Капитализм и социализм. Часть 2.

1

Маркс терпел, - и нам велел придерживаться однозначных дефиниций. Классы - большие группы людей, одни из которых присваивают труд других. Сфера человеческих отношений, где производится присвоение, т.е. грабительский дележ, называется сферой распределения. К какому классу относится данный человек, есть просто вопрос о том, какое место он занимает в сфере распределения - он грабит или его грабят.

Но, чтобы поделить, надо произвести. Сфера производства - вторая сфера нашей экономической жизни. И тот же самый человек, который в сфере производства может быть грабителем или ограбленным, в сфере производства может также занимать любую роль: руководителя и организатора процесса производства, или простого исполнителя в нем.

Маркс настоятельнейшим образом (причем, вслед за Аристотелем аж!) рекомендует не смешивать эти две роли человека в сфере производства и в сфере распределения, а тех кто это делает - не слушать. Капиталист может сам работать - быть менеджером. Получать, соответственно, за работу менеджера зарплату. Но, если он капиталист, то и всю прибыль, которую получил его коллектив, он может использовать по своему усмотрению. Но, как менеджер (если он взялся и за это дело), он должен, во-первых, посчитать, сколько направить на развитие производства (иначе он уже через месяц вылетит в трубу), во-вторых, сколько он получит в результате, в-третьих, сколько направить на зарплату и пр.

Поэтому, есть две сферы, противоположные по существу: сфера потребления и сфера производства.

Есть два вида смешения этих сфер в интересах буржуазии.

Одни, еще при Марксе, считали, что капиталист - это обязательно только управленец.

Другие, уже в наше время, считают, что управленец - это обязательно только капиталист.

Нет. Это разные функции в разных общественных сферах.

Думаю, этих дефиниций неплохо бы придерживаться.

2

«Капиталист рискует, - говорят нам, - капиталист думает, сколько направить на развитие производства»
Капиталист, по определению, только потребляет, что осталось. В производстве он не участвует. Рискуют менеджер и рабочий. Как при наличии капиталиста, так и без него. Как при капитализме, так и при социализме.

Никто не спорит, что сферы производства и потребления являются двумя сторонами одного процесса - материального воспроизводства общества. Единственное, что имеет смысл отличать производственное потребление в собственном смысле, и практически одинаковое индивидуальное потребление рабочим и менеджером (и прочими, кто занят делом) от непроизводственного потребления (иканья и пуканья, еды и секса, яхт и Канар) капиталиста, находящегося вне этого процесса и паразитирующего на нем.

Поэтому, если рассматривать вопрос: «Кто сколько чего произвел и кто сколько чего из этого получил?», - понятно, что при капитализме произведенное минус производительное производственное и индивидуальное потребление есть та обуза, которая ложится на капиталиста. Только он, бедалага, трудится над потреблением остатка. Это его труд, который он, как честный труженик, никому добровольно не уступит.

Конечно, общество без капиталиста решает свои проблемы примитивно просто: обеспечивает каждого средним уровнем необходимого потребления, а остаток применяет для развития общества - науки, культуры, производства.

Но такой примитивизм чужд возвышенной душе капиталиста. Он не только не боится трудностей, но сам их ищет и находит. Главная трудность - капиталист не может потребить средств среднего индивидуального потребления больше, чем способен один человек. Поэтому ему приходится искать способ увеличить свои потребности качественно, вывести их за пределы среднего. Например, поставить в туалете два золотых унитаза. Как это сделать?

Во-первых, из свободных ресурсов общества, не занятых непосредственно в сфере производства средств индивидуального потребления, набрать себе людей, которые будут изготавливать унитазы. Во-вторых, забрать часть материальных ресурсов на это дело - драгу, моющую золото, часть флотационной фабрики и ее персонала, плавильные печи с персоналом, изготовителей моделей и опок для отливки унитазов, транспорт для их доставки, инженеров-ассенизаторв для установки и обслуживания этих устройств на месте, вооруженную охрану созданного рабочего места, вооруженную службу наблюдения за охраной, сексотов внутри той и другой службы, и т.д.

