: столько-то тонн стали к 1930 году, столько-то тонн угля к 1935-му и так далее. Это первый опыт, вероятно, плохо повлиял на экономический механизм более позднего времени.
…Для эффективного детального планирования, похоже, требуются компьютерные и телекоммуникационные технологии, которые были доступны на Западе где-то с середины 80-х годов. Однако к этому времени идеологический климат в Советском Союзе сильно сдвинулся в сторону «реформ» рыночного направления. Похоже, что советские экономисты – по крайней мере, те, к кому прислушивались политические вожди при Горбачеве – не проявляли особого интереса к разработке тех видов алгоритмов и компьютерных систем, о которых мы пишем».
==============
Аркадий Голицын пишет: «Ну, а теперь несколько слов о той надстройке над экономикой, которой Вы посвятили бОльшую часть последнего ответа. Вы ведь сами поставили условием “не допускать голых фантазий типа “Туманность Андромеды” Ефремова. И что же я вижу в Вашем последнем ответе?
…А просто Советская власть Вас не устроит?»
+++++++++++++++++++++++++++
Что конкретно вам показалось не реализуемым на практике и каковы ваши аргументы, доказывающие невозможность реализации предложенного мной?

Просто «Советская власть», как демократия представительная меня не устроит. Советская власть возникла, как классовая диктатура Советов рабочих, крестьянских, солдатских депутатов. То есть выборных представителей класса. После переименования Советов в Советы народных депутатов, самодеятельной свободы у простых людей (не депутатов) больше (в смысле много) не стало. В СССР привыкли всё решать за граждан в элитных кругах тихо и по-своему.

Цитата: «Именно благодаря этому противоречию между частным и общим интересом последний, в виде государства, принимает самостоятельную форму, оторванную от действительных – как отдельных, так и совместных – интересов, и вместе с тем форму иллюзорной общности.
Именно потому, что индивиды преследуют только свой особый интерес – не совпадающий для них с их общим интересом, и что всеобщее вообще является иллюзорной формой общности, – это всеобщее выступает как “чуждый” им, “независимый” от них, т. в. опять-таки особый и своеобразный “всеобщий” интерес, или же они сами вынуждены двигаться в условиях этой разобщенности, как это происходит в демократии» (Маркс и Энгельс. Немецкая идеология).

Такой вот представительной демократии, пусть даже и с названием «Советская», «иллюзорной формы общности» я не хочу, потому, что видел, как её пытались удержать и как она распалась.

В моём проекте, независимого от деятельности самого человека, чего-то «всеобщего вообще», нет. Нет в моём проекте и никакого решающего что-то за самого человека – депутата, секретаря райкома КПСС, и т.д., нет никакой стоящей над человеком власти. Всякий выбор условий существования – это выбор каждого конкретного человека, выбор в той окружающей реальности, в которой человек живёт. Если его личный интерес не совпал с интересом соседа, то он не может его не уважать, как и свой собственный интерес. Потому, что окружающие люди, это дополнение его самого. Об этом своём дополнении человек узнаёт не из идеологической догмы, а из своей повседневной практики.

Допустим, вы делаете ремонт в своей квартире или решили научиться рисовать. Вы не обладаете знаниями плиточника-профессионала или художника. Эти люди дополнят вашу неполноту совершенства. Зато подобные им люди не обладают профессиональными навыками, которыми обладаете вы. Вы обращаетесь в «банк времени» и обмениваете час своей жизни, затраченный на пополнение неполноты их знания и умения, на час их жизни, затраченной на вас. При решении совместных вопросов, вы уважаете их выбор, потому что ваша жизнь без обмена временем с их жизнями, неполноценна. Но это не решение вопросов за вас кем-то сверху, каким-то специально выбранным депутатом, выбранным решать за вас вопросы вашей жизни. Это ваше совместное со всеми решение. И лично вы несёте ответственность за свой выбор. Ваш выбор не является тайной от других и если большинство с ним не согласилось, а вы в конечном итоге оказались правы, то ваш личный авторитет от этого только выиграет. Вы ничего не теряете, даже при нереализованном вашем выборе. Этим общинная демократия отличается от представительной, и в том числе от Советской.

В швейцарских общинах за последние 20 лет прошло где-то около трёхсот референдумов, в России ни одного. Коммунистическая община ведает ещё и вопросами своего материального производства. В этом она отличается от швейцарской общины. Ваши вопли, что ничего из мною описанного быть не может, потому что не может быть, смешны. А где настоящий анализ предложенного? Решили заменить его байками про овчарню? Так конструктивный диалог не ведётся

16

Ответ admin на on 1 Декабрь 2013 at 16:24

Спасибо admin за включение в обсуждение. Мне бы хотелось нащупать в своей модели слабые места, и для меня был бы очень ценен взгляд со стороны. Аркадий Голицын впал в истерику и ничего, кроме ругани, я от него при обсуждении своей модели не услышал. Вступать с ним в «интеллигентский спор» типа – сам дурак, а ещё шляпу надел, я не хочу.

Аркадий постоянно стремится увести меня в сторону от обсуждаемого вопроса. Он, не желая отвечать на прямо поставленный вопрос, пытается перетащить собеседника на обсуждение других вопросов. Например, пишет: «В швейцарских общинах за последние 20 лет произошло где-то около трехсот референдумов, в России ни одного”. А с чего Вы взяли, что в нынешней капиталистической России должны были в массовом порядке проводиться референдумы?» Но это ведь следует из основных положений Российской Конституции. Там говорится: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы». Недопущение референдума под различными предлогами можно считать лишением народа его конституционного права на референдум. Конституционные права народа в Швейцарии не нарушаются. Хотя она такая же капиталистическая страна, как и Россия. Аркадий пытается меня втянуть в обсуждение – почему в России нарушаются права граждан. Но я ведь привёл конкретный пример со Швейцарией, для того, чтобы показать, что уже в сегодняшней действительности референдум, как основной способ учёта общественного мнения, не является экзотикой.

Весь трёп Аркадия просто смешон: «Необходимость большого количества референдумов для вашей коммунистической партии означает лишь то, что ваша партия не знает истинных интересов народа. А поэтому ваша партия не является выразителем истинных интересов народа». То есть, – народ, молчи!!!, Аркадий Голицын знает чего ты хочешь. Пойми, народ, «элементарную вещь, что кухарка в процессе чистки картошки и разделки мяса не могла придумать, например, СВЧ-генератор и на его основе микроволновую печь… Не бывает так и не будет никогда, если только эта кухарка не будет одновременно и фундаментальным ученым, ученым-прикладником и инженером в одном флаконе. А такие люди из разряда гениев, и их в человеческом обществе не проценты, а тысячные доли процента». Так что, народ, твой удел быть «рабочими пчёлами», кухарками и прочей скотиной. Вы, коровы, предназначеные давать молоко. Вас поставили в стойло, дали вдоволь сена. Я без вашего мычания знаю, чего вы хотите. Такой вот коммунизм у Аркадия Голицына.

Он пишет: «…лучшего алгоритма появления потребительских товаров в наших домах, чем тот, что выработан человечеством за многотысячелетний период движения по технократическому пути развития просто нет и быть не может». Это, я так понимаю, значит, что товарно-денежные отношения будут продолжаться ещё тысячи лет. А всё, что с рыночными отношениями связано Голицын назовёт новыми словами и благодаря его переименованиям, капитализм и отношения частной собственности чудесным образом исчезнут. Не будет больше в употреблении таких слов. А коммунистами будут называться только люди, которые во всём согласны с Голицыным. И марксизм, это не то, что написали классики, а то, что написал Голицын.

Всё, больше на Голицына время не трачу. Теперь по существу.

Вы admin, совершенно правильно в начале вашего сообщения пересказали суть моего предложения. Не согласен я с вами лишь по вопросу «мотивации служения». «Служения своему коллективу, своему делу, служения стране, служения идее, служения мечте». Я не против служения. Служение обществу почётно. Я застал ещё то время, когда молодой человек, не отслуживший в Советской Армии положенный срок, в общественном мнении, в глазах окружающих, считался не полноценным. Как бы предполагалось, что он так и не смог оторваться от маминой юбки. Такого и на работу брали не охотно, и дел ответственных ему не доверяли. Но всё же, главное в общинном взаимодействии, это не служение.

Как я раньше уже писал, русская сельскохозяйственная община с общинной собственностью на землю сохранилась до начала 20 века не потому, что в общине собрались какие-то религиозные фанаты, принявшие клятву на верность служения общине. В основе исторической прочности российской общины были материальные условия воспроизводства жизни крестьянской семьи. В условиях постоянных климатических катастроф, только община давала крестьянину гарантию выживания. Столыпин, пытаясь высвободить ресурсы для развития капитализма, делил общинные земли и стимулировал выход крестьян из общины. Но крестьяне по собственной воле вновь их объединяли в общинную собственность. Революция отобрала землю у помещиков и отдала крестьянам, но они после гражданской войны без всякого идеологического и административного давления вновь объединили свои земли в общинную собственность.

Я хочу обратить ваше внимание вот на это высказывание классиков:
Цитата: «Даже туманные образования в мозгу людей, и те являются необходимыми продуктами, своего рода испарениями их материального жизненного процесса, который может быть установлен эмпирически и который связан с материальными предпосылками. Таким образом, мораль, религия, метафизика и прочие виды идеологии и соответствующие им формы сознания утрачивают видимость самостоятельности. У них нет истории, у них нет развития: люди, развивающие свое материальное производство и свое материальное общение, изменяют вместе с этой своей действительностью также свое мышление и продукты своего мышления. Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание.
Поэтому установление коммунизма имеет по существу экономический характер: оно есть создание материальных условий этого объединения; имеющиеся налицо условия оно превращает в условия объединения». (К.Маркс Ф. Энгельс «Немецкая идеология»).

Так вот, служение общине – это своего рода испарения материального жизненного процесса и должно быть обеспечено конкретным материальным фундаментом, конкретными производственными отношениями, которым в свою очередь, должна соответствовать вся прочая надстройка по обеспечению взаимодействия людей. Тут нельзя удовлетвориться самим фактом принадлежности средств производства всей общине. «Дьявол прячется в деталях». Я уже приводил пример с формированием цены за продукцию в «сталинской экономике», когда цена постоянно снижалась и это заставляло вести постоянный поиск повышения производительности труда. А в экономике после «косыгинских реформ», цена за продукцию стала устанавливаться исходя из себестоимости и приплюсованной к себестоимости фиксированной процентной надбавки, обеспечивающей плановую прибыль. Это способствовало образованию дефицита «дешёвых изделий», погони за прибылью любым путём. Если в «сталинской экономике» к поиску средств постоянного повышения производительности труда подключался весь коллектив, ценился рационализатор, инженерная находка, была затребована наука, то реформированная экономика не требовала поиска средств повышения производительности труда, не требовала интеллектуального коллективного взаимодействия. Она стала держаться на пробивных дельцах, умеющих обосновать увеличение себестоимости изделия и невозможность выпуска «дешёвой» номенклатуры изделий. Такая вот «мелочь», а экономику СССР 20 лет лихорадило. Стало престижным не отдавать обществу, а наживаться за счёт него.

Из приведённых примеров я и вывожу необходимость создать такие материальные и организационные условия общинного материального существования, которым не требуются идеологические подпорки. Как мой пример с температурой на улице.

Как говорится в приведённой цитате, – Установление коммунизма имеет по существу экономический характер: оно требует создания материальных условий этого объединения. То, что производство по максимуму объединено в единую информационную и производственную систему, это основное требование к материальной основе общинного производства. Чем теснее объединение всех видов производств, тем лучше. «Имеющиеся налицо условия» нужно по максимуму возможного «превращать в условия этого объединения», а не наоборот. Как показал пример разрушения СССР, – разобщение производств, дача им субъектной самостоятельности в экономике, ведёт к разрушению общины.

Люди, лишённые собственности, необходимой для воспроизводства их материальной жизни, с установлением коммунизма приобретают её. Обретение этой собственности и вместе с ней возможности воспроизводства материальной жизни, не должно быть лишь идеологическим утверждением, лишь юридическим фактом. Это обретение должно реально ощущаться в повседневной жизни. Окружающий мир дан человеку в ощущениях. Если человек чем-то владеет, он это должен ощущать. Почему в СССР общественная собственность воспринималась как не моя, не соседа, а как ничейная. Не было при её использовании ощущения, что это и моё лично, что это и моя личная собственность. У себя воровать не будешь, а государственное можно, так как это ничейное. Да и у тех, кто распоряжался общественной собственностью, у госчиновников её потери особых эмоций не вызывали. Для них это то же было не моё. У крестьянина – общинника таких ощущений не было. Он общинную землю ощущал и своей землёй. Он ей не просто пользовался, а от каждого своего личного прикосновения к общественной собственности, получал лично для себя удовлетворение своих личных потребностей. И то, что собственность ничейная, никому и в голову такое прийти не могло. Отдавая свою земельную собственность в общинное пользование, крестьянин её лично для себя не терял, а приумножал. Приумножал свои личные возможности выживания.

Поэтому и в моей модели современного общенизма, поступающее от каждого общинника задание единому производственному комплексу, задание на производство требуемого ему для личного потребления продукта, такое задание на производство, это не только гарантия в том, что индивидуальная потребность будет удовлетворена по максимуму. Это ещё и ощущение, что весь производственный комплекс, это и твоя личная собственность, которой ты в любой момент по своему личному желанию можешь воспользоваться. В этом случае само потребление становится творческим процессом, потому что производимому продукту ты придаёшь порождённые своим требованием, порождённые своей индивидуальностью, своей собственной фантазией единичные свойства. Единый производственный комплекс многократно увеличивает творческие возможности каждого человека.

При таких личных ощущениях общинной собственности, участие каждого гражданина в работе по формированию общероссийского производственного потенциала, это не долг, это не служение, это условие обеспечения своих личных возможностей по удовлетворению своих личных материальных и творческих потребностей. Если община установила, что для поддержания и развития производственного потенциала необходимо отработать такое-то количество часов, то это установленный для всех размер взноса на строительство кооперативного дома. Не хочешь вносить свой пай, строй себе дом сам. Занимайся частным производством продуктов и услуг. В этом случае доступа тебе к благам кооперативного дома не будет.

При таких ощущениях поиск учёного новых свойств материалов, создание технологом, на основе открытых учёным новых свойств материалов, новых технологий, создание конструктором новых технических усовершенствований, это увеличение моих личных возможностей в непосредственном моём производстве требующихся мне лично благ. Эти люди в моем повседневном ощущении увеличивают мои творческие возможности, а значит, заслуживают моего уважения. Такие люди будут самыми почитаемыми общинниками, как умелый охотник в первобытной общине.

Чем полнее и точнее оцениваются человеком действительные возможности и средства общественного развития, тем свободнее он в своем выборе и действиях, тем больший простор открывается перед ним для выдвижения целей и нахождения необходимых средств, предоставляемых обществом в его распоряжение, тем значительнее перспективы творческого созидания нового и его личной свободы.

Не хочешь быть свободным, живи на коротком поводке у своей частной собственности, будь рабом такого неодушевлённого предмета, как деньги – рабом денег. Хочешь, чтобы тебя продавали и покупали, как вещь, живи в товарно-денежных отношениях. Единственное ограничение, которое накладывает община на сферу частного производства, существующего рядом с ней, не обкрадывать общинников. Не наживаться на чужом труде. А крупное машинное производство изначально эффективней мелкого. Пусть желающие пробуют с этим поспорить.

Беда СССР в том, что многим советским гражданам капиталистический мир казался раем, несмотря на все идеологические потуги убедить их в обратном. Рабочие, учёные, врачи, инженеры и прочие граждане посчитали, что при капитализме они будут жить лучше. Говорят, в античной Греции был такой способ борьбы с пьянством – по городу постоянно ходил опустившейся до свинского состояния человек, и своим видом всем демонстрировал до чего может довести злоупотребление алкоголем. Никогда не нужно навязывать людям выбор. Как правило, это встречает сопротивление. Человек сам, по своей воле должен делать выбор. Чтобы этот выбор был правильным, нужно создать условия, создать «климат», в котором человек может принять своё правильное решение.

17

Попробую ещё раз объясниться с Голицыным, а то он рвёт на себе последние волосы и обзывать себя последними словами. Жалко юродивого.

Попробую ещё раз объяснить, почему в экономике с общинной собственностью на средства производства нет необходимости людям вступать друг с другом в товарно-денежные отношения и использовать такие экономические категории, как стоимость, цена, деньги, кредит, прибыль, только на том основании, что предки Голицыных уже на протяжении тысячи лет это делают. Может Голицын, наконец, поймёт, что стоимость, цена, кредит это не универсальное средство в организации производственной деятельности, и применимы только в определённых условиях. Это как законы гидродинамики – вода замёрзла, и эти законы в этом состоянии воды уже не действуют. Средства производства перешли в общинную собственность и все стоимостные категории становятся не применимы к этому способу производства.

Такие «марксисты», как Голицын, читая у Маркса в «Капитале» про категории стоимость, прибавочная стоимость, цена, цена рабочей силы, кредит и т.д., разбираясь в написанных Марксом формулах, в упор не видят, что Маркс там рассматривает категории именно товарного производства. Это вам Голицын нужно зарубить себе на носу, если в голове не помещается. Прежде чем использовать эти категории, в своём произведении «Капитал», Маркс поясняет, что называется товаром. Читая все последующие главы «Капитала» повторяйте всё время в уме, – Маркс тут описывает товарное производство, Маркс относит это к товарному производству, это применимо только к товарному производству, повторяйте, повторяйте, и возможно это вам поможет, избавится от глупых утверждений от имени вашего персонального «марксизма».

В предисловие к первому изданию Маркс написал:

«Всякое начало трудно, — эта истина справедлива для каждой науки. И в данном случае наибольшие трудности представляет понимание первой главы, — в особенности того ее раздела, который заключает в себе анализ товара. Что касается особенно анализа субстанции стоимости и величины стоимости, то я сделал его популярным, насколько это возможно. Форма стоимости, получающая свой законченный вид в денежной форме, очень бессодержательна и проста. И, тем не менее, ум человеческий тщетно пытался постигнуть ее…(Это Маркс, видимо относит к «марксистам», типа Голицына).

Чтобы не быть голословным, как Голицын, приведу в вкратце текст из первой главы «Капитала» с названием «Товар»

Цытаты:

В предисловие к первому изданию Маркс написал:

«Всякое начало трудно, — эта истина справедлива для каждой науки. И в данном случае наибольшие трудности представляет понимание первой главы, — в особенности того ее раздела, который заключает в себе анализ товара. Что касается особенно анализа субстанции стоимости и величины стоимости, то я сделал его популярным, насколько это возможно. Форма стоимости, получающая свой законченный вид в денежной форме, очень бессодержательна и проста. И, тем не менее, ум человеческий тщетно пытался постигнуть ее…(Это Маркс, видимо относит к «марксистам», типа Голицына).
Чтобы не быть голословным, как Голицын, приведу в вкратце текст из первой главы с названием «Товар» и в скобках дам свои пояснения.

Цытаты:

«При рассмотрении потребительных стоимостей всегда предполагается их количественная определённость, например дюжина часов, аршин холста, тонна железа и т. п. Потребительные стоимости товаров составляют предмет особой дисциплины — товароведения
Потребительная стоимость осуществляется лишь в пользовании или потреблении. Потребительные стоимости образуют вещественное содержание богатства, какова бы ни была его общественная форма. При той форме общества, которая подлежит нашему рассмотрению, они являются в то же время вещественными носителями меновой стоимости.
Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода.
Известный товар, например один квартер пшеницы, обменивается на x сапожной ваксы, или на y шелка, или на z золота и т. д., одним словом — на другие товары в самых различных пропорциях. Следовательно, пшеница имеет не одну-единственную, а многие меновые стоимости.
Отсюда следует, во-первых, что различные меновые стоимости одного и того же товара выражают нечто одинаковое и, во-вторых, что меновая стоимость вообще может быть лишь способом выражения, лишь «формой проявления» какого-то отличного от нее содержания.
Если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остается лишь одно свойство, а именно то, что они — продукты труда.
Теперь это уже не стол, или дом, или пряжа, или какая-либо другая полезная вещь. Все чувственно воспринимаемые свойства погасли в нем. Равным образом теперь это уже не продукт труда столяра, или плотника, или прядильщика, или вообще какого-либо иного определенного производительного труда.
Все эти вещи представляют собой теперь лишь выражения того, что в их производстве затрачена человеческая рабочая сила, накоплен человеческий труд. Как кристаллы этой общей им всем общественной субстанции, они суть стоимости — товарные стоимости.
Таким образом, то общее, что выражается в меновом отношении, или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость. Дальнейший ход исследования приведет нас опять к меновой стоимости как необходимому способу выражения, или форме проявления стоимости;
( ВЫ ПОНИМАЕТЕ, ГОЛИЦЫН СМЫСЛ НАПИСАННОГО – СТОИМОСТЬ ПРОЯВЛЯЕТСЯ ТОЛЬКО В МЕНОВОЙ СТОИМОСТИ. НО ЧТОБЫ РАЗОБРАТЬСЯ, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИЗ СЕБЯ СТОИМОСТЬ, МАРКС ПРОДОЛЖАЕТ) тем не менее стоимость должна быть сначала рассмотрена независимо от этой формы. (ЕСЛИ МАРКС ВЗЯЛСЯ РАССМАТРИВАТЬ СТОИМОСТЬ НЕЗАВИСИМО ОТ ФОРМЫ ЕЁ ПРОЯВЛЕНИЯ, ТО ЭТО СОВСЕМ НЕ ОЗНАЧАЕТ, ЧТО СТОИМОСТЬ МОЖЕТ ВОЗНИКАТЬ НЕЗАВИСИМО ОТ ФОРМЫ ЕЁ ПРОЯВЛЕНИЯ, ТО ЕСТЬ БЕЗ МЕНОВОЙ СТОИМОСТИ).
Как же измерять величину ее стоимости? Очевидно, количеством содержащегося в ней труда, этой «созидающей стоимость субстанции». Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем, а рабочее время находит, в свою очередь, свой масштаб в определенных долях времени, каковы: час, день и т. д. (НО САМ ПРОЦЕСС ИЗМЕРЕНИЕ ТРУДА В ДОЛЯХ ВРЕМЕНИ, СОВСЕМ НЕ ОЗНАЧАЕТ ВСТУПЛЕНИЯ ГОЛИЦЫНА В КАКИЕ ЛИБО ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПО ПОВОДУ ОБМЕНА ПРОДУКТАМИ ТРУДА. ВЫ ЭТО ПОНИМАЕТЕ?)
Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства, то могло бы показаться, что стоимость товара тем больше, чем ленивее или неискуснее производящий его человек, так как тем больше времени требуется ему для изго-товления товара. Но тот труд, который образует субстанцию стоимостей, есть одинаковый человеческий труд, затрата одной и той же человеческой рабочей силы. Вся рабочая сила общества, выражающаяся в стоимостях товарного мира, выступает здесь как одна и та же человеческая рабочая сила, хотя она и состоит из бесчисленных индивидуальных рабочих сил.
Каждая из этих индивидуальных рабочих сил, как и всякая другая, есть одна и та же человеческая рабочая сила, раз она обладает характером общественной средней рабочей силы и функционирует как такая общественная средняя рабочая сила, следовательно употребляет на производство данного товара лишь необходимое в среднем или общественно необходимое рабочее время. (Я ПОДЧЁРКИВАЮ, ЧТО ВЫРАЖАЮЩЕЕ СТОИМОСТЬ ОБЩЕСТВЕННО НЕОБХОДИМОЕ РАБОЧЕЕ ВРЕМЯ, ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ НЕОБХОДИМОЕ В СРЕДНЕМ НА ПРОИЗВОДСТВА ИМЕННО ТОВАРА РАБОЧЕЕ ВРЕМЯ).
Примечание № 10: «Все продукты одного и того же рода образуют, в сущности, одну массу, цена которой определяется в целом, независимо от частных обстоятельств». (ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ, – ЕСЛИ ЦЕНА УСТАНАВЛИВАЕТСЯ ПЛАНОВЫМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ОРГАНОМ ВЛАСТИ, КАК ЭТО БЫЛО В СССР, С УЧЁТОМ ЧАСТНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, ТО ЭТО НЕПРАВИЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА С «БЕЗГРАМОТНЫМ» ВОЖДЁМ СТАЛИНЫМ, ИЛИ ЭТО НЕ ЦЕНА ВООБЩЕ?)
Вещь может быть потребительной стоимостью и не быть стоимостью. Так бывает, когда ее полезность для человека не опосредствована трудом. Таковы: воздух, девственные земли, естественные луга, дикорастущий лес и т. д. Вещь может быть полезной и быть продуктом человеческого труда, но не быть товаром. Тот, кто продуктом своего труда удовлетворяет свою собственную потребность, создает потребительную стоимость, но не товар. Чтобы произвести товар, он должен произвести не просто потребительную стоимость, но потребительную стоимость для других, общественную потребительную стоимость.
Для того чтобы стать товаром, продукт должен быть передан в руки того, кому он служит в качестве потребительной стоимости, посредством обмена. (А ЕСЛИ ПРОДУКТ В ОБЩЕСТВЕ РАСПРЕДЕЛЯЕТСЯ В СООТВЕТСТВИИ С ДОЛЕЙ УЧАСТИЯ КАЖДОГО В КОЛЛЕКТИВНОМ ТРУДЕ, ТО ЭТО НЕ ОБМЕН, РАСПРЕДЕЛЯЕМЫЙ ПРОДУКТ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ТОВАРОМ И РАСПРЕДЕЛЯЕМАЯ ВЕЩЬ НЕ ОБЛАДАЕТ СТОИМОСТЬЮ. «МАРКСИСТ», ГОЛИЦЫН, МОЖЕТ ОПРОВЕРГНУТЬ ЭТО МОЁ УТВЕРЖДЕНИЕ, СОГЛАСУЮЩЕЕСЯ С ПРИВЕДЁННЫМ ВЫСКАЗЫВАНИЕМ МАРКСА?)
Примечание № 11 Ф. Э. к 4 изданию: – «Я вставил заключённые в скобки слова, так как при их отсутствии очень часто возникало недоразумение, будто, по Марксу, всякий продукт, потребляемый не тем, кто его произвёл, является товаром».
В древнеиндийской общине труд общественно разделён, но продукты его не становятся товарами. Или возьмём более близкий пример: на каждой фабрике труд систематически разделён, но это разделение осуществляется не таким способом, что рабочие обмениваются продуктами своего индивидуального труда. Только продукты самостоятельных, друг от друга не зависимых частных работ противостоят один другому как товары. (В ЭТОЙ ФРАЗЕ, МАРКС ПРЯМО РАЗЖЁВЫВАЕТ «МАРКСИСТАМ» НЕДОУЧКАМ, ТИПА ГОЛИЦЫНА, ЧТО В ОБЩИНЕ, ГДЕ ПРОИЗВОДСТВО ОРГАНИЗОВАНО «КАК НА ОДНОЙ ФАБРИКЕ» ПРОДУКТЫ ТРУДА НЕ СТАНОВЯТСЯ ТОВАРАМИ, ТРУД НЕ «ОБРАЗУЕТ СУБСТАНЦИЮ СТОИМОСТЕЙ» И ИХ ВЫРАЖЕНИЯ В ФОРМЕ МЕНОВЫХ СТОИМОСТЕЙ, В ФОРМЕ ДЕНЕГ).
В обществе, продукты которого, как общее правило, принимают форму товаров, т. е. в обществе товаропроизводителей, это качественное различие видов полезного труда, которые здесь выполняются независимо друг от друга, как частное дело самостоятельных производителей, развивается в многочленную систему, в общественное разделение труда. (НАДЕЮСЬ, ГОЛИЦЫН ПОЙМЁТ, ЧТО ОБЩЕСТВЕННОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА ПО МАРКСУ, ЭТО НЕ ТО ЖЕ САМОЕ, ЧТО РАЗДЕЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА НА ОТДЕЛЬНЫЕ ОТРАСЛИ ПРОИЗВОДСТВА, И РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА НА ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ТРУДА И ПРОФЕССИИ. ЧТО В СССР ПОСЛЕ 1934 ГОДА НЕ БЫЛО ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗДЕЛЕНИЯ ТРУДА, ЧТО СУЩЕСТВОВАВШЕЕ В СССР ПРОИЗВОДСТВО, НЕ БЫЛО ЧАСТНЫМ ДЕЛОМ САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ. ЧТО ДАЖЕ КОЛХОЗЫ ВЫПОЛНЯЛИ ПЛАНОВЫЕ ЗАДАНИЯ ПО СДАЧЕ ПРОДУКЦИИ ГОСУДАРСТВУ ПО ФИКСИРОВАННЫМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ «ЦЕНАМ» И ПОЭТОМУ НЕ БЫЛИ ЧАСТНЫМИ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМИ ПРОИЗВОДИТЕЛЯМИ. ПОЭТОМУ КАТЕГОРИИ ТОВАРНОГО ПРОИЗВОДСТВА – ЦЕНА, ПРИБЫЛЬ, КРЕДИТ И Т.Д. ИМЕЛИ ИНОЕ СОДЕРЖАНИЕ, ИНОЕ ЗНАЧЕНИЕ).

Такие «марксисты», как Голицын, считают, что если законы товарного рынка в бестоварном производстве, каким было производство в послесталинском СССР, если они не работают, если затраты необходимого общественного времени определяются не в результате рыночного обмена, а просто рассчитываются по каждому изделию, исходя из фактических затрат, то это неправильно, то это игнорирование закона стоимости. А такой товар, как деньги, – это не просто товар. Это божество! Деньги этот мир создали и без денег он существовать не может. Без существования денежного обращения, без стоимостной денежной оценки весь окружающий человека материальный мир может существовать только в фантазии. Такая паранойя развилась в результате использования в СССР при нетоварном производстве при экономических расчётах тех же названий, что и при товарно-денежных рыночных отношениях.

После того, как средства производства перестали находится в собственности отдельных частных производителей и необходимость в рыночном обмене отпала, закон стоимости, действующий исключительно при свободном рыночном товарообмене, перестал действовать. Вместе с прекращением действия в социалистической экономике закона стоимости, утратили своё прежнее значение и все остальные, связанные с действием этого закона категории – деньги, цена, прибыль и т.д. Но в СССР продолжали использовать те же бумажные фантики и продолжали называть их деньгами, предприятия продолжали выпускать продукцию и её по традиции называли «товары» народного потребления и эти «товары» по-прежнему продавались по установленным «ценам».
Видя в советской экономике те же названия, что и в любом товарном производстве, люди, типа Голицына, не вникают в содержание сути вещей. Им важно название само по себе. Назвался груздем – полезай в кузов, и не важно, что это уже что-то не предназначенное для засолки Голицыными, что это давно уже не гриб. Люди типа Голицына, не понимают разницы между формой и содержанием.

Сталин был последним из партийных вождей, разбирающихся в теории марксизма.

Цитата: «Если подойти к делу с точки зрения формальной, с точки зрения процессов, происходящих на поверхности явлений, можно прийти к неправильному выводу о том, что категории капитализма сохраняют будто бы силу в нашей экономике. Если же подойти к делу с марксистским анализом, делающим строгое различие между содержанием экономического процесса и его формой, между глубинными процессами развития и поверхностными явлениями, – то можно прийти к единственно правильному выводу о том, что от старых категорий капитализма сохранилась у нас главным образом форма, внешний облик, по существу же они изменились у нас коренным образом применительно к потребностям развития социалистического народного хозяйства» (И. Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. М. 1952).

Обвиняя в невежестве Сталина, Голицын не понимает, что не Сталин, а сам Голицын является невеждой.

«Не может быть ничего ошибочнее и нелепее, чем предполагать контроль объединенных индивидов над своим совокупным производством на основе меновой стоимости и денег» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 46, Ч. 1. – С. 101).

Как устраняется указанная Марксом нелепость я более подробно опишу в следующем разборе моей модели общинизма.

18

Я вам помогу Голицын. Но вынужден извиниться, за то, что, возможно, неправильно указал страницу. Том №46 в формате «pdf», где точно можно увидеть страницу, отснятую с бумажного материала книги, я не имею. В копии книги в электронном формате «doc», с которой я сейчас работаю, приведённая мной фраза находится на странице № 71. Из-за угрозы подобной путаницы я обычно страницы не указываю. Лучше назову вам название работы Маркса – «Экономические рукописи 1857—1858 гг.», «II. ГЛАВА О ДЕНЬГАХ» и название раздела: «Общая характеристика буржуазного общества в отличие от докапиталистических общественных формаций и от будущего коммунистического общества» и приведу полное содержание абзаца, стоящего третьим с конца данного раздела:

«Сама необходимость предварительно превратить продукт или деятельность индивидов в форму меновой стоимости, в деньги, дабы в этой вещной форме они приобрели и доказали свою общественную силу, доказывает два положения: 1) что индивиды производят только для общества и в обществе, 2) что их производство не является непосредственно общественным, не представляет собой продукт ассоциации, распределяющей труд среди своих членов. Индивиды подчинены общественному производству, существующему вне их наподобие некоего рока, а не общественное производство подчинено индивидам, которые управляли бы им как своим общим достоянием. ПОЭТОМУ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НИЧЕГО ОШИБОЧНЕЕ И НЕЛЕПЕЕ, НЕЖЕЛИ НА ОСНОВЕ МЕНОВОЙ СТОИМОСТИ И ДЕНЕГ ПРЕДПОЛАГАТЬ КОНТРОЛЬ ОБЪЕДИНЕННЫХ ИНДИВИДОВ НАД ИХ СОВОКУПНЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ, как это мы видели выше в отношении банка, выпускающего часовые боны».

Надеюсь, из более полного текста вы Голицын поймёте, что ваша модель с товарно-денежным обращением, с кредитом производственным подразделениям и с прочими формами проявления стоимости, является моделью общества, где «индивиды подчинены общественному производству, существующему вне их наподобие некоего рока». А Маркс будущим коммунистическим обществом называл общество, где распределение труда среди членов этой производственной ассоциации и «контроль объединённых индивидов над их совокупным производством» осуществляются напрямую, без использования денежной оценки их труда.

В заголовке рассматриваемого раздела Марксом обозначены три формы обществ,– докапиталистические формации, буржуазное общество и будущее коммунистическое. Эти три формы Маркс характеризует следующим образом: «Отношения личной зависимости (вначале совершенно первобытные) — таковы те первые формы общества». «Личная независимость, основанная на вещной зависимости, — такова вторая крупная форма, при которой впервые образуется система всеобщего общественного обмена веществ…». «Свободная индивидуальность, основанная на универсальном развитии индивидов и на превращении их коллективной, общественной производительности в их общественное достояние, — такова третья ступень».

Я описал, как в моей модели общинных производственных отношений гарантируется ликвидация «вещной зависимости» человека. Эта зависимость существует в современном обществе, да и в позднем СССР она развилась. Выражается такая зависимость в способе самоутверждения человеком себя, как личности. Попавший в вещную зависимость человек, главным отличием себя от других считает уровень своего личного потребления. Речь тут не идёт об осуждении мной высокого уровня потребления. Развитие производства должно его обеспечивать. Проблема не в высоком уровне потребления людей, а в том, что человек рыночной экономики самоутверждается как личность в демонстрации достигнутого им уровня потребления. Хотя подлинного потребления при этом и не происходит. Не может один человек потреблять, например, сразу два автомобиля. Не может считаться потребляемой вещь, валяющаяся без дела в кладовке. Потреблением в таком обществе считается накопление вещей и денег. Без этой страсти к вещам и деньгам, к безмерному их накоплению, капиталистический мир не может развиваться. Именно поэтому столько вокруг рекламы вещей, взывающей их потребить. «Частная собственность сделала нас столь глупыми и односторонними, что какой-нибудь предмет является нашим лишь тогда, когда мы им обладаем, т. е. когда он существует для нас как капитал или когда мы им непосредственно владеем, едим его, пьем, носим на своем теле, живем в нем и т. д., — одним словом, когда мы его потребляем» (Маркс. том 42. Экономическо философские рукописи 1844 года.).

В моей модели будущего общества «Свободная индивидуальность» – самовыражает эту свою индивидуальность, в творчестве, а не в вещном потреблении. Сам акт потребления, в описанной мной модели будущего общества, чисто техническими средствами превращается в творческий процесс. Думаю, в этой модели страсть к творчеству пересилит страсть к накоплению вещей. Важна будет не вещь сама по себе, а сам процесс её сотворения в неповторимом качестве. Для самоутверждения важно станет не самому потребить созданную лично тобой вещь поточу, что такая возможность будет предоставлена каждому. Самым важным для самоутверждения станет оценка уникальных качеств созданной тобой вещи. Но не собственная оценка, а оценка окружающих. Оценить же твои таланты окружающие смогут только если сами они потребят созданную тобой вещь. Отношений товарообмена в коммунистическом обществе нет. Значит для самоутверждения эту уникальную вещь создать нужно будет не только для себя, но и для других, что бы не только ты насладился своим творчеством, но что бы и другие её потребили и в этом своём потреблении смогли бы её оценить. Никак иначе оценку своего творения не получить. «Вследствие этого потребность и пользование вещью утратили свою эгоистическую природу, а природа утратила свою голую полезность, так как польза стала человеческой пользой. Точно так же чувства и наслаждения других людей стали моим собственным достоянием» (Маркс. том 42. Экономическо философские рукописи 1844 года.).