Как видим, труд капиталиста тяжел и многообразен. Простому смертному не по плечу.

Теперь мы видим еще одну ошибку, гуляющую в общественном мнении. А именно, полагаем, что капиталист-менеджер, его материальные и трудовые ресурсы, идущие на удовлетворение сверхкомфортных индивидуальных потребностей, являются частью общественно-необходимого производства и, поэтому, деятельность капиталиста заслуживает самого глубокого уважения и самой высокой оценки. Правда, сам капиталист, прежде всего, неустанно работает над своим имиджем, отчуждая от общества прессу и прочие СМИ, что делает его работу еще более многогранной и уважаемой.

Поэтому, на мой взгляд (да и Маркса тоже) нужно жить проще. Капиталиста - под зад коленом. Уничтожить всю сферу сверхкомфортного индивидуального потребления. Освободившиеся ресурсы направить на развитие общества. Охранников капиталистов сделать охранниками от капиталистов. И не заморачиваться вопросами нормы эксплуатации. Просто: работаешь на жизнь людей - получи от людей на жизнь. Сделал шестьдесят шесть а для общества - получи по одному все тридцать три от а до я от него. Вторая половина идет на развитие.

3

Еще раз: если человек работает менеджером, его зарплата около 20000 рублей. Копейкой больше, копейкой меньше. Как у инженера, даже самого талантливого, или как у самого бездарного ассенизатора. Ибо большую сумму он не сможет проесть и пропить необходимым для жизни образом. На меньшую не проживет.

Если его доход превышает эти 20 тыс/месяц, значит он присваивает чей-то труд: либо как капиталист, либо ему платит капиталист добавку за услугу в нашем общем борделе. За проституцию, прямо говоря. За продажность и поддержку буржуазного строя. И ничего тут придумывать не надо. Ибо трудом называется та (и только та) деятельность, которая нужна обществу, отчуждается в общество безвозмездно, и используется им для самого себя (подобно тому, как капиталист использует отчужденную прибавочную стоимость для себя).

"Каждому по труду" не означает "каждому по полезности (редкости) труда". Означает только "по затратам рабочей силы на общественные нужды".

1. Кто и как определит, сколько я сделал для других?
Ну, уж не беспокойтесь! Тех, кто определяет, пруд пруди. Определяют сурово. Что бы Вы не сделали, все мало. Лёня Голубков тверд в своей требовательности к другим!

Шутка.

Если Вы инженер или ученый, никого не интересует сколько Вы сделали для других. Выполняйте план работ и получайте оплату за работу. Все. Дело в том, что решение проблем, стоящих перед ними, неизвестно. Из сотни ученых и тысячи инженеров 99 ученых, может быть, и 999 инженеров, может быть, не сделают для общества ничего положительного. Их положительный результат в том, что они доказали, что в этих направлениях нет решения проблем, и сформулировали, почему. Будущие инженеры и ученые могут, не теряя времени, ознакомиться с разными направлениями и отнестись к их оценке критически.

Разработка электронной платы - совсем другое дело. Здесь достаточно просто определить, за сколько времени подготовленный инженер выполняет эту работу (как токарь, делающий гайку). На то его общество и создавало, как уникальную потребительную для себя стоимость, чтобы он умел выполнять для общества (а не для себя) функции, которое общество изучило и вложило в голову инженера. И затраты физические и умственные здесь оцениваются также, как и у ассенизатора.

2. Куда девать остальные 65 а?
На 32 а Вы получите от других нужные Вам для жизни б, в, г, ... я.

Остальные 33 а отдаёте тем, кто рискует. И пусть все отдадут эту долю от своего труда. Не капиталистам, разумеется. А исследователям нового. Ученым, инженерам и рабочим, стоящим на переднем крае науки и техники. Тем, кто, может быть, никогда не достигнет положительного результата. Ибо некоторое, гипотетически возможно верное направление, на поверку очень часто оказывается бесперспективным. Но, не затратив общественный труд, в этом не убедишься...

Труд человека просто вынужден все больше вытесняться в эту рискованную исследовательскую, творческую сферу. И чем больше там окажется исследователей (а не Лёнь Голубковых), тем устойчивее ожидается прогресс.