Цитата: «Мы видели, какое значение имеет при социализме богатство человеческих потребностей, а следовательно, и какой-нибудь новый способ производства и какой-нибудь новый предмет производства: новое проявление человеческой сущностной силы и новое обогащение человеческого существа. В рамках частной собственности все это имеет обратное значение. Каждый человек старается пробудить в другом какую-нибудь новую потребность, чтобы вынудить его принести новую жертву, поставить его в новую зависимость и толкнуть его к новому виду наслаждения, а тем самым и к экономическому разорению. Каждый стремится вызвать к жизни какую-нибудь чуждую сущностную силу, господствующую над другим человеком, чтобы найти в этом удовлетворение своей собственной своекорыстной потребности. Поэтому вместе с ростом массы предметов растет царство чуждых сущностей, под игом которых находится человек, и каждый новый продукт представляет собой новую возможность взаимного обмана и взаимного ограбления. Вместе с тем человек становится все беднее как человек, он все в большей мере нуждается в деньгах, чтобы овладеть этой враждебной сущностью, и сила его денег надает как раз в обратной пропорции к массе продукции, т. е. его нуждаемость возрастает по мере возрастания власти денег» (Маркс, том 42, там же).

Когда в СССР «косыгинскими реформами» провозгласили главным стимулом труда материальную заинтересованность, «вместе с ростом массы предметов» потребления стало расти «царство чуждых сущностей». Советский человек стал ощущать себя «все беднее как человек, он все в большей мере нуждался в деньгах». Признаком благополучия для советского человека стали заваленные товаром витрины магазинов и сам образ жизни капиталистического общества. СССР начал движение к своей гибели.

Почувствуйте отличие свободного добровольного обмена деятельностей, от обмена меновых стоимостей с вещной зависимостью людей. Нет тут и ничего общего с административным принуждением к всеобщему труду, к тому или иному виду деятельности с личной зависимостью от благосклонности государства, как это было в СССР.

В СССР свободная индивидуальность не рассматривалась как выразитель «правильного» устройства общественных отношений. Общественные отношения в СССР скорее напоминали первобытные формы «личной зависимости». И именно к ним вы Голицын в своей модели предлагаете вернуться.

Цитата: «В чем же заключается отчуждение труда?
Во-первых, в том, что труд является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности; в том, что он в своем труде не утверждает себя, а отрицает, чувствует себя не счастливым, а несчастным, не развивает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свои духовные силы. Поэтому рабочий только вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя. У себя он тогда, когда он не работает; а когда он работает, он уже не у себя. В силу этого труд его не добровольный, а вынужденный; это — принудительный труд. Это не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения всяких других потребностей, но не потребности в труде. Отчужденность труда ясно сказывается в том, что, как только прекращается физическое или иное принуждение к труду, от труда бегут, как от чумы»(Маркс. том 42. Экономическо философские рукописи 1844 года.).

Но разве в СССР смогли преодолеть отчуждённость труда? Разве труд в СССР для рабочего не был «чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности»? Я был рабочим в СССР. Несчастным я конечно себя не чувствовал, но и не утверждал себя в труде, а зарабатывал деньги. «Это не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения всяких других потребностей, но не потребности в труде». Отчужденность труда ясно сказывалась в том, что, как только оплачиваемое время работы заканчивалось, от труда бежал пусть не «как от чумы», но бежал – к тем занятиям, которые и не оплачивались, но доставляли удовольствие, в отличие от труда за зарплату («необходимое следствие отчуждения труда: ведь в заработной плате и самый труд выступает не как самоцель, а как слуга заработка» – Маркс, там же, том 42).

В СССР лишь продекларировали, что рабочий тут главный хозяин своего труда. Но религиозные проповеди сами по себе не могут превратить труд отчуждённый, в труд свободный. Нужно было материализовать это утверждение в повседневной практике, в другой организации производства и труда, в новых технологиях производства. Предложенная мной схема организации производства в государстве-общине кажется банальной, но при повседневном применении эта простая замена центра запуска производства меняет всё. И, в частности, решает проблему отчуждения труда.

Распределение, основанное на политических отношениях господства и подчинения между индивидами в первых формах общества Маркс противопоставляет частному обмену всех продуктов труда, способностей и деятельностей во второй форме общества, а так же третьей форме будущего коммунистического общества со свободным обменом индивидов, ассоциированных на основе совместного владения средствами производства и совместного контроля над ними.

По поводу превращения коллективной деятельности «свободных индивидуальностей» и превращения их «общественной производительности в их общественное достояние», я то же не забыл.

Маркс пишет: Для того чтобы труд снова стал относиться к своим объективным условиям как к своей собственности, необходимо, чтобы иная система пришла на смену системе частного обмена (том 46, ч-1, стр. 289 раздел: «Отделение объективных условий труда от самого труда. Первоначальное образование капитала»).

В своей модели я эту новую (иную) систему обозначил. Человек, лично сам обращающийся в единую информационную-управляющую систему для запуска производства нужного ему продукта, использует единую производственную систему, как свою собственную. При этих его индивидуальных возможностях в общинном производстве, его труд по созданию и поддержанию находящегося в общинной собственности единого производственного комплекса, «относиться к своим объективным условиям как к своей собственности». И это отношение не декларировано идеологической догмой, а осуществляется в повседневной практической деятельности каждого человека.

На стр. 79 обозначенного мной в самом начале раздела, характеризующего отличие от будущего коммунистического общества всех предшествующих обществ, Маркс писал:
«Коллективный характер производства с самого начала делал бы продукт коллективным, всеобщим. Обмен, имеющий место первоначально в производстве, — это был бы не обмен меновых стоимостей, а обмен деятельностей, которые определялись бы коллективными потребностями, коллективными целями, — с самого начала включал бы участие отдельного лица в коллективном мире продуктов».

Вы понимаете отличие обмена меновых стоимостей, от обмена деятельностей при бестоварном производстве?

Тенденция развития товарного производства и меновой стоимости, без которого вы Голицын, вслед за Горбачёвым не мыслите себе социализма и обвиняете в недомыслии Старина, с неизбежностью приводит к разрыву между трудом и собственностью, «так что труд будет создавать чужую собственность, а собственность — распоряжаться чужим трудом».

Цитата: «В дальнейшем развитии меновой стоимости это коренным образом изменится, и в конце концов окажется, что частная собственность на продукт собственного труда тождественна с разрывом между трудом и собственностью, так что труд будет создавать чужую собственность, а собственность — распоряжаться чужим трудом».(Том 46, последняя фраза перед «III. ГЛАВА О КАПИТАЛЕ»).

А разве в СССР не это же самое произошло и привело СССР к гибели? Разве не это породило социальный слой, ставший главной силой контреволюции? Это вы Голицын фантаст, а не я, потому что именно вы собираетесь развивать коммунистическое общество на основе товарного производства и меновой стоимости.

В моей модели общенизма вы что-то противоречащее марксистской теории коммунизма видите? Так назовите, не стесняйтесь! По факту получается, что не вы, а именно я стою на марксистских позициях и являюсь коммунистом, а у вас лишь необоснованные обвинения меня в обратном. Да и неосуществимость моей модели общинного взаимодействия, выстроенной на существовавших и существующих сегодня формах организации производственной деятельности, вы доказать не можете.

Я не нахожу в вашей Голицин модели похожесть наших взглядов. Как я не стараюсь вам объяснить, вы не понимаете того, что форма может иметь иное содержание, на что указывал Сталин. То, что вы назовёте деньги как то иначе, это их сути не изменит. Если главное в том что вы называете чем-то иным – это отражение стоимости, если это эквивалент стоимости, то название сути, содержания по новому названной формы не меняет. И наоборот. Но об этом в следующем сообщении. К сожалению, доступ на сайт в обсуждаемую мной тему у меня почему-то происходит со сбоем и не всегда, и разместить очередное сообщение бывает не просто.

19

Голицын пишет: «Далее я писал, что “в социалистической стране замкнутого типа роль денег могут выполнять трудовые квитанции, на которых отмечено вместо рублей какое-то количество часов общественно необходимого труда (Вы не находите похожесть наших взглядов и в этом вопросе?). Но сами эти квитанции уже фактически являются такими денежными знаками, как казначейские билеты”».

Я не нахожу похожесть моих взглядов, с вашим дремучим «марксизмом». Приведу самоназванному «марксисту» Голицыну мнение Маркса по поводу «квитанции, на которых отмечено вместо рублей какое-то количество часов общественно необходимого труда». Но больше уроков политэкономии безграмотным «марксистам», типа Голицына, я давать не буду.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РУКОПИСИ 1857—1859 ГОДОВ
II. ГЛАВА О ДЕНЬГАХ
А) Несостоятельность прудонистской концепции «рабочих денег». Деньги как необходимый результат развития товарной формы продукта.
α) Несовместимость «рабочих денег» с ростом производительности труда.

Стоимость (реальная меновая стоимость) всех товаров (включая труд) определяется их издержками производства, иными словами — рабочим временем, требующимся для их изготовления. Цена есть эта их меновая стоимость, выраженная в деньгах. Следовательно, замена металлических денег (и получающих от них свое наименование бумажных или кредитных денег) рабочими деньгами, которые получали бы свое наименование непосредственно от количества рабочего времени, отождествила бы реальную стоимость (меновую стоимость) товаров и их номинальную стоимость, цену, денежную стоимость. Мы имели бы отождествление реальной стоимости и номинальной стоимости, стоимости и цены. Но это было бы достигнуто лишь при той предпосылке, что стоимость и цена отличаются друг от друга лишь номинально. Однако это отнюдь не так. Определяемая рабочим временем стоимость товаров есть лишь их средняя стоимость. Эта средняя величина выступает как извне привнесенная абстракция…
Эта реальность имеет не только теоретическое значение…
Рыночная стоимость выравнивается в реальную стоимость путем своих постоянных колебаний, никогда не путем установления равенства с реальной стоимостью как с чем-то третьим, а через постоянное неравенство с самой собой (как сказал бы Гегель, не через абстрактное тождество, а через постоянное отрицание отрицания, т. е. через отрицание самой себя как отрицания реальной стоимости)…— это я показал в своем памфлете против Прудона, и здесь незачем на этом останавливаться подробнее.
Первая основная иллюзия сторонников часовых бонов состоит в том, что, уничтожая номинальное различие между реальной стоимостью и рыночной стоимостью, между меновой стоимостью и ценой, — т. е. выражая стоимость не в определенном овеществлении рабочего времени, скажем, в золоте и серебре, а в самом рабочем времени, — они воображают, будто они устраняют также и действительное различие и противоречие между ценой и стоимостью. Тогда само собой понятно, как посредством одного лишь введения часового бона устраняются всякие кризисы, все пороки буржуазного производства. Денежная цена товаров равна их реальной стоимости; спрос равен предложению; производство равно потреблению; деньги одновременно отменены и сохранены; достаточно лишь констатировать рабочее время, продуктом которого является товар и которое материализуется в товаре, чтобы создать соответствующий ему двойник в виде знака стоимости, денег, часовых бонов…
Часовой бон, который представляет среднее рабочее время, никогда не соответствовал бы действительному рабочему времени и никогда не мог бы быть обратимым в последнее…
Постоянное обесценение товаров — если брать продолжительные периоды — по отношению к часовым бонам, о котором мы говорили выше , проистекает из закона повышающейся производительности рабочего времени, из тех нарушений самой относительной стоимости, которые порождаются ее собственным внутренним принципом — рабочим временем. Необратимость часовых бонов, о которой мы говорим теперь, есть не что иное, как другое выражение для необратимости между реальной стоимостью и рыночной стоимостью, между меновой стоимостью и ценой. Часовой бон представлял бы в противоположность ко всем товарам некое идеальное рабочее время, которое обменивалось бы то на большее, то на меньшее количество действительного рабочего времени и получало бы в боне некоторое обособленное, собственное существование, соответствующее этому действительному неравенству. Всеобщий эквивалент, средство обращения и мера товаров опять противостояли бы товарам в качестве чего-то индивидуализированного, подчиняющегося собственным законам, отчужденного, т. е. со всеми свойствами нынешних денег, но не оказывая их услуг. Однако путаница достигала бы несравненно больших размеров в результате того, что тем мерилом, при помощи которого сравниваются товары, эти овеществленные количества рабочего времени, был бы не третий товар, а их собственная мера стоимости, само рабочее время.
Товар а, овеществление 3 часов рабочего времени, равняется двум трудовым часовым бонам; товар b, овеществление также 3 часов труда, равняется четырем трудовым часовым бонам. Это противоречие фактически выражено в денежных ценах, но лишь в скрытом виде. Различие между ценой и стоимостью, между товаром, измеренным в том рабочем времени, продуктом которого он является, и тем рабочим временем, на продукт которого этот товар обменивается, это различие требует третьего товара как меры, в которой выражается действительная меновая стоимость товара. Так как цена не равна стоимости, то элемент, определяющий стоимость, — рабочее время — не может быть тем элементом, в котором выражаются цены, ибо в этом случае рабочее время должно было бы выражать себя одновременно как определяющее и неопределяющее, как равное и неравное самому себе. Так как рабочее время как мера стоимости существует лишь идеально, то оно не может служить материей для сравнивания цен. (Здесь вместе с тем выясняется, как и почему стоимостное отношение получает в деньгах материальное и обособленное существование. Это подробнее рассмотреть ниже.)

Вы не находите Голицын, что «трудовые квитанции, на которых отмечено вместо рублей какое-то количество часов общественно необходимого труда» это и есть те «часовые боны», которые в приведённом отрывке критикует Маркс. Так, что это не мне, а вам Голицын, нужно сказать Михаилу, что именно Вы в очередной раз обосрались.

20

Голицын писал: «Здесь Маркс обосновывает невозможность введения трудовых квитанций в капиталистические формы… Но в социалистическом обществе, … трудовые квитанции не только возможны, а просто необходимы. А трудовые квитанции это и есть казначейские деньги».
======================================================
Вы Голицын, я вижу, не понимаете элементарных вещей – что такое товар, что такое товарообмен, цена, меновая стоимость, стоимость. Вы не понимаете, почему это Маркс написал, что «НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НИЧЕГО ОШИБОЧНЕЕ И НЕЛЕПЕЕ, НЕЖЕЛИ НА ОСНОВЕ МЕНОВОЙ СТОИМОСТИ И ДЕНЕГ ПРЕДПОЛАГАТЬ КОНТРОЛЬ ОБЪЕДИНЕННЫХ ИНИНДИВИДОВ НАД ИХ СОВОКУПНЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ». Вы не понимаете, что в СССР, когда средства производства стали общественной собственностью то, что использовалось в качестве денег, на самом деле деньгами не было, так как не соотносились с «количеством часов общественно необходимого труда». Советские «деньги» и «цены» на «товары» народного потребления были элементом системы распределения общественного продукта, созданного «совокупным производством» «объединенных индивидов». Советские «деньги» можно назвать «квитанциями», которые отражали долю продукта, которую можно было получить с общественных складов, называемых магазинами. Ни с каким «количеством часов общественно необходимого труда» эти «квитанции», называемые советскими рублями не соотносились. Это была система по установлению баланса между количеством продукции, которое можно получить по выданным населению «квитанциям» на предъявителя (обещанного в квитанции объёма), с количеством продукции, направляемой в магазины для потребления (фактический объём). Советские рубли были деньгами только по названию, но не по сути (за исключением, разумеется, базаров и барахолок, где рубли действительно исполняли роль средства обмена, роль денег). Цена так же была инструментом распределения. На продукты общественно необходимые устанавливались низкие «цены», на роскошь устанавливались высокие «цены». В цене учитывались затраты труда на производство продукции, но она их не отражала. Цены не колебалась вокруг стоимости. Пустые прилавки в магазинах СССР, про которые нам любят рассказывать либералы, это показатель нарушения описанного мной тут баланса, а не кризиса производства, как это хотят сегодня представить.

С советской экономикой можно было делать всё что угодно. Например, сделать выгодным садоводство на северном полюсе. Это позволяло осваивать Сибирь, Дальний восток и Крайний Север. При рыночной экономике, в Канаде, всё производство сосредоточено на юге и осваивать территорию там не выгодно. В советской экономике можно было сделать выгодным любое производство и поэтому даже самые отсталые по уровню производительности труда производства не разорялись, а получали «прибыль». Те, кто понимал, что делает, обеспечивали развитие советской экономике. Те, кто считал, что в советской экономике может главенствовать закон стоимости и всё автоматически само может отрегулироваться, экономисты типа Голицына, создавали в советской экономике проблемы и гробили её. Поэтому при Сталине быстро росла производительность труда, развивалось производство новой техники, новых технологий, развивалась наука, поэтому «косыгинскими» реформами тупые «новаторы» ввели в экономику хронический дисбаланс, а при Горбачёве советскую экономику окончательно угробили.

В обществе с разделением общественного труда, частные производители не могут реализовать свой продукт иначе, чем с помощью товарно-денежного обмена. Для обеспечения такого разобщённого производства и для обмена продукцией требуются иные механизмы регулирования, чем те, что существуют при прямом распределении. Нет ничего нелепее, нежели использовать механизмы, предназначенные для одних условий, в условиях для которых они не предназначены. Нет ничего нелепее использование ваших Голицын квитанций с «количеством часов общественно необходимого труда» при общинном производстве, где всякий труд необходим, где всякий труд является общественным. Нахрена тут ещё и ваши деньги? Зачем гробить полностью управляемую экономику вводя в неё элементы рыночной стихии? Если вы Голицын этих вещей не понимаете, то хотя бы не прикрывайте свой тупизм Марксом.

Я тут постоянно свои выводы подтверждаю высказываниями Маркса и Энгельса. Необходимо и вам Голицын, называющим себя марксистом, хотя бы один раз, хотя бы в этот раз подтвердить своё самоназвание цитатой, в которой Маркс пишет о том, что «в социалистическом обществе, … трудовые квитанции не только возможны, а просто необходимы». Но чтоб речь шла о квитанциях или о чём-то подобном не в системе распределения, не о квитанции типа «театрального билета», который Маркс действительно приводил, как пример распределительной системы, а чтоб высказывание Маркса относилось именно к системе обмена, к системе товарно-денежного обмена, который вы Голицын считаете возможным в социалистической экономике. То есть чтобы из высказывания Маркса ясно было, что речь идёт о квитанциях, о которых вы пишите – в которых отражается общественно-необходимое время. Просветите меня, где это Маркс писал про социалистические деньги, пусть даже без употребления слова «социалистические», но чтоб характер производства, то что речь идёт о производстве без разделения общественного труда, из цитаты был ясен. Подтвердите это без подлога, не перевирая смысла высказывания Маркса по другому поводу своим комментарием, убедите меня предъявлением высказывания самого Маркса именно о деньгах, именно в обществе без системы частных производств. И не пытайтесь, не ответив на мой прямой вопрос, перевести разговор на другую тему, как вы это любите делать.

21

Вы Голицын, что не понимаете о том, что вас спрашивают, или на самом деле крепок как дуб? Вот сообщение от 7 Декабрь 2013 – Голицын пишет: «Далее я писал, что “в социалистической стране замкнутого типа роль денег могут выполнять трудовые квитанции, на которых отмечено вместо рублей какое-то количество часов общественно необходимого труда. Но сами эти квитанции уже фактически являются такими денежными знаками, как казначейские билеты».

Вы что, не читаете то, что сами пишите? Вот эта ваша фраза в последнем сообщении – «На заре советской власти то же были такие “марксистские” долбодятелы, как Вы, которые предлагали на дензнаках указывать не рубли, а часы рабочего времени» – к кому это относится? Это я что ли писал – «роль денег могут выполнять трудовые квитанции, на которых отмечено вместо рублей какое-то количество часов»? Свой бред приписывать своему оппоненту и своё же высказывание критиковать, как высказывание оппонента – это ваша новая тактика?. Таких жуликов как Голицын редко можно встретить на форумах.

Теперь разберём приведённое высказывание Маркса.
Маркс пишет: «Содержание и форма здесь изменились…», об этом же пишет и Сталин, анализируя практику строительства социализма в СССР, – «Если же подойти к делу с марксистским анализом, делающим строгое различие между содержанием экономического процесса и его формой, между глубинными процессами развития и поверхностными явлениями, – то можно прийти к единственно правильному выводу о том, что от старых категорий капитализма сохранилась у нас главным образом форма, внешний облик, по существу же они изменились у нас коренным образом…». Но в отличие от Сталина, вы Голицын, самоназывающий себя марксистом, не делаете вообще никакого различие между содержанием экономического процесса и его формой и вообще не понимаете, что при социализме они изменяются. Принцип да, остаётся. При социализме «господствует ТОТ ЖЕ ПРИНЦИП», что и при капитализме, – каждому по труду. Этого я никогда не отрицал. Каждому по труду означает, что «известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой». Но фраза «господствует тот же принцип, который регулирует обмен товаров, поскольку последний есть обмен равных стоимостей» не означает, что и при социализме происходит обмен товаров, то есть обмен равных стоимостей. Вы что не можете понять элементарной фразы, в которой указано на принцип равенства обмена. Но в первом случае, при социализме происходит обмен количества труда в одной форме на равное количество труда в другой, а при капитализме это обмен товаров, обмен равных товарных стоимостей – меновая стоимость в форме денег обменивается на меновую стоимость в форме конкретной вещи – «Дуб Голицын». Принцип один, а содержание и форма того, что и как обменивается совершенно разные. При социализме не происходит товарно-денежного обмена. Ни о каком обмене равными стоимостями при социализме Маркс тут не пишет. Фраза «затрачено столько же труда» не означает затрачено столько же общественно необходимого времени («количество часов общественно необходимого труда»), которым измеряется стоимость в товарно-денежной экономике. При общинном производстве, всякий труд необходим, и всякий труд является общественным. Как я и предполагал, вы Голицын, снова занимаетесь подлогом.

22

Раз ты Аркаша стал ко мне обращаться на ты, так и я с тобой буду так же запросто.

Ты Аркаша, так (если коротко изложить суть) описал мне свою модель:
- «Банки будут представлены: Центральным эмиссионным банком, осуществляющим эмиссию казначейских дензнаков для осуществления товарно-денежного обращения внутри страны…»
- «Госкомцен в сталинском варианте в описываемой модели экономики не будет, так как принципиально меняется сама система ценообразования. Она принимает марксистский вид.

Я тебе на это пишу опровержение, объясняю, что никакого марксистского вида твоя система не приобретает, потому, что Маркс товаром называл «продукты самостоятельных, друг от друга не зависимых частных работ», а «независимых частных работ» в единой производственной системе быть не должно по её определению – «единая». Я привожу тебе конкретное высказывание Маркса.

Цитата: «В древнеиндийской общине труд общественно разделён, но продукты его не становятся товарами. Или возьмём более близкий пример: на каждой фабрике труд систематически разделён, но это разделение осуществляется не таким способом, что рабочие обмениваются продуктами своего индивидуального труда. Только продукты самостоятельных, друг от друга не зависимых частных работ противостоят один другому как товары».

Я тебе объясняю, что категории стоимость, меновая стоимость, как форма выражения стоимости, цена как денежное выражение меновой стоимости – все эти категории Маркс относил только к товарно-денежным отношениям, а их при общинном производстве не должно быть в принципе. Я привёл тебе разъяснение Марксом значения всех этих категорий и ещё одно его высказывание:

Цитата: «Не может быть ничего ошибочнее и нелепее, чем предполагать контроль объединенных индивидов над своим совокупным производством на основе меновой стоимости и денег»

Но ты Аркаша, почему-то решили, что есть работы, в которых Маркс сам себе противоречит, представил мне цитату из работы «Критика Готской программы». Я пытался тебе объяснить, что в приведённой цитате речь идёт не о допустимости товарно-денежных отношений при социализме, а о принципе равенства при обмене. Я объяснял, что высказывание – «господствует тот же принцип, который регулирует обмен товаров, поскольку последний есть обмен равных стоимостей» не означает, что и при социализме происходит обмен товаров, то есть обмен равных стоимостей.

После этого ты Аркаша, мне пишешь: «в вашем мозгу (после перехода на «ты», слово в вашем, видимо, означает в моём мозгу и в мозгу Маркса) есть механизм, выворачивающий смысл сказанного, как мной, так и Марксом, на изнанку. Извини, дорогой, но я нормальный человек…». Ты ошибаешься дорогой Аркаша, – ты ненормальный, и это установленный клиникой факт. Как и ты, все ненормальные считают себя нормальными, а нормальных они считают ненормальными.

Так, например, ты Аркаша считаешь, что Маркс в приведённой тобой цитате опровергает то, что было им сказано в двух других, приведённых мной цитатах. То есть, по-твоему, там он вывернул всё на изнанку. Раз Голицын сказал, что при социализме, то есть в обществе, основанном на общем владении средствами производства, продукты труда могут быть товарами и иметь денежное выражение стоимости, то Маркс может это только подтвердить, а все иные высказывания Маркса, пусть даже приведённые мной дословно, это его и моё извращение и выворачивание смысла сказанного тобой, на изнанку.

Например, если приведённую тобой Аркаша цитату немного расширить и посмотреть все то, что написано в указанной работе Маркса выше и ниже приведённой цитаты, то всё это будет извращением Маркса, выворачиванием смысла наизнанку. Например то, что написано чуть выше приведённых тобой слов Маркса, вот это:

Цитата: «В обществе, основанном на началах коллективизма, на общем владении средствами производства, производители не обменивают своих продуктов; столь же мало труд, затраченный на производство продуктов, проявляется здесь как стоимость этих продуктов…»

Всё это выворачивание смысла. Маркс пишет: «производители не обменивают своих продуктов» (а товар по определению есть продукт обмена). А ты Аркаша утверждаешь, что обменивают, раз допускаешь товарно-денежное обращение. Марк пишет: труд…почти не проявляется («столь же мало проявляется») здесь как стоимость этих продуктов. А ты Аркаша утверждаешь, что труд при социализме проявляется как стоимость. Ведь деньги и цены, которые ты описываешь в своей модели новой экономики социализма, это и есть форма проявления стоимости в продуктах труда. Какой, однако, извращенец этот Маркс.

Я понимаю, для чего ты Аркаша отбросил предшествующий приведённой тобой цитате текст.
Есть такой жульнический способ цитирования. Берём, например, известный детский стишок «Мойдодыр». Цитируем фрагмент: – «Вдруг из маминой из спальни кривоногий и хромой выбегает…». Такое цитирование не ограничивает полёт фантазий того, кто цитирует. Представленный фрагмент позволяет предположить наличие в данной цитате описания отвратительной ситуации – отец пришёл домой, а из маминой спальни выбегает кривоногий и хромой любовник. Разве такое можно читать детям?

Вот и ты Аркаша, пытаешься доказать свою правоту урезанием текста до тех размеров, в рамках которого можно толковать его как вздумается и доказать всем, что Маркс выступает за «обмен равных стоимостей» при социализме, что Маркс выступает за товарно-денежное обращение, за ценообразование посредством меновой стоимости. Таким жульническим приёмом ты Аркаша, пытаешься доказать правильность и жизнеспособность подправленного тобой социализма.

Чего это я ввязался с тобой Аркаша в спор? Послал бы тебя не к работам Маркса, а куда подальше. Спорить с убогим, себе дороже – зря время терять. Но тут есть одна проблема, требующая доказывания того, что при социализме не должно быть товарно-денежного обращения. Всё дело в том, что экономику СССР разрушили именно такие её улучшатели, как ты Аркаша Голицын. Такие как ты «марксисты» не хотели понять очевидной вещи, что «в обществе, основанном на общем владении средствами производства, производители не обменивают своих продуктов», что при социализме возможен обмен труда, а не продуктов труда. Что при общинной собственности на средства производства «количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой».

В СССР количество труда выражалось в рублёвом эквиваленте. В обществе, основанном на общем владении средствами производства, каким являлось советское общество, обмена продуктами труда не было, так как не было разделения общественного труда, а значит, продукты труда не приобретали ни товарную, ни стоимостную форму и в связи с этим советские рубли не являлись денежным эквивалентом товаров, а цена не являлась денежным выражением меновой стоимости. Плановое количество живого труда в рублёвом эквиваленте выражалось, как «фонд зарплаты». Плановое количество овеществлённого труда в том же рублёвом эквиваленте выражалось, как «товары народного потребления». Количество труда в форме зарплаты уравновешивалось с количеством труда в форме ценовой стоимости продуктов потребления. В советских магазинах количество труда в одной форме обменивалось на количество труда в другой. По своему содержанию это не было товарно-денежным обращением, это не было обменом эквивалентных стоимостей.

В связи с тем, что рубль в СССР назывался деньгами, продукты потребления назывались товарами и на них устанавливались цены, особо тупые экономисты всё же считали всё это товарно-денежным обращением, точно таким же, как и при экономике, где обмениваются продукты самостоятельных, друг от друга независимых частных работ. А раз так, то и у нас всё должно работать как там. Закон стоимости должен автоматом заставлять производителя в погоне за прибылью улучшать качество продукции и совершенствовать производство, повышать производительность труда. Нужно только разрешить накапливать предприятиям прибыль и стимулировать из накопленной прибыли, как производство, так и работников. На предприятиях стали создавать фонды стимулирования. Равновесие обмена одной формы труда на другую начало нарушаться. Закон стоимости себя не проявлял. Через двадцать лет «косыгинского» эксперимента по стимулированию экономики, наконец, догадались, что механизмы действия закона стоимости – деньги, цена, прибыль и прочие смогут работать в СССР таким же образом, как и в забугорной экономике, только если в экономике будут обмениваться продукты независимых друг от друга частных работ. Что бы такого добиться, нужно послать на хрен Госплан и Госснаб и дать полную самостоятельность социалистическим предприятиям и всё само образуется, и всё само отрегулируется, и всё будет само работать, как за бугром, и все будут в шоколаде. При Горбачёве приняли соответствующий закон. Думали, что послали на хрен Госплан, а послали на хрен всё государственное устройство.

Ошибка Сталина в том, что понимая, что форма и содержание экономического процесса и старых категорий капитализма изменились коренным образом, он не настоял на изменении старых названий на новые. В науке, например, не принято разным явлениям давать одни и те же названия. Если бы названия старых категорий капитализма изменили, тогда бы все ясно понимали, что «улучшатели» советской экономики, типа Голицына, использующие в своём проекте такие категории как: товар, деньги, цена, прибыль – это люди, которые ничего лучше для себя, кроме капитализма, не видят, хоть и называют себя коммунистами.

Теперь о психологии.

Голицын утверждает, что выражение количества труда не в рублёвом эквиваленте, а рабочим временем, выражение его в часах «с точки зрения психологов это был бы удар по людской психологии, привыкшей к деньгам именно в этой денежной форме. А за границей уписались бы от вида рабочих часов» вместо денежной оценки продуктов трудовой деятельности. Я же считаю, что всё было бы как раз наоборот. Это было бы в общественных отношениях не только психологически комфортно, но и при обмене трудом всем всё было бы понятно. Объясню.

На производство окружающих человека материальных ценностей каждый из нас тратит не что-то абстрактное, а свою собственную жизнь, вполне определённое количество часов, дней и лет своей собственной жизни. Если бы материальные ценности измерялись не миллионами абстрактных единиц – долларами, рублями или какими-то ещё тугриками, а растраченными человеко-жизнями, то и отношение к созданным материальным ценностям было бы иным. Каждый бы чётко понимал, что на создание данного дома истрачено столько-то человеческих жизней, что этот вор украл столько-то овеществлённых жизней, а вот этот изобретатель новой машины и новой технологии сэкономил обществу столько-то человеческих жизней. А если бы на каждом жизнеёмком материальном предмете ещё и выгравировать ФИО его создателя, то и отношение к результату своего труда у людей было бы иным.

Я в своей модели общинного производства предлагаю скапливать на лицевом счёте «банка времени» не рубли зарплаты, а часы человеко-жизни, отданные конкретным человеком общинному производству. Это должна быть доступная всем для ознакомления открытая информация. В такой экономике всё могло бы происходить, как написано у Маркса: «общественный рабочий день представляет собой сумму индивидуальных рабочих часов; индивидуальное рабочее время каждого» складывается в общественный фонд человеко-жизней. Это тоже должна быть доступная всем для обозрения информация. Каждый должен видеть «доставленную им часть общественного рабочего дня и его долю в нем», а так же долю любого иного общинника. Каждый должен иметь доступ к информации о том, сколько и на что потрачено человеко-жизней. Это в советской экономике легко было впустую тратить миллиарды рублей. Тратить впустую человеко-жизни под пристальным наблюдением тех, кто их сложил в общий трудовой день, будет невозможно.

Доставленная каждым человеком часть общественного рабочего дня, его доля в нем в представленной мной схеме обозначена в форме рабочих часов. Но это выражение количества труда рабочим временем, в моём проекте используется только в сфере производства и не затрагивает сферу потребления. Это подобно тому, как в Советском Союзе разделяли сферу производства с безналичными расчётами и сферу потребления с наличным расчётом. Обналичить безналичные деньги сферы производства считалось государственным преступлением. Машина «Волга» при безналичных расчётах предприятию продавалась за три тысячи рублей, а населению за наличные продавалась за тридцать тысяч рублей.

Поскольку количество рабочего времени, потраченного на изготовление продуктов потребления, значительно меньше, чем общее количество рабочих часов, потраченных на организацию производственной деятельности. Поскольку общее количество часов, потраченных на обеспечение жизнедеятельности общины, включает в себя необходимый обществу труд людей не занятых непосредственно в материальном производстве. Исходя из названных обстоятельств, доли продуктов потребления не должны обозначаться часами, затраченными на его изготовление. Исходя из принципа разграничения производственной сферы и сферы потребления, мы можем рассчитать «индивидуальный трудовой пай» потребления и установить для его расчета специальную единицу измерения. Общая сумма трудовых паёв рассчитывается в относительных единицах. По каждому продукту потребления устанавливается количество долей трудового пая. В принципе, это то же самое, что было в советское время, когда «ценой» общая масса продукта, предназначенного для потребления, выраженная в рублях, уравновешивалась с фондом зарплаты. Здесь вместо названия «цена», я использую другое название – «количество долей трудового пая». Я применяю название «трудовой пай», только для того, что бы подчеркнуть связь моего примера с примером, приведённым Марксом. Но мне не нравится женское склонение этого слова – «пайка» Поэтому в своём проекте я использовал бы что-то другое, например, модное сегодня словечко «бонус». Оно используется в современных корпорациях для распределения среди акционеров годовой прибыли. По ленинскому определению современное коммунистическое общество в организации своего производства подобно государству – корпорации. Значит определение трудового пая словом «бонус» было бы приемлемо. Я не нашёл ещё психологически точную замену слову «цена» и «зарплата».

И так, на каждый индивидуально отданный обществу час труда начисляется равное для всех количество бонусов. В общей сумме, начисленной каждому человеку за его труд, это то, что в советское время называлось «зарплата». Трудящийся со своей зарплатой, составляющей определённую сумму бонусов, идёт в магазин и отдает имеющиеся у него бонусы за продукт. Отдаёт бонусы в том количестве, которое установлено для данного продукта потребления.

Все расчёты производятся только в электронном виде именными расчетными картами. Все расчёты по начислению бонусов на каждый час рабочего времени и по их использованию, ведутся открыто, ведутся под пристальным наблюдением общинников. Так как все начисления бонусов на каждый час рабочего времени, в конкретной сфере деятельности, в конкретной организации, конкретному общиннику, и его именные расходы начисленных бонусов открыты для всеобщего обозрения, то ничего никому невозможно украсть. Никакой теневой экономики, никакой коррупции быть не может, так как скрыть ничего невозможно. Община своим общим решением может установить поправочные коэффициенты при начислении бонусов на рабочие часы в определённых видах труда и в определённых местностях. Но это при общем согласии и при общем контроле.

Всё, что я тут обозначил, весь механизм обмена трудовой деятельностью между людьми – всё это было в советской экономике. Так, что всё это реально, всё осуществимо. Я изменил немного – отказался от абстрактных единиц измерения труда и дал новые названия отдельным механизмам распределения продуктов труда. Но эта малость, это небольшое изменение, по моему, в корне меняет и отношение к труду, и контроль за распределением продукта труда, и отношение людей друг к другу.