Да, мы все новые и новые виды деятельности выносим в разряд пролетариата. Инженер, учитель, врач - сегодня пролетариат. Это люди наемного труда, живущие на зарплату. Но совсем недавно жившиеие на оплату услуг. И наблюдающие, как живут коллеги в капстранах. Поэтому до сих пор воняет гнилью интеллигенции: свою редкость (отсутствие у общества потребности заполнять ими трюмы человеческого корабля), они пытаются продать обществу за свидетельство неимоверно трудной работы, которая ими, якобы, выполняется, и выторговать себе крутые мани. Их труд редок не потому, что он супер, а потому, что в больших масштабах сегодня он никому не нужен. СССР показал, что труд интеллигента настолько стал доступен, им настолько стало легко овладеть, что его полезность для общества устремилась к полезности труда штамповщика или металлурга.

Еще раз. Труд интеллигенции, влившийся в рабочий класс, редкий не потому, что им трудно овладеть, а потому, что он не нужен сегодня обществу в больших масштабах. Не скажу, что это хорошо. Но сегодня, нужно признать, труд интеллигента не может стоить больше труда ассенизатора. Если, конечно, мы живем при социализме, а не при капитализме. Если мы отказываемся платить за проституцию ума.

Лёня Голубков со своим экскаватором отдыхает. Он - только часть этой проблемы. Проблемы, вовлекшей в свою орбиту даже слои традиционно здорового рабочего класса.

4

Здесь добавлю еще одно соображение, с которого, как мне кажется, надо начинать аргументацию в пользу диктатуры пролетариата.

А именно, нужно ответить на вопрос: зачем нам диктатура пролетариата? Какова цель диктатуры пролетариата?

Устранение эксплуатации человека человеком? Так она и при социализме не устраняется. Только прибавочная стоимость, превратившись в прибавочный продукт, уходит не в карман частному лицу, а в общественный, на развитие, но все равно пока еще далекий от моего индивидуального кармана.

Присвоение эквивалента всего произведенного мною труда? Чтобы рабочий проедал природные и людские ресурсы сам, не делегируя эту трудную работу капиталисту? Но это будет не слишком большая прибавка. Лишь эксплуатация одним сотен и тысяч рабочих дает заметный эффект.

Мы должны понять и обосновать для других, что диктатура пролетариата нужна для более эффективного развития общества в будущее. Что сегодня, конкретно, мы стоим на грани общечеловеческого всепланетного ресурсного кризиса. Что сегодня общество не может себе позволить растрачивать природные и трудовые ресурсы ни на раскармливание паразитического класса, ни на откорм себя, любимого. Общество должно создать армию исследователей, способную найти выход из назревающей катастрофы и передать ей все свои излишки, весь совокупный прибавочный продукт в качестве ресурса для преодоления сложившегося барьера экономического развития.

Поняв это, мы можем думать о том, в какой форме должна быть представлена диктатура пролетариата. В любом случае, диктатура пролетариата должна закрывать дорогу любому излишнему потребительству в лице любых претендентов на это, будь то буржуй, интеллигент или пролетарий. Поэтому Советы должны представлять именно этот общечеловеческий интерес, оценивать его работу нужно именно с этих позиций и допускать к контролю и праву смещения именно идеологов этой общезначимой цели.

Это, в свою очередь, означает правовое неравенство, правовой ценз на доступ к власти. А это требует выработки понимания того, как это сделать, как найти нужные критерии, как это все закрепить законодательно и т.д.

5

Немного просто порефлектирую еще на эту тему. В качестве эвристического поиска. Без претензий. В порядке обсуждения.

Человек, прежде чем начать контролировать себя, должен сам научиться контролировать другого и научиться быть контролируемым другим. Самоконтроль (как и самосознание), возникает из взаимоконтроля (как и из взаимосознания).

Устранив паризитирующую кучку общества, мы оказываемся перед двумя группами пролетариата, несущими разные функции. Одна преимущественно занята в сфере удовлетворения текущих индивидуальных материальных потребностей общества, другая - в сфере удовлетворения