Вот так я себе представляю обмен в общине известного количества труда в одной форме, на равное количество труда в другой. Никакого тебе тут товарно-денежного обращения, как у Голицына, всё просто и понятно каждому общиннику и всё под общим контролем. Такой «контроль объединенных индивидов над своим совокупным производством» совершенно не требует притягивания к этому меновой стоимости и денег – хоть реальных, хоть мнимых.

Никакой похожести моих взглядов на отношения производства и распределения в производственной общине со взглядом Голицына в этом вопросе, я не вижу. А вот с описанием Маркса общинных производственных отношений у меня полное совпадение.

Всё Голицын, больше я с тобой тут эту тему не обсуждаю.

23

Моё мнение по поводу устроенного тут спора о месте социализма и переходного периода от одного общества к другому, от одной общественно-экономической формации к другой.

Термин «социализм» впервые был использован 1834 г. французским журналистом Пьером Леру в работе «Индивидуализм и социализм». Слово «социализм» образовано от корня существительного «социал», от слова означающего «общественный», «товарищеский». В своём произведении Леру называет социализмом некий средний путь между индивидуализмом и коллективизмом.

Термины «социализм» и «коммунизм» вошли в обиход Европейцев за 10—15 лет до того, как Маркс и Энгельс создали собственное — диалектико-материалистическое — учение, то, которое впоследствии стало называться марксизмом и теорией научного коммунизма. Обоим терминам тогда придавалось равное значение. Это отразилось и на употребляемой Марксом и Энгельсом терминологии в полемике и в их теоретических работах того времени.. В теоретических работах Маркса и Энгельса мы можем встретить как термин «коммунизм», так и термин «социализм» употребляемые в одном и том же смысле. Вначале эти понятия не различались. Так в работе Энгельса «Положение рабочего класса в Англии» написанной в 1844-45 гг можно прочитать такую фразу: «Английский СОЦИАЛИЗМ, который имеет гораздо более широкую базу, чем французский КОММУНИЗМ, но отстаёт от последнего в своём развитии, должен временно вернуться к французской точке зрения, чтобы затем пойти дальше неё». И далее: «Английский СОЦИАЛИЗМ (Т. Е. КОММУНИЗМ) прямо исходит из принципа не ответственности отдельного лица».

Научная марксистская терминология вырабатывалась и уточнялась Марксом и Энгельсом постепенно, по мере формирования и дальнейшего развития их учения. И как во всякой науке, где неприемлемо одно и то же явление связывать разными терминами, пришлось развести слова «коммунизм» и «социализм» по разным смысловым значениям. Да и сама практика политической борьбы потребовала такого развода. Вот одно из высказываний Энгельса об этом.

Цитата: «..Читатель заметит, что во всех этих статьях, и особенно в этой последней, я везде называю себя не социал-демократом, а коммунистом. Это объясняется тем, что в те времена в различных странах социал-демократами называли себя такие люди, которые вовсе не писали на своём знамени лозунга О ПЕРЕХОДЕ ВСЕХ СРЕДСТВ ПРОИЗВОДСТВА В РУКИ ОБЩЕСТВА… Для Маркса и для меня было поэтому абсолютно невозможно употреблять для обозначения нашей точки зрения выражение столь растяжимое. В настоящее время дело обстоит иначе, и это слово может, пожалуй, сойти, хотя оно и остаётся неточным для такой партии, экономическая программа которой является НЕ ПРОСТО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВООБЩЕ, А ПРЯМО КОММУНИСТИЧЕСКОЙ» (Ф Энгельс. Из «Предисловия» к сборнику «Статьи на международные темы из газеты «volksstaat» (1871-75) Т. 22, с. 433, 434—435)

Социализм является более широким понятием, чем коммунизм. Под это понятие можно подвести всякое проявление социала, всякое проявление коллективистских отношений. Коммунизм понятие более конкретное – коммуна (община, общее) – производственная община с общей (с общинной) собственностью на средства производства.

Ленин обозначает словом социализм первую ступень коммунистического общества, поскольку и Маркс, и Энгельс употребляя и термин социализм, и термин коммунизм всегда обозначали им одно и то же – общество, основанное на началах коллективизма и на общем владении средствами производства.

Для того, чтобы перейти от общества с отношениями частной собственности на средства производства, к обществу, основанному на общем владении средствами производства, нужен переходный период. Переход не может быть мгновенным и на перестройку общественного производства, и на перестройку основанных на новых отношениях собственности производственных отношений требуется некоторое количество исторического времени. Переходный период не может быть социализмом, то есть тем же самым, к чему переходят, то есть обществом с общинной собственностью на средства производства, как определяли социализм классики.

Переходный период можно сравнить с переходом от жидкого состояния воды к её твёрдому состоянию, от общества с разделением общественного труда на множество самостоятельных, друг от друга не зависимых частных работ, к обществу с кристаллизованной единой плановой системой производства.

В жидкой воде могут плавать льдины или на массиве льда может образовываться плёнка жидкости, но это два разных состояния воды. Точно так же имеется два разных состояния производства – разобщённое и единое с большими или меньшими вкраплениями в каждом из них прежних или будущих состояний. Но переход это не устойчивое, это не определившееся состояние общества, это не то и не другое состояние, это переход от одного состояния к другому.

24

Выскажу своё мнение по поводу реплики ЛАС – «а НЭП – “всерьёз и надолго”»

Я приводил сроки перехода к коммунистическому обществу, названные Лениным комсомольцам – «И вот, поколение, которому теперь 15 лет и которое через 10—20 лет будет жить в коммунистическом обществе…» Принято считать, что ленинское высказывание «всерьёз и надолго» на X конференции РКП(б) в мае 1921 г. означает пересмотр его понимания сроков перехода России от капитализма к коммунистическому обществу. Что выражение «НЭП – это надолго» означало чуть ли не тысячу лет перехода к коммунизму с помощью НЭП. (ЛАС – «Переход к бесклассовому обществу начался в ХХ веке, продлиться по логике истории (симметрия истории) менее 1000 лет»).

Вместе с тем эта фраза, произнесена Лениным в полемике с Осинским, всего лишь повторение высказывания наркома земледелия на X конференции РКП(б) 26 мая 1921 г. Так он определил перспективы новой экономической политики — нэпа. Ленин в своём заключительном слове сказал: «Осинский дал, три вывода. Первый вывод — «всерьез и надолго». А также; «всерьёз и надолго — 25 лет». Я не такой пессимист» (ПСС, т.43, стр. 317-332.).
Заканчивая выступление, Ленин возвращается к вопросу о сроках нэпа: «Если взять пример Осинского, то мне думается, что тут надо 10 лет положить, потому что придётся выдержать переходный экзамен с 3 на 4 курс…»(стр. 331-332)

Так что определение «надолго» нужно понимать не как – «на долгий срок», а в смысле — основательно, фундаментально, прочно.

Пытаются доказывать, что перед смертью в статье «О кооперации» Ленин изменил свои взгляды на сроки перехода к коммунистическому обществу. Но в этой статье все чётко обозначено и не нужно фантазировать.

Цитата: «Нэп в этом отношении представляет из себя в том отношении прогресс, что он приноравливается к уровню самого обыкновенного крестьянина, что он не требует от него ничего высшего. Но чтобы достигнуть через нэп участия в кооперации поголовно всего населения – вот для этого требуется целая историческая эпоха. Мы можем пройти на хороший конец эту эпоху в одно-два десятилетия. Но все-таки это будет особая историческая эпоха…»

То есть и термин «эпоха», использованный Лениным, означает не столетие, не тысячу лет, а одно-два десятилетия.

Это было написано в 1923 году, а кооперирование было в основном завершено в СССР в 1933- 1934 гг., то есть чуть больше, чем через десять лет. Как видим, задача эта была выполнена именно в те сроки и именно теми темпами, которые были предусмотрены Лениным.

Теперь о переходе тысячу лет к бесклассовому обществу, о котором пишет ЛАС.

Цитата: «Основной политической задачей второй пятилетки является окончательная ликвидация капиталистических элементов и КЛАССОВ ВООБЩЕ, полное уничтожение причин, порождающих классовые различия и эксплуатацию, и преодоление пережитков капитализма в экономике и сознании людей, превращение всего трудящегося населения страны в сознательных и активных строителей бесклассового социалистического общества» (XVII партконференция ВКП(б))

То есть не один Ленин, но и все большевики СССР ошибались и только ЛАС прав! Хотя я понимаю ЛАС пишет не об отдельной стране, а обо всём мире. Но переходом в мире в целом к любой новой эпохе, к любой новой общественно-экономической формации считается возникновение нового явления в локальном масштабе, но вместе с тем это локальное новое явление приобретает всемирное значение потому что оно определяет весь последующий путь исторического развития мирового сообщества. Так, например, капиталистическое общество возникло четыреста лет назад, как локальное явление, но имело всемирное значение. Хотя и сегодня есть в мире страны с феодальным устройством, но немотря на это, никто не сомневается в том, что капитализм возник четыреста лет назад и в том, что мир уже четыреста лет живёт в эпохе капитализма.

25

Ответ на сообщение ЛАС on 10 Декабря 2013
«Сергей, мне нужно раскрутить тему “Диалектика социализма” только что открыл. Там есть пост по данному поводу. Не мог бы опубликовать свои посты там, и я бы подробнее ответил».
+++++++++++++++++++++++++++++++++

Спасибо за приглашение на дискуссию по теме “Диалектика социализма”, но у меня, к сожалению, нет времени ввязываться просто в дискуссии по разным вопросам. Днём я работаю, а в свободное от основной работы время, занимаюсь политической практикой, – веду политучёбу, сопровождаю выборные кампании по продвижению на различные выборные должности в органы государственной власти и местного самоуправления кандидатов от коммунистов. Я ввязываюсь в обсуждение только тех вопросов, степень непонимания которых мне необходимо выяснить. Я это делаю, когда необходимо найти для обсуждаемых в массовой аудитории проблемных тем, более доходчивое объяснение глубинных причин возникновения неразрешимых в современном общественном строе проблем. При этом мне необходимо связать обыденной осознание повседневных проблем с фундаментальной идеей общественного развития и с коммунистической перспективой развития. Поэтому я всё так тщательно «разжёвываю».

С вами ЛАС я уже дискуссировал по поводу ваших высказываний «о забегании революции» и помню, добавил к нему определение «перезревших революций». Это обсуждение проходило на форуме КПРФ во второй половине октября 2010г. я там представился под именем «Толмач». Вот фрагмент сообщения ЛАС: «Уважаемый Толмач! Прочитал с интересом 2 и 3 пункт вашего ответа от 15.10.10. Почему-то мне это напомнило обывательскую оценку гегелевской философии, выраженную Ильиным И.А. Действительно, Гегель считается самым трудным из всех философов, и когда его начинает читать неподготовленный человек, возникает два суждения: -или я полный дурак, -или Гегель полный дурак».

По историческому месту социализма, я выскажу вам дополнительно ещё ряд своих соображений. В теме общинизма я указывал на недопустимость использования названий явлений, названий экономических категорий капитализма в условиях существования нового общественного устройства, когда их форма и их содержание коренным образом изменились. Это вносит неразбериху при обсуждении проблем нового общественного строя.

Термин «социализм» при его использовании так же вносит путаницу. Сегодняшняя политическая практика такова, что социалистами называются люди, стремящиеся к построению социального государства и гражданского общества, но не желающие при этом менять общественные отношения собственности на средства производства. Главной же характеристикой коммунистического общества, главным показателем перехода к нему, классики марксизма называли именно смену отношений собственности, возникновение в производственных отношениях новых отношений собственности.

Вы знаете, что во времена существования СССР, его, и примкнувшие к СССР страны СЭВ, в Западной Европе называли коммунистическими странами. В СССР же этих своих союзников и себя называли странами социализма. Я бы выбрал для СССР название коммунистическая страна, коммунистический строй. Название «социализм» – отдал бы, так называемым, «социальным государствам», которые не сменили отношения собственности на средства производства. К характерным признакам стран «социализма» (по понятиям социалистических партий) можно добавить преобладание государственного регулирования экономики, её индикативное планирование. Если этого не достаточно, то к признакам «социализма» можно добавить нахождение рычагов государственного управления у коммунистической партии (как в сегодняшнем Китае) или у рабочей партии (как это было в Швеции, когда у власти длительное время находилась социал-демократическая рабочая партия – то, что Горбачёв называл «Шведский социализм»). Но при этом понятно, что в этих государствах хребтом экономики является частная собственность на средства производства и товарно-денежный рыночный обмен. Понятно и то, что эти страны не нацелены на быструю смену отношений собственности. Что период заметных, но неспешных преобразований в социальной жизни этих стран по длительности процесса нельзя отнести к переходному периоду, нельзя считать быстрыми революционными преобразованиями, а характеризовать как эволюционные преобразования. Несомненно, прогрессивные, но эволюционные преобразования в рамках капиталистического строя.

Если после настоящей коммунистической революции (началом которой является взятие политической власти, а завершением революции, как исторически быстрого и радикального процесса, становится завершение в течение переходного периода преобразований в отношениях собственности) народ начинает жить по новым правилам, – «в обществе, основанном на началах коллективизма, на общем владении средствами производства», если в такой стране создана единая производственная система, в которой «производители не обменивают своих продуктов; столь же мало труд, затраченный на производство продуктов, проявляется здесь как стоимость этих продуктов», исходя из возникновения этого главного признака, этих главных изменений в отношениях собственности, я бы называл такое общественное устройство коммунистическим. Я бы не давал особое название первой ступени, с которой начинается коммунистическое общество. На первой ступени оно слишком несовершенно, слишком проблемно и не воспринимается как что-то принципиально новое. Не воспринимается оно новым потому, что развивается ещё не на своей собственной материальной основе, а на производительных силах, доставшихся в наследство от капитализма. Я бы не давал особое название этому начальному периоду жизни коммунистического общества, когда оно только что вышло из капиталистического общества и, пройдя муки родов, называемые в теории коммунизма переходным периодом, «во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло». Но во всём своём младенческом несовершенстве это уже новое коммунистическое общество и я бы не называл первую фазу (ступень, этап) этого строя по-ленински – социализмом. В этом случае путаницы было бы меньше. Периодам жизни человека мы даём особые названия – младенчество, детство, юность, зрелость, старость, но при этом всем понятно, что речь идёт об одном и том же человеке в различные периоды его развития. В развитии коммунистического общества дали особое название лишь одному этапу – начальный этап назвали социализмом, и тут же его стали отделять от коммунистического строя, как особый, предшествующий коммунизму строй.

Понятно, что коммунистическое устройство это не застывшее состояние. По марксистскому определению коммунизм это не идеал, а движение, это процесс развития, и этот процесс на первом своём этапе движения имеет множество нерешённых проблем. Понимание неизбежности несовершенства коммунистического общества на первом этапе развития, избавило бы общество от многих иллюзий в отношении к коммунизму, которые были у советских людей во времена СССР.

Избавившись от названия «социализм», я бы для лучшего понимания сути нового коммунистического устройства общественных отношений, избавился бы и от названия «коммунизм». Напомню размышления Ленина по вопросу о наименовании нового общественного устройства – «Среди большевиков, наверное, противников совета Энгельса и Маркса не найдётся. Трудность будет, пожалуй, только в термине. По-немецки есть два слова: “община”, из которых Энгельс выбрал такое, которое не означает отдельной общины, а совокупность их, систему общин. По-русски такого слова нет и, может быть, придётся выбрать французское слово “коммуна”, хотя это тоже имеет свои неудобства». Заметьте, – это записано Лениным накануне октябрьского большевистского переворота. Книгу «Государство и революция» даже опубликовать не успели, как всё в ней написанное, пришлось воплощать в реальность. Когда Ленин подбирал название новому общественному устройству он, при этом, и не помышлял преуменьшить роль советов депутатов. Лозунг – «вся власть Советам» не делался менее актуальным. Ленин понимал, что Советская власть, это название формы диктатуры пролетариата, а после завершения революционных преобразований, которые возможны только в условиях государства диктатуры пролетариата, классовое разделение общества по отношению к средствам производства исчезнет, общество перестанет разделяться на классы и вместе с этим изживёт себя диктатура пролетариата и форма, и содержание Советской власти изменятся. А оставлять для изменившийся формы для изменившегося содержания старое название, это значит вводить всё общество и прежде всего самого себя в заблуждение. Вот поэтому Ленин и размышлял над названием того общества, которое возникнет после прохождения переходного периода, после того, как средства производства перейдут в общее владение всех россиян. Ленин не был пессимистом и определял этой форме государства диктатуры пролетариата не больше 20 лет исторического существования и размышлял над другим названием нового общественного устройства, но так и не нашёл подходящего слова. А я бы остановился на слове «община», а не «коммуна», на термине «общенизм», а не «коммунизм». Я бы не искал термин обозначающий новое общественное устройство одним словом, а согласился бы на два – «Общинный Союз». Был же у нас «Советский Союз».

Казалось бы, чего я тут прицепился к словам – какая разница как что называется? Не в словах суть, а в содержании явления. Но каждое явление и начинается для человека со слова, которым он его определяет, которым отделяет от других явлений. Когда содержание меняется, требуется обозначать новое явление новым словом. Иначе путаница в определении социальных явлений приводит к каше в голове. Напитавшись этой кашей, большинство так и не поняло – что же было в СССР, что погубило новое общество. Спросите сегодня хоть рабочего, хоть студента – что такое коммунистический строй, что такое коммунизм? – столько нелепостей наплетут, замучаетесь разъяснять. Спросите – что такое община, что такое общинизм? – почти на интуитивном уровне каждый расскажет всё правильно. Ну может, забудет связать общинное взаимодействие людей с общинной собственностью на средства производства. Но указание на необходимость такого добавления, не встретит отвержения – это дополнение каждый воспримет как естественное, органичное дополнение к общинному взаимодействию.

Лозунг – «вся власть Советам», не имеет опору на реальность сегодняшнего дня, как это было в России, начиная с 1905 года. Лозунг – «вся власть общинному союзу» психологически приемлем и понятен каждому даже сегодня. Потому, что он неотделим от понятия той исторической общности русского народа, что складывалась на протяжении веков, которая формировала русскую народную культуру взаимодействия людей, русский менталитет. Общинность многие относят сегодня к сути русской национальной идеи, которую никак не может найти властвующий в сегодняшней России олигархический режим. Православие, о котором навязчиво твердят, это спекуляция на идеи общины. Община существовала намного раньше православия, а православие лишь приспособили к менталитету общинников, наложили на языческие праздники, на общинную культуры человеческих отношений атрибуты новой религии. Эта власть православия в духовной сфере лишь другая сторона монеты, на которой отчеканена власть буржуазии, с помощью которой всегда держалась государственная власть элит.

Образ будущего не должен строиться из набора благих пожеланий, как преподносился коммунизм в СССР. Он должен строиться на понятном до банальности материале окружающей жизни с очевидным механизмом реализации. Пример борьбы с коррупцией, которой озабочена нынешняя власть, я описывал. Мой пример искоренения коррупции из общественной жизни не основан на вере в высокую нравственность людей будущего. Просто коррупции не на чем будет возникнуть. Кто может усомниться в том, что в описанной мной экономической системе коррупция ни при каких условиях невозможна? Или возьмём в пример, считающуюся одной из главных, статью сегодняшней российской конституции – «человек его права и свободы как высшая ценность». В эту декларацию в сегодняшней действительности можно только слепо верить. Реальность иная. А если в моём примере каждый человек сам запускает производство нужных ему вещей, сам принимает решения по всем аспектам его общественного существования, то вопрос о свободах, предоставляемых демократией в гражданском обществе, сам собой и отпадает. Если твои собственные ноги несут тебя, куда ты сам хочешь идти, то зачем эту свою естественную свободу где-то декларировать? Вся нелепость законодательного описания буржуазных свобод становится очевидной.

Как всегда, объяснение получилось очень длинным. В заключении подведу короткий итог, из ответов на ваши конкретные вопросы.

-КАКОВ ОН СОЦИАЛИЗМ 21 ВЕКА? – ФОРМАЦИЯ ИЛИ РЕВОЛЮЦИЯ?
Не формация и не революция, а всеобщее заблуждение. Существуют как минимум два взгляда на социалистическое развитие. Я их изложил.

- КАКОВА СТРУКТУРА СОЦИАЛИЗМА?
Два разных взгляда на социализм отражают и две разные структуры социально ориентированных обществ. Первый подход не включает в структуру социалистического состояния общества отношения общественной собственности на средства производства, второй подход делает это требование обязательным признаком, стержнем производственной и социальной структуры социализма.

- КАКОВО ИСТОРИЧЕСКОЕ МЕСТО СОЦИАЛИЗМА И ЕГО ИСТОРИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ?
При первом взгляде его место находится внутри капиталистической формации и выполняет функцию «хорошего лица при плохой игре» – капитализма с «человеческим лицом». При втором взгляде на социализм, его место находится на первой ступени развития коммунистического общества, а его функцией является полное освоение материальной базы капитализма (самых современных средств производства и организации работы единой производственной системы). При втором взгляде его функция заключается в обеспечении перехода общественного производства коммунистического общества на свою собственную базу, которая в принципе не воспроизводима в условиях капитализма.

– КАКОВ ОБЪЕКТИВНЫЙ КРИТЕРИЙ ИЗМЕНЕНИЯ СОБСТВЕННОСТИ ПРИ ПЕРЕХОДЕ ОТ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ К ГОСУДАРСТВЕННОЙ, А ДАЛЕЕ – К ОБЩЕСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ ?
При первом взгляде – преобладание роли государства, без изменений отношений частной собственности. При втором взгляде государство в общинном союзе не управляет людьми, а у него остаётся только функция организатора производственной деятельности и обороны от внешнего агрессора (включая идеологическо-информационную и экономическую агрессию).

- КАК КАЖДОГО СДЕЛАТЬ РЕАЛЬНЫМ СОБСТВЕННИКОМ В УСЛОВИЯХ ОБЩЕСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ?
Я ответил на этот вопрос в описании своей модели общинизма, при которой каждый человек всю производственную мощь общинного производства использует и воспринимает как принадлежащую лично ему силу, когда профессионализм другого человека дополняет тебя самого, помогает решить твои творческие замыслы, когда возникает нужда в другом человеке, нужда в общинном существовании, такая же сильная как и при борьбе за собственное существование.

- ЧТО НОВОГО ПОЯВИЛОСЬ В РАЗВИТИИ МАРКСИЗМА В 21 ВЕКЕ?
Это моя модель нового общества. А если серьёзно, то опыт СССР. Важнейшей составляющей этого опыта является анализ причин разрушения. Сложные инженерные конструкции специально разрушают, чтобы определить их слабые места. Элементы микромира разрушают, чтобы понять, как окружающий нас физический мир устроен. Марксизм в 21 веке может получить громадный пласт знаний о конструкции и функционировании нового общественного устройства из реального опыта создания развития и разрушения СССР.

- КАК ПЛАНИРУЕТЕ ДВИГАТЬСЯ К КОММУНИЗМУ В МИРОВОЙ МАСШТАБЕ?
Как «Большой взрыв», когда из одной точки возникла бесконечная вселенная. Но этот большой взрыв имеет временную составляющую и пространство развития. Теория развития коммунизма не должна противоречить законам развития всяких природных явлений, так как человек в обществе это часть природного мира. Коммунизм должен иметь как пространство исторического развития из локального явления, в мировое, так и историческое время освоения мирового пространства. Он может начинаться из конкретного общественного организма, из конкретного национального государства, из отдельного субъекта отношений в мировой политике, расширяясь в последствии в коммунистический блок из различных стран, а затем во всеобщее мировое явление. И нельзя называть коммунизмом только заполнение им всего мирового пространства. Коммунизм это не высшая точка, это не достигнутое раз и навсегда состояние – это процесс исторического развития.

- КАКАЯ КЛАССОВАЯ ЦЕННОСТЬ СНИМЕТСЯ В НАЧАЛЕ, КАКАЯ В КОНЦЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ?
Марксизм рассматривает классовое деление только с позиций собственности на средства производства тех, кто их использует. Средства производства являются материальной основой, на которой строятся социальные структуры, в том числе и классовые. Когда главным определяющим фактором развития материального производства является наличие трудовых ресурсов в лице рабочего класса, тогда именно этот класс и определяет движение в будущее. Когда главным определяющим фактором, двигающим прогресс, являются новые знания и выстроенные на новых знаниях новые технологии, когда наука становится главной производительной силой, тогда ведущие позиции в обществе занимает социальный слой людей, работающих именно в этой области материального воспроизводства общественной жизни.

- КАК У ВАС С ДИКТАТУРОЙ ПРОЛЕТАРИАТА?
В переходный период, когда старые общественные структуры, старые общественные отношения разрушены, а новые ещё не утвердились, когда возможно множество вариантов направлений движения как вверх, к созданию нового, так и вниз, по пути дальнейшего разрушения того, чего уже разрушать нельзя (веер возможностей), в этот период требуется консолидировать волю людей и направить движение в нужном направлении. Это называется диктатурой. То есть потребность в диктатуре может возникнуть только в условиях случившегося обвала социального устройства и осуществиться силами социальных слоёв (классов), осознавших свою потребность в консолидации и движении в конкретном направлении. При достижении устойчивого состояния необходимость в диктатуре отпадает. Но есть и другая точка зрения, при которой классовой диктатурой называется весь период существования классового общества и подавления одного класса другим. В любом случае с исчезновением классов, исчезает и диктатура.

Share this post for your friends:
Friend me:

Ликбез по марксизму от участника с ником "Сергей": 15 комментариев

  1. Спасибо, Михаил, что Вы вытащили из подвала уже забытую всеми тему "Осуществление общинизма на практике в современном обществе." Плохо, конечно, что Вы поставили меня и Сергея в неравные условия - ему дали зеленую улицу, а мне заткнули рот. Но это не помешает мне доказать, что Сергей не является марксистом в истинном понимании этого слова.
    Запомним для начала вот эти выдержки из его речей:
    1) "Я в своей модели общинного производства предлагаю скапливать на лицевом счете "банка времени" не рубли зарплаты, а часы человеко-жизни, отданные конкретным человеком общинному производству."
    2) "Поскольку количество рабочего времени , потраченного на изготовление продуктов потребления значительно меньше, чем общее количество рабочих часов, потраченных на организацию производственной деятельности. ( предложение не закончено и не понятен его смысл). Поскольку общее количество часов, потраченных на обеспечение жизнедеятельности общины, включает в себя необходимый обществу труд людей не занятых непосредственно в материальном производстве. (предложение не закончено и не понятен его смысл). ( И, тем не менее, из этих незаконченных и не имеющих смысла предложений далее делается следующий вывод - А.Г.) Исходя из названных обстоятельств, доли продуктов потребления не должны обозначаться часами, затраченными на его изготовление. Исходя из принципа разграничения производственной сферы и сферы потребления, мы можем рассчитать "индивидуальный трудовой пай" потребления (по каким методикам? - А.Г.) и установить для его расчета специальную единицу измерения (а рубль не подойдет в качестве названия этой единицы измерения? - А.Г.). Общая сумма трудовых паев рассчитывается в относительных единицах (каких и по отношению к чему?). По каждому продукту потребления устанавливается количество долей трудового пая. В принципе, это то же самое, что было в советское время, когда "ценой"общая масса продукта, предназначенного для потребления, выраженная в рублях, уравновешивалась с фондом зарплаты (если это то же самое, то зачем весь этот "огород" городить?).
    3) "Все расчеты производить только в электронном виде именными расчетными картами (а ведь сам призывал не фантазировать, как Ефремов в "Туманности Андромеды"; как дать при только электронном виде "трешку" взаймы соседу, если у того случится такая нужда и т.д. - А,Г,).
    Сергей вроде уже в летах и должен бы помнить, что в СССР существовало минимум два вида денежных знаков - казначейские билеты достоинством 1, 3, 5 рублей и металлическая мелочь для их размена и банковские билеты достоинством 10 руб. и выше. Казначейские билеты обеспечивались всем достоянием Союза ССР(громко сказано, но товарное покрытие они имели) и были обязательны к приему в качестве расчетного средства на всей территории страны. Банковские билеты были обеспечены золотом, драгоценными металлами и прочими активами государственного банка. Они имели хождение как внутри страны, так и за ее рубежами. Если какой-то командированный или турист выезжали за границу, то им выдавалось ограниченное количество банковских билетов, поскольку после их расходования за рубежом по межбанковским каналам они возвращались в госбанк, а вместо них в госбанки стран, вернувших банкноты Союзу. направлялось необходимое количество золота по курсу валют. Сами понимаете, что золото надо было экономить. Начиная с 1991 года ослы-либералы, уже засевшие а Госбанке, сделали и из казначейских билетов банковские билеты с соответствующим обеспечением золотом, драгоценными металлами и другими активами Госбанка (чтобы "деревянный казначейский рубль" перестал быть деревянным. Ну что скажешь про идиотов? - только идиоты в кубе- А.Г.). Таким образом, казначейские билеты выполняли в СССР функцию марксовых трудовых квитанций. На заре советской власти были такие же горячие головы, как Сергей, начитавшиеся Маркса и предлагавшие на купюрах писать не количество рублей, а количество рабочих часов. Но,тогда в стране появилось бы два вида дензнаков - одни для внутреннего употребления с номиналами в виде рабочих часов. а другие с номиналами в виде рублей и обеспеченные золотом для расчетов за рубежом. Но, здравый смысл восторжествовал и решено было все дензнаки обозначать номиналами в рублях. Ведь марксова трудовая квитанция уже сама по себе представляет из себя деньги с ограниченным кругом использования - только как средство учета созданных потребительных стоимостей, их распределения и перераспределения. Казначейские дензнаки по полной программе соответствовали этому критерию Маркса. Причем не только на этапе производства продукта труда, но и на этапе его распределения. Вот выдержка мыслей Маркса из "Критики Готской программы": "Он (рабочий- А.Г.) получает (при социализме - А,Г,) от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда". А у Сергея это выглядит так: "Исходя из названных обстоятельств (которые не названы - А.Г.) , доли продуктов потребления не должны обозначаться часами, затраченными на его изготовление". Так кто извращает Маркса? Я или Сергей?
    "Марксист" Сергей не понимает также, что без включения в трудоемкость изготовления предметов потребления прошлого труда, затраченного на использованные в процессе производства средства производства (а это сырье, материалы, комплектующие изделия. электрическая и другие виды энергии, амортизационные отчисления на реновацию основных фондов (зданий, сооружений, станочного парка), ее нельзя определить (в марксовом законе стоимости это маленькая, но очень важная по своему значению буквочка "с"). Поэтому для таких "марксистов", как Сергей, Маркс пишет в Критике Готской программы: "Здесь, очевидно, господствует тот же принцип, который регулирует ОБМЕН ТОВАРОВ, поскольку последний есть обмен РАВНЫХ СТОИМОСТЕЙ. Содержание и форма здесь изменились, потому что при изменившихся обстоятельствах никто не может дать ничего, кроме своего труда, и потому что, с другой стороны, в собственность отдельных лиц не может перейти ничего, кроме индивидуальных предметов потребления. Но что касается распределения последних между отдельными производителями, то здесь господствует тот же принцип, что и при обмене ТОВАРНЫМИ ЭКВИВАЛЕНТАМИ: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой". Вот поэтому Закон стоимости Маркса используется при подсчете трудоемкости изготовления продукта труда и при социализме. Сергей не понимает еще одной изюминки марксизма - При определении трудоемкости изготовления продукта труда по-Марксу учитывается только труд рабочих, непосредственно занятых на изготовлении продукта труда. Сергей же в свой ВВП - "банк времени" - валит всех кулем: управленцев, инженерно-технических работников, уборщиц, парикмахерш и т.д. и т.п. Ну вот такой уж он "марксист". Что с него возьмешь?! Хватит на сегодня - завтра его додолблю!

    • Аркадий Голицын on 13 Декабрь 2013 at 3:28 said:
      Но это не помешает мне доказать, что Сергей не является марксистом в истинном понимании этого слова.
      Запомним для начала вот эти выдержки из его речей:

      1) “Я в своей модели общинного производства предлагаю скапливать на лицевом счете “банка времени” не рубли зарплаты, а часы человеко-жизни, отданные конкретным человеком общинному производству.”
      --------------------------------------------------
      О , да с точк и зрнеия мещанского "марксизма" - жуткая крамола и ересь.
      Как это?
      Как это??
      Как это???
      Без денежек ???? - Что деется, что деется, свят-свят-свят...

    • Сергей пишет: "Помимо единого производственного комплекса, находящегося в собственности всей общины, будут существовать производства, организованные частным образом. Они будут компенсировать отсутствие продукции, которую не эффективно производить в единой системе производств, на не механизированных или слабо механизированных работах, там, где качественней и эффективней производить продукцию на мелких производственных предприятиях (Да, выполнять тяжелую работу без помощи механизмов - на пердячем паре - гораздо эффективнее и качественнее ! Например, работать золотарем или дворником, у которого всей механизации - метла, совок, ведро, лопата снеговая. Не знает жизни Сергей. Хрен кто добровольно согласится распиливать на циркулярке бревно длиной 2,5 метра и диаметром 30 см. Да еще вдобавок свежеспиленное). Но, дело не в этом. Оказывается, что при общинизме "в сфере частного производства будет существовать товарно-денежный рыночный обмен, рыночная цена на продукцию". Скрипел, скрипел зубами Сергей на товарно-денежный рыночный обмен, на рыночную цену на продукцию, да к ним же и пришел! Более того, оказывается что и "свои доли участия в коллективном труде можно будет конвертировать в деньги и валюту и потратить на товарном рынке". Вообще полный абзац!!!!!!!!! Так на хрена было разводить турусы на колесах, чтобы в итоге прийти к товарно-денежному обмену!? Ладно, хрен с ним, с Сергеем - с ним все ясно. Давай-те ка я вам лучше расскажу, за что я осудил Сталина, когда Сергей завел разговор о "золотом стандарте". Сергей :"Если не ошибаюсь, в 70-десятых годах прошлого века США отказались от обязательства менять доллары на золото...". Я ответил ему: "Вы ошибаетесь, Сергей. в том, что в 70-е годы прошлого столетия США отказались от обмена долларов на золото. В 70-е годы США лишь завершили кампанию по разрушению "золотого стандарта", действовавшего в мировой финансовой системе. А начали они ее гораздо раньше - в 1933 году, когда в стране бушевала Великая депрессия и к власти пришел Президент Франклин Рузвельт. Вот выдержка из беседы Франклина Рузвельта с Джоном Кейнсом - советником президента по экономическим вопросам:
      Ф.Р. Как же, Джон, вывести Штаты из этой жуткой депрессии?
      Д.К. Тебе, Франклин, необходимо будет вывести доллар из золотого стандарта и сделать бумажный доллар, который печатает ФРС, локомотивом американской экономики, в том числе и на мировом рынке.
      Ф.Р. Но ведь это же беспредел - возвести фальшивомонетничество в ранг государственной политики! Это чревато войной!
      Д.К. Да полно, Франклин! Если процесс вывода доллара из золотого стандарта растянуть во времени, да еще под это дело подвести "научную" базу, то ничего подобного не произойдет. Сменится несколько поколений людей и все забудут про золотой стандарт, про то, что доллар когда-то был золотым. И будут следовать в кильватере той модели мировой финансовой системы, инициатором которой станешь ты, Франклин. И помни, что альтернативы у тебя нет!
      Джон Кейнс оказался тонким психологом. Все получилось так. как он и предполагал. Прошли годы и основная масса населения планеты забыла, что доллар был когда-то золотой монетой массой 1,50463 грамма. Только маленькая часть населения планеты оказалась в состоянии вспомнить, что 15 августа 1971 года Президент США Никсон объявил о временном запрете конвертации доллара в золото по официальному курсу для центральных банков. И только совсем уже маленькая часть населения планеты (единицы) еще помнит, что на Бреттон - Вудской конференции 1944 года было утверждено по предложению США соотношение 35 долларов за одну тройскую унцию золота. Далее в историческое прошлое никто не заглядывает. А дело было так!
      Став в 1933 Президентом США, Рузвельт уже 5 апреля издал распоряжение о сдаче частными лицами золота в банки. С 19 апреля 1933 года по 31 января 1934 года доллар США не имел твердого золотого содержания, экспорт золота был запрещен. Уже (!) с 31 января 1934 года официальная цена была повышена с 20,67 до 35 долларов за унцию чистого золота, то есть золотое содержание доллара было снижено до 0,888671 г. или на 40,94%. При этом все золото, находившееся в обращении и во владении у частных юридических и физических лиц. объявлялось государственной собственностью и подлежало сдаче в казначейство по официальной цене (куда там большевикам до Рузвельта!). А в 1944 году на Бреттон - Вудской конференции эта акция США по девальвации доллара под большим их давлением лишь была узаконена в соответствии с международным правом. Уже более 10 лет до этого (и каких лет!) Рузвельт использовал этот обесцененный доллар в интересах подъема американской экономики. Увеличив в процессе обмена золота на банкноты денежную массу на руках у населения в 1,7 раза, Рузвельт поднял его платежеспособный спрос и вывел экономику США из состояния Великой депрессии. Странное дело, но в памяти не только определенной части простых обывателей, но и ряда политиков, в том числе российских, Рузвельт остается в авторитете. Ну не понимают эти люди, что успех "Нового курса" Рузвельта получен за счет ущемления интересов народов других стран. Это был мировой грабеж среди бела дня. Ведь одномоментно с девальвацией доллара внутри США Рузвельт обесценил и все долларовые активы других стран мира.
      Преемники Рузвельта продолжили его генеральную линию по ликвидации золотого стандарта. Под давлением правительства США другие страны приняли обязательство с марта 1968 года воздерживаться от предъявления требований об обмене в крупных размерах принадлежащих им долларовых активов в золото. С 15 августа 1971 года Никсоном прекращена обратимость доллара в золото по официальной цене для центральных банков (эта дата и отложилась в головах тех, кто считает это действие США первичным в кампании ликвидации золотого стандарта). Далее золотое содержание доллара стало условным. Но и условное содержание золота правительство США продолжало снижать: 8 мая 1972 года с 0,888671 до 0,815513 г.; 12 февраля 1973 года - еще на 10%; 21 сентября 1973 года - до 0,736662 г.
      Последним действием США, направленным на ликвидацию золотого стандарта стало изменение Устава МВФ. В соответствии с этим изменением, выполненным под давлением США, золотое содержание доллара и официальная цена золота устранены из операций МВФ с 1 апреля 1978 года. Так, через 45 лет после начала операции по ликвидации золотого стандарта , фальшивомонеиничество было окончательно возведено властями США в ранг узаконенной государственной политики. И вот уже 79 лет печатный станок ФРС США без остановок гонит и гонит бумажный доллар, действительно ставший локомотивом американской экономики. "Научная" база, подведенная Кейнсом под ликвидацию золотого стандарта, сработала так, как и было задумано. И нынешние "знатоки" экономики посмеиваются над некогда существовавшим золотым стандартом и считают его анахронизмом.
      Я обвиняю Сталина в том, что ни до войны в Лиге наций, ни после войны в ООН он не выразил ноты протеста против преступных действий США.

  2. МИБ
    Сталыпин всеми силами пытался разрушить общинное производство, но ему этого не удалось.
    =============================
    За что его и ликвидировала царская охранка руками эсеровского (?) террориста.
    Правда , до сих пор не очень ясно: то ли за попытку, то ли за провал её.

  3. МИБ
    Большевики отдали землю крестьянам в частное пользование, ...
    ==============================================
    Наверное, это не совсем так, ибо Ленин подписал Декрет о Земле , первым же пунктом которого записано , то , что в крестьянском Наказе
    ---------------------------------------------
    1) Право частной собственности на землю отменяется навсегда; земля не может быть ни продаваема, ни покупаема, ни сдаваема в
    аренду, либо в залог, ни каким-либо другим способом отчуждаема
    --------------------------------------------

    Хотя сам Ленин и оговаривалсч, что мы ( большевики ?) не согласны с Наказом Деретом, но принимаем его во исполнение, не изменив ни буквы, ибо на то воля крестьянства ...

  4. Я написал: - «Всё Голицын, больше с тобой тут эту тему не обсуждаю». Голицын, видимо, понадеявшись, что я отвечать не буду, решил взять реванш – разбить все мои аргументы в пух и прах. Но я на его выпады, действительно отвечать не буду. Если Голицын в моей модели без товарно-денежных отношений чего-то не понял, то это его проблемы, повторять не буду. А по поводу того, что Сергей не понимает Маркса, пусть Голицын спорит с Энгельсом. Я Энгельса попросил ответить на выпады Голицына. Пусть Голицын доказывает, что Энгельс не понимал Маркса, что Энгельс не марксист. Правда, в тексте, озаглавленном - «Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный г. Евгением Дюрингом». Отдел третий. Социализм. Распределение. – Энгельс в этом тексте всё время путает Аркашу Голицына с Евгением Дюрингом. Но это не беда, мы то знаем, о ком идёт речь.

    Энгельс пишет:

    - «Так обстоит дело с содержанием обмена в хозяйственной коммуне. А как обстоит дело с его формой? Обмен осуществляется посредством металлических денег, и г-н Дюринг немало кичится «всемирно-историческим значением» этого усовершенствования. Но в обмене между коммуной и ее членами эти деньги отнюдь не являются деньгами, они отнюдь не функционируют в качестве денег. Они служат всего лишь рабочими квитанциями, или, говоря словами Маркса, они лишь констатируют «индивидуальную долю участия производителя в общем труде и долю его индивидуальных притязаний на предназначенную для потребления часть общего продукта» И В ЭТОЙ СВОЕЙ ФУНКЦИИ «ИМЕЮТ С ДЕНЬГАМИ ТАК ЖЕ МАЛО ОБЩЕГО, КАК, СКАЖЕМ, ТЕАТРАЛЬНЫЙ БИЛЕТ».

    (Вот тут Энгельс Маркса просто извращает, ведь сказано же Голицыным: «Ведь марксова трудовая квитанция уже сама по себе представляет из себя деньги с ограниченным кругом использования – только как средство учета созданных потребительных стоимостей, их распределения и перераспределения. Казначейские дензнаки по полной программе соответствовали этому критерию Маркса. Причем не только на этапе производства продукта труда, но и на этапе его распределения». Жаль, что у Маркса не было такого друга, как Голицын. Он Маркса лучше понимал. А то дальше Энгельс поставил Голицына и Сергея в неравные условия, вставая на сторону Сергея пишет следующее…)

    ОНИ МОГУТ ПОЭТОМУ БЫТЬ ЗАМЕНЕНЫ КАКИМ УГОДНО ЗНАКОМ (могут называться «деревянными», «зеленью», «бонусами» и ещё хрен знает чем – это Сергей так дополняет Энгельса в благодарность за поддержку своей позиции), и Вейтлинг, например, заменяет их «расчетной книжкой», где на одной стороне отмечаются рабочие часы, а на другой — получаемые за них предметы потребления. Одним словом, в обмене между хозяйственной коммуной и ее членами деньги функционируют просто как оуэновские «рабочие деньги», единицей которых служит час труда, — этот «фантом», на который с таким презрением взирает г-н Дюринг и который он сам, однако, вынужден ввести в свое хозяйство будущего. Будет ли марка, обозначающая количество выполненных «производственных обязанностей» и приобретенных за это «прав на потребление», клочком бумаги, жетоном или золотой монетой, — это для данной цели совершенно безразлично. Но для других целей это далеко не безразлично, как будет показано ниже.

    Если, таким образом, металлические деньги уже в обмене между хозяйственной коммуной и ее членами функционируют не в качестве денег, а как замаскированные трудовые марки, то еще менее они осуществляют свою функцию денег при обмене между различными хозяйственными коммунами. Здесь, если допустить предпосылки г-на Дюринга, металлические деньги совершенно излишни. Действительно, тут было бы совершенно достаточно простой бухгалтерии, которая гораздо проще обслуживает обмен продуктов известного количества труда на продукты такого же количества труда, если она ведет счет при помощи естественного мерила труда — времени и рабочего часа как его единицы, — чем в том случае, когда она предварительно переводит рабочие часы на деньги. Обмен является здесь в действительности чисто натуральным обменом;

    (Вы, товарищ Энгельс, Голицына не читали, он пишет: «Отношения между центральной властью и производственными предприятиями – цехами концерна строятся на всеобъемлющем госзаказе и предоставлении товарного кредита. В бухгалтерских документах поступление товарного кредита отмечается в номенклатуре и стоимости на левой стороне листа под заголовком “Кредит”. На правой стороне этого же листа записываются сведения по номенклатуре и стоимости отправленной готовой продукции под заголовком “Дебет”. Производственное предприятие гасит “Кредит” с помощью “Дебита” и, поэтому, находится постоянно в состоянии дебиторской задолженности. Но этот факт не является чем-то ненормальным в работе предприятия, так как на изготовление готовой продукции из материалов товарного кредита требуется определенное рабочее время. С товарно-транспортными накладными на отгруженную продукцию доверенное лицо предприятия идет в Промбанк, где и получает наличными долю чистого дохода предприятия». Это у вас, товарищ Энгельс, простая бухгалтерия. А зачем делать просто, когда всё можно так запутать, сделать так сложно, что никакой ОБХС не разберёт?)

    Впрочем, пусть читатель все время не упускает из виду, что мы здесь отнюдь не занимаемся конструированием будущего. Мы просто принимаем условно предположения г-на Дюринга (Голицына по-нашему, - товарищ Энгельс) и только делаем неизбежно вытекающие из них выводы.

    Итак, золото, которое «по самой природе своей является деньгами», не может осуществить эту свою природную функцию ни в обмене между хозяйственной коммуной и ее членами, ни в обмене между различными коммунами. Тем не менее г-н Дюринг предписывает золоту выполнение этой функции и в «социалитете». При таком положении дела приходится искать для нее другой сферы деятельности. И такая сфера действительно существует. Хотя г-н Дюринг и дает каждому право на «количественно равное потребление», но он никого не может принудить к этому. Наоборот, он гордится тем, что в созданном им мире каждый может делать со своими деньгами все, что ему угодно. Он не может, следовательно, помешать тому, чтобы одни откладывали себе деньжонки, между тем как другие не в состоянии будут свести концы с концами на свой заработок. Он делает такой исход даже неизбежным, открыто признавая в праве наследования общую собственность семьи, откуда вытекает далее обязанность родителей содержать детей. Но этим в количественно равном потреблении пробивается огромная брешь.

    (Энгельс ничего не понимает в пользе сберижений, вот и ополчился на откладывание денег, - Голицына не читал: «Но, чтобы население не держало свои сбережения дома, а сдавало их в банки, население надо заинтересовать небольшим банковским процентом (2-х процентов достаточно)». Каких-то 2%, - разве это брешь?).

    Холостяк великолепно и весело живет на свой ежедневный заработок в восемь или двенадцать марок, тогда как вдовец с восемью несовершеннолетними детьми может лишь скудно прожить на такой заработок. С другой стороны, коммуна, принимая без оговорок в уплату всякие деньги, тем самым допускает возможность, что эти деньги были приобретены не собственным трудом, а каким-либо иным путем. (Подумаешь, каких-то 2% не собственным трудом) . Она не знает их происхождения. Но в таком случае имеются все условия для того, чтобы металлические деньги, игравшие до сих пор только роль трудовой марки, начали действительно выполнять функцию денег. Налицо оказывается возможность и мотив, с одной стороны, для образования сокровищ, с другой — для возникновения задолженности. Нуждающийся занимает у того, кто копит деньги. (Нашёл фантаст Энгельс проблему. Настоящая проблема, как пишет Голицын, - «как дать при только электронном виде “трешку” взаймы соседу, если у того случится такая нужда и т.д.?».) Полученные взаймы деньги, принимаемые коммуной в уплату за жизненные средства, становятся опять тем, чем они являются в современном обществе,— общественным воплощением человеческого труда, действительной мерой труда, всеобщим средством обращения. Все «законы и административные нормы» в мире так же бессильны изменить это, как не могут они изменить таблицу умножения или химический состав воды. А так как собиратель сокровищ имеет возможность заставить нуждающегося платить проценты, то вместе с металлическими деньгами, функционирующими в качестве настоящих денег, восстанавливается также и ростовщичество. (Тут, видимо, по мнению Голицына, Энгельс из мухи слона делает – из трёшки взаймы ростовщичество вывел.)

    Ростовщики превращаются в торговцев средствами обращения, в банкиров, в господ, владеющих средствами обращения и мировыми деньгами, а следовательно, в господ, захвативших в свои руки производство и самые средства производства, хотя бы эти последние еще много лет продолжали фигурировать номинально как собственность хозяйственной и торговой коммуны. Но тем самым эти превратившиеся в банкиров собиратели сокровищ и ростовщики становятся также господами самой хозяйственной и торговой коммуны. «Социалитет» г-на Дюринга в самом деле весьма существенно отличается от «туманных представлений» других социалистов. Он не преследует никакой другой цели, кроме возрождения крупных финансистов; под их контролем и для их кошельков коммуна будет самоотверженно изнурять себя работой…

    При господствующем в Германии основательном незнакомстве со старыми социалистическими учениями, какой-нибудь невинный юноша может задать вопрос, не могут ли, например, и оуэновские трудовые марки дать повод к подобному же злоупотреблению. Хотя мы и не обязаны здесь выяснять значение этих трудовых марок, все же — для сравнения дюринговского «всеобъемлющего схематизма» с «грубыми, тусклыми и скудными идеями» Оуэна — мы считаем уместным заметить следующее. Во-первых, для такого злоупотребления оуэновскими трудовыми марками было бы необходимо предварительное превращение их в действительные деньги, между тем как г-н Дюринг предполагает ввести действительные деньги, но хочет запретить им функционировать иначе, чем в качестве простых трудовых марок.

    (У вас Дюринг, у нас Голицын предполагает ввести действительные деньги, но хочет запретить им функционировать иначе, чем в качестве простых трудовых марок. Но нашему Голицыну разрешил это делать сам Маркс.)

    В первом случае имело бы место действительное злоупотребление, во втором же случае прокладывает себе путь имманентная, не зависящая от человеческой воли природа денег: деньги добиваются здесь свойственного им нормального употребления наперекор тому злоупотреблению, которое г-н Дюринг хочет навязать им в силу своего собственного непонимания природы денег.

    Откуда же возникают все эти странные блуждания и шатания, на которые обречена хозяйственная коммуна г-на Дюринга? Они возникают просто благодаря туману, окутывающему в голове г-на Дюринга понятия стоимости и денег и заставляющему его в конце концов стремиться к открытию стоимости труда.

    (Спасибо товарищу Энгельсу за поставленный Голицыну диагноз, я то же подумал, что проблема у него с головой… Я лечил, лечил, но так и не вылечил. А он всё долбит и долбит тут на форуме - дятел наш местный. Написал: - «завтра его додолблю!». Но, думаю, не справится. Расколется голова – не вылечить. Попробуйте товарищ Энгельс объяснить ему про понятие «стоимость», - «в марксовом законе стоимости это маленькая, но очень важная по своему значению буквочка “с”» - пишет нам Голицын. Он понял, что буковка важная, а вот где, и почему она важная, и почему в общине она свою важность теряет, и даже может разрушить общину, он так и не понял. Читаем дальше ваши объяснения товарищ Энгельс…)

    Единственная стоимость, которую знает политическая экономия, есть стоимость товаров. Что такое товары? Это — продукты, произведенные в обществе более или менее обособленных частных производителей, т. е. прежде всего частные продукты. Но эти частные продукты только тогда становятся товарами, когда они производятся не для собственного потребления, а для потребления другими людьми, стало быть, для общественного потребления; они вступают в общественное потребление путем обмена.
    Таким образом, когда я говорю, что какой-нибудь товар имеет определенную стоимость, то я этим утверждаю: 1) что он представляет собой общественно-полезный продукт; 2) что он произведен частным лицом за частный счет; 3) что, будучи продуктом частного труда, он является одновременно, как бы без ведома производителя и независимо от его воли, продуктом общественного труда, притом определенного количества этого труда, устанавливаемого общественным путем, посредством обмена; 4) это количество я выражаю не в самом труде, не в таком-то числе рабочих часов, а в каком-нибудь другом товаре. Следовательно, если я говорю, что эти чаны стоят столько же, сколько этот кусок сукна, и что стоимость каждого из обоих предметов равна 50 маркам, то тем самым я говорю, что в чанах, в сукне и в данной сумме денег заключено одинаковое количество общественного труда. Я констатирую, таким образом, что представленное в них общественное рабочее время общественно измерено и признано равным. Но измерено не прямо, не абсолютно, как измеряют рабочее время в других случаях, выражая его в рабочих часах или днях и т. д., а окольным путем, при помощи обмена, относительно. Поэтому-то я и не могу выразить это определенное количество рабочего времени в рабочих часах, число которых остается мне неизвестным, а могу это сделать тоже только окольным путем, относительно, — в каком-нибудь другом товаре, представляющем одинаковое количество общественного рабочего времени.
    Но товарное производство и товарный обмен, вынуждая покоящееся на них общество прибегать к такому окольному пути, заставляют его вместе с тем возможно больше сокращать этот путь. Они выделяют из общей плебейской массы товаров один царственный товар, в котором раз навсегда может выражаться стоимость всех других товаров, — товар, который признаётся непосредственным воплощением общественного труда и потому может непосредственно и безусловно обмениваться на все другие товары: этот товар — деньги.
    Непосредственно общественное производство, как и прямое распределение, исключает всякий товарный обмен, следовательно, и превращение продуктов в товары (по крайней мере внутри общины), а значит и превращение их в стоимости.
    Когда общество вступает во владение средствами производства и применяет их для производства в непосредственно обобществленной форме, труд каждого отдельного лица, как бы различен ни был его специфически полезный характер, становится с самого начала и непосредственно общественным трудом. Чтобы определить при этих условиях количество общественного труда, заключающееся в продукте, нет надобности прибегать к окольному пути; повседневный опыт непосредственно указывает, какое количество этого труда необходимо в среднем. Общество может просто подсчитать, сколько часов труда заключено в паровой машине, в гектолитре пшеницы последнего урожая, в ста квадратных метрах сукна определенного качества. И так как количества труда, заключающиеся в продуктах, в данном случае известны людям прямо и абсолютно, то обществу не может прийти в голову также и впредь выражать их посредством всего лишь относительной, шаткой и недостаточной меры, хотя и бывшей раньше неизбежной за неимением лучшего средства, — т. е. выражать их в третьем продукте, а не в их естественной, адекватной, абсолютной мере, какой является время».

    Спасибо товарищу Энгельсу за объяснение понятия «стоимость» и «деньги». А самый главный вывод из всего сказанного, почему-то записан в примечании, сделанном самим Энгельсом к приведённому тексту.

    Цитата:
    «Деньги взрывают хозяйственную коммуну столь же неизбежно, как они в настоящий момент подготовили взрыв русской общины и как они взрывают семейную общину, раз при посредстве денег совершается обмен между отдельными членами».

    Не портрет Ленина на советские рубли печатать нужно было, а приведённое предупреждение Энгельса. Мажет это и помогло бы сохранить СССР.

  5. МИБ
    Современное естествознание, например, установило наличие «тёмной материи» и «темной энергии» и то, что наши сегодняшние знания относятся всего к 5% от всей окружающей нас материи
    ========================================
    Нет, Михаил, не установило.
    Это - всего лишь гипотеза, с помощью которой хотят скрестить Всемирное тяготение Ньютона с ОТО Эйнштейна и красным смещением Хаббла .
    Посколькау наблюдательные данные, зашитые в закон Ньютона и свет далёких галактик Хаббла не сшиваются с гипотезой Эйнштейна.
    Подробнее http://kommunika.ru/?p=4183

    • Это не мое утверждение, Женя, а Сергея. Мой взгляд на научное мифотворчество изложен давно и ты с ним знаком. Но в контексте Сергея не стоит обращать внимания на эти посторонние детали.

      • Но в контексте Сергея не стоит обращать внимания на эти посторонние детали.
        ================================
        Не получается.
        Так как такие детали девальвируют всё остальное впечатление.

        И вообще, вряд ли целесообразно использовать в обсуждении общественных вещей примеры из сферы естественно-научной.
        Даже биологической.

        Так как там действуют объекты, у которых не просматривается какая-либо цель: электроны, аатомы, планеты, звёзды, да и Вселенная в целом ...

        А у вирусов ,бактерий и прочих грибов цель хоть и наличествует, го вряд ли осознана. Даже у крыс и кошек.

        А вот в обществе действуют индивиды , у которых та цель осознана в виде идей.
        Да так, что именно идеи правят миром ( Гегель, Маркс)

  6. Если Голицын в моей модели без товарно-денежных отношений чего-то не понял, то это его проблемы, повторять не буду
    ========================================
    Сергей, аз, грешный, тоже не очень понимаю смысл твои изысканий в области какого-то внтуриобщинного (?) , внутриартельного (?) обмена (?).
    Маркс, конечно, мог что-то перемудрить с помощью квитанций за рабочее время .
    И я могу понять Голицына, кой не видит разницы между этими квитанциями и теми фальш-долярами , которые ФРС щас печатает по миллиарду в день .

    И в пространных скрижалях Голицына и , особенно, в его кратких сообщениях, можно видеть, как яро Аркадий отстаивает именно этот бурдуазный порядок, в котором всё и вся на продажу.
    Хотя бы и за фальшивки.
    Или ещё какие квитанции.

    Но ведь всё дело-то не в деньгах, обменах или квитанциях, а в упразднении самих этих категорий.
    Если мы гвоирм об олбющине ( социализме, коммунизме)

    И, честно говоря, в отличие от Михаила, я , Сергей, в твоих писаниях не увидел достаточно краткой и чёткой картины, коя вела бы к упразднению тех денег или ещё каких "обменов".

    Скажем, Че и Афонин прелагает ОГАС Глушкова. http://kommunika.ru/?cat=121
    В Манифесте МР тоже провозглашена "плата за гражданство" http://kommunika.ru/?p=434
    которая мыслится:
    - безналичной
    - именной
    - исчезающей http://kommunika.ru/?cat=38

    (И сейчас ты увидишь, какой визг поднимет кое-кто по поводу этого мероприятия )

    • Ну вот и "сдулся" "марксист" - общинист Сергей. А Вы, Шерри, оказывается и справедливым можете быть иногда. Приятная неожиданность!

  7. cherry on 14 Декабрь 2013 пишет:
    Сергей, аз, грешный, тоже не очень понимаю смысл твои изысканий в области какого-то внтуриобщинного (?) , внутриартельного (?) обмена (?). Маркс, конечно, мог что-то перемудрить с помощью квитанций за рабочее время . И я могу понять Голицына, кой не видит разницы между этими квитанциями и теми фальш-долярами , которые ФРС щас печатает по миллиарду в день . И, честно говоря, в отличие от Михаила, я , Сергей, в твоих писаниях не увидел достаточно краткой и чёткой картины, коя вела бы к упразднению тех денег или ещё каких “обменов”.
    ++++++++++++++++++++++++++++++++

    Извините, нет времени участвовать в ежедневном диалоге, а когда время появляется тема уходит с главной страницы на второй план. Отвечаю на ваш вопрос.

    В чём разница?

    Что бы увидеть разницу, нужно задуматься о форме и содержании.
    Название может быть всякое, и я это неоднократно подчёркивал. Например, способ воспроизводства материальной жизни людей, «как на одной фабрике», с внутренним содержанием – «отношения общественной собственности на средства производства», воплощённый в конкретном социальном организме, можно называть как угодно – «Государственная монополия, обращённая на пользу всего народа», «Коммуна», «Община», «Общинный Союз», «Советский Союз», «Социалистическое государство», «Коммунистическое государство». А способ воспроизводства материальной жизни людей, с внутренним содержанием – «отношения частной собственности на средства производства», с частным разрозненным производством и товарообменом, в котором участвует такой замечательный товар, как «рабочая сила», этот способ производства, воплощённый в конкретном социальном организме, то же может называться как угодно – «Капиталистическое государство», «Социалистическое государство», «Пост индустриальное общество», «Недоразвитый сырьевой придаток стран капитализма» и т.д. Все названия это всего лишь названия, скрывающие то или иное содержание. Вот содержание давайте и смотреть. Если мы хотим найти отличие в одном социально-экономическом национальном организме-государстве от другого, то давайте смотреть на какой материальной базе и какие производственные отношения в этом социальном организме существуют. И главные среди них, это отношения собственности на средства производства. Они определяют характер распределения произведённого продукта, его обмена и долю его потребления тем или иным социальным слоем. Названия могут быть разные. Одно называем «Община земледельческая», другое Союз советских социалистических республик, а суть одна и там, и там. В социально-экономическом организме, и в первом, и во втором, воспроизводство общественной жизни людей, составляющих это объединение, осуществляется на основе общей собственности на основное средство производства. Но в характеристике этой главной экономической основы всё же есть и различие - различие другого порядка. В первом случае, основным средством производства является земля, и всё воспроизводство материальной жизни людей в земледельческой общине связано с сельским хозяйством. В другом случае, воспроизводство материальной жизни людей осуществляется на основе единой системы промышленного производства. В первом случае общинное сельскохозяйственное производство объединяет небольшие группы людей и в национальном масштабе государства встроено в феодальную систему, как архаичный уклад общественной жизни. В другом случае, общинное производство является основным и главным в национальном масштабе государства и строится на высшей организационно-технологической ступени развития материального производства.

    Но названия могут быть и одинаковыми, а суть разная. Например, Китай называют социалистическим государством, и СССР назывался социалистическим государством, а отношения собственности в них разные.

    Точно так же в обществе, где все средства производства находятся в общинной собственности, инструмент распределения созданных материальных продуктов на основе обмена деятельностей можно называть как угодно. Назови ты этот инструмент распределения «квитанция», «театральный билет», или «бонус», как я предложил, - суть отношений распределения будет одна и та же. Суть в том, что в таком обществе нет товарного производства и труд каждого отдельного лица, как бы различен ни был его специфически полезный характер, становится с самого начала непосредственно общественным трудом и не требует сопоставления одного произведённого товара, относительно другого в абстрактной форме стоимости. «Будет ли марка, обозначающая количество выполненных «производственных обязанностей» и приобретенных за это «прав на потребление», клочком бумаги, жетоном или золотой монетой, — это … совершенно безразлично».

    Так же, совершенно безразлично и то, как называется инструмент рыночного распределения созданных материальных продуктов – распределения посредством товарного обмена. По сути, между по-разному называемыми инструментами рыночного распределения нет разницы, назови ты этот инструмент рублем, долларом, или квитанцией. Главное, что за этим названием в отношениях товарообмена выделен из общей «плебейской массы» товаров один царственный товар, в котором раз и навсегда может выражаться стоимость всех других товаров, — товар, который играет роль денег. То есть он признаётся непосредственным воплощением общественного труда и потому может непосредственно и безусловно обмениваться на все другие товары.

    То есть "квитанция", используемая в бестоварном прямом распределении продуктов общественного производства и "квитанция", используемая при распределении продуктов общественного производства путём товарно-денежного обмена это не одно и то же. Рубль в отношениях частной собственности и товарно-денежного обмена это не одно и то же, что и рубль, использовавшийся при прямом распределении продуктов общественного производства в отношениях общественной собственности на средства производства.

    Плохо или хорошо рубль или доллар выполняет функцию товарного обмена, это к сути применения этого инструмента не относится. Если инструмент распределения под названием «американский доллар», исполняет свою миссию плохо и не обеспечивает эквивалентного товарообмена, то это не делает его подобным клочку бумаги (квитанции), используемому для внутриобщинного распределения. Суть не в названии, а в содержании – в функции, которую данный инструмент распределения выполняет. Он может выполнять функцию прямого распределения по количеству фактических затрат рабочего времени. Но инструмент с тем же названием может выполнять и совершенно другую функцию - функцию товарного обмена, посредством всего лишь относительной меры стоимости, которую нельзя напрямую подсчитать по фактическим затратам времени. Эта относительная мера может проявлять себя только при обмене, в сравнении одного продукта относительно другого по содержанию в них некого идеально, общественно-необходимого времени, которое в натуре никто не измеряет и без отношения одного товара к другому, иным путём измерить не может.

    Я ведь писал, - У вас Дюринг, у нас Голицын предполагает ввести действительные деньги, но хочет запретить им функционировать иначе, чем в качестве простых трудовых марок.
    В обществе, где существует единая система производства, не может быть товарного производства по самой сути этого понятия – «товар». А значит, не может быть и товара, исполняющего функцию денег, и товара «рабочая сила». В таком общественном производстве называть производимый продукт товаром, а инструмент распределения продуктов деньгами это значит всё запутать. Такая путаница была в СССР. Там распределение осуществлялось в абстрактных, в относительных единицах с таким же названием, как и при настоящем товарном производстве – «товары», «деньги - рубли», «цена в рублях», «кредиты», «прибыль» и т.д. К чему это привело в СССР, я писал. Как это оценивал Энгельс, критикуя Дюринга, я цитаты приводил. Голицын хочет в новом коммунистическом устройстве воспроизвести то, что разрушило СССР. Он полагает, что если он по иному выстроит систему распределения, то у него получится лучше.

    В чём моё предложение от предложения Голицына отличается?

    - Тем, что я затраты рабочего времени не перевожу в абстрактные единицы (рубли). Сколько каждый отработал в общественном производстве, у меня фиксируется в единицах времени. В чисто производственном обмене и потреблении затраты так же измеряются не в абстрактных единицах, а в единицах затраченного рабочего времени. Голицын не понимает, что между «цехами» единой производственной системы «как на одной фабрике», «…деньги совершенно излишни. Действительно, тут было бы совершенно достаточно простой бухгалтерии, которая гораздо проще обслуживает обмен продуктов известного количества труда на продукты такого же количества труда, если она ведет счет при помощи естественного мерила труда — времени и рабочего часа как его единицы, — чем в том случае, когда она предварительно переводит рабочие часы на деньги. Обмен является здесь в действительности чисто натуральным обменом» (Энгельс).

    Я не меняю систему расчётов при распределении продуктов, предназначенных для потребления населением, существовавшую в СССР. Голицын её меняет и считает, что его схема распределения будет более справедливой. Он выделяет из общей массы работников «рабочих пчёл». Голицын пишет: «Для всей страны устанавливается единая стоимость одного часа общественно необходимых затрат труда. А стоимость живого труда, необходимого для производства продукта труда, определяется простым умножением этой ставки на нормативное время, необходимое для производства продукта труда». Голицын не понимает, что «стоимость» без отношения одного товара к другому, иным путём измерить невозможно. Он не понимает, что применяемые им категории товарного производства при переходе к единой системе производства на основе общественной собственности на средства производства меняют своё содержание. Он не понимает, что такое производство не товарное и от категорий «деньги» и «цена» остаётся одно название. Я, для того, чтобы не было путаницы, меняю название инструмента распределения на слово «бонус», «количество бонусов». Я не использовал измерение затрат труда непосредственно временем, а использовал относительную единицу измерения «бонус». Я это сделал только для того, чтобы показать связь с советской практикой распределения, при которой могло бы быть использовано иное название экономических категорий. Я писал, - всё, что я тут обозначил, весь механизм обмена трудовой деятельностью между людьми – всё это было в советской экономике. Так, что всё это реально, всё осуществимо. Но мою схему отношений распределения в производственной общине в сфере распределения продуктов личного потребления, можно описать и без использования относительных единиц – «бонусов», а выразить всё полностью в единицах времени.

    Пример:

    Община на референдуме решила, что половину времени общественного рабочего дня будет тратиться на производство продуктов личного потребления (на проедание).

    Для простоты примера, предположим, что в общине 10 человек. Каждый отдал на пользу общины 8 часов туда. 5 человек в течении рабочего дня создавали продукты личного потребления (в промышленном и сельскохозяйственном производстве – группа «Б») и затратили на это 40 часов общественного рабочего дня. 1 человек занимался научной и преподавательской деятельностью, 1 работал в сфере здравоохранения и 3 человека занимались производством средств производства (группа «А»). Общие затраты времени общественного рабочего дня составили 80 часов. Доля каждого работника в нём 8 часов. Доля каждого на продукт личного потребления - 4 часа. В «банке времени» на лицевом счёте каждого работника создано несколько субсчетов (несколько «корзин»). В «корзину потребления» после рабочего дня, каким бы видом общественно-полезной деятельности общинник не занимался, каждому поступило 4 часа. В «корзину» на образование и медобслуживание упало 2 часа. В «корзину» на производство средств производства упало 3 часа.

    Общество затратило на создание продуктов личного потребления 40 часов. Доля затрат на изготовление каждого вида продуктов известна и в сумме она не может быть более 40 часов. Доля каждого в создании продуктов потребления то же известна. Она составляет 4 часа. Каждый из 10 общинников приобретает заявленные им в единой информационной сети к производству продукты, в общей сумме затрат на производство которых, затрачено не более 4 часов. После приобретения заявленных продуктов, в установленном размере затрат рабочего времени на его изготовление, 4 часа рабочего времени, из «корзины потребления» списываются.

    Накопленные часы в «корзине» на производство средств производства учитываются как сумма личного вклада каждого в общественное производство средств производства. Все средства производства имеют свою оценку так же в части общественного рабочего дня, истраченного на их производство (по каждому отдельному орудию труда, по каждому энергоресурсу и т.д.).

    Надеюсь, теперь понятна разница схемы Голицына и моей схемы производства и распределения продуктов личного потребления? Моя схема может полностью быть избавлена от каких бы то ни было «квитанций» и работать как чисто натуральный обмен часами рабочего времени.

    • Что-то я в своём примере с арифметикой напутал. Вот так - всё о высоком и о высоком, всё усложняем и усложняем, а просто на пальцах на простом примере показать не умеем.
      Арифметика в моём примере будет на самом деле такая:

      В «корзину потребления» после 8 часового рабочего дня, каким бы видом общественно-полезной деятельности общинник не занимался, каждому поступило 4 часа. В «корзину» на образование и медобслуживание упало 1 час 36 минут. В «корзину» на производство средств производства упало 2 часа 24 минуты.

  8. Admin on 12 Декабрь 2013 писал:
    Вторая просьба, Сергей,– просмотреть материал http://kommunika.ru/?p=277 с практической точки зрения:
    +++++++++++++++++++++++++++++++++++
    Мне особо нечего добавить, к тому, что объяснил Энгельс по поводу общины Дюрингу. Там много практических советов – не делать то, не делать это, а это возможно и нужно и т.д.

    Но я могу прокомментировать отдельные высказывания на вашем форуме.

    1. «Они даже на Маркса ссылаются. Мол социализм возможен лишь в тех странах, где капитализм достиг точки своего высшего расцвета».
    ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

    Тут непонимание Маркса. У Энгельса есть по этому поводу хорошее высказывание, - капиталистические отношения не уничтожаются, а доводятся до крайности, до высшей точки, а на высшей точке происходит переворот. Но по утверждению того же Энгельса, всякие общественные отношения строятся на соответствующей им материальной базе. Следовательно, что бы капиталистические отношения уничтожить, нужно материальную базу, на которой строятся капиталистические отношения поднять до высшей точки. Исходя из сказанного, если в стране произошла революционная катастрофа и все скрепы существующего строя разрушились, и сторонникам коммунистического устройства удалось взять политическую власть, то они этой властью должны правильно распорядиться. Они должны заняться организацией производства в его высших формах. То есть поставить капиталистические отношения на высшую точку организации производства.

    Россия до 1917г. была феодальной страной. После того, как скрепы существующего строя разрушились и большевикам удалось взять политическую власть в свои руки, они провели индустриализацию производства и организовали его как в одной корпорации, "как на одной фабрике". То есть они довели капиталистические отношения до высшей точки. Только после этого стало возможным завершить переходный период, завершить переход от одного общественного устройства к другому и развивать образовавшееся новое общественное устройство. Правда на первом этапе, развивать производство материальной жизни нового общественного устройства ещё на старой производственной базе, достигнутой капитализмом.

    Маркс писал о возможности присвоения всех достижений капитализма Россией, если случится в ней революция, существующий строй рухнет и сторонники нового общинного устройства получат политическую власть. Это его высказывание мы видим в приводимых тут ранее набросках письма к Засулич. Плеханов, в отличие от Ленина и Сталина, считал, что всё само должно образоваться в экономике. Что капитализм сам должен дозреть до необходимости перехода к новому общественному устройству. Что ускорить этот процесс властными рычагами невозможно и поэтому партии коммунистов нужно отдать вожжи капиталистам. История рассудила этот спор.

    2) «Новый общественный строй зреет в недрах старого. Этим естественным процессом нужно воспользоваться и научится управлять им.
    Далее, как это организовать? Прежде всего, думаю, что должно быть не тысячи коммун, а одна-единственная, с плановым хозяйством, с тысячами дочерних филиалов на местах – как в городах, так и в деревнях, как в производстве и транспорте, так и в научной, конструкторской, управленческой, правоохранительной, информационной и т.д. сферах».
    ++++++++++++++++++++++++++++++

    Новый общественный строй зреет в недрах старого в виде многоотраслевых ТНК.
    Исходя из сказанного в первом пункте, я не представляю как, не имея политической власти в рамках нынешнего строя, создать коммуну по воспроизводству всех сторон материальной жизни людей на самом современном уровне. То есть создать многоотраслевую суперкорпорацию национального масштаба, мирового уровня развития с общинными отношениями акционеров этой суперкорпорации.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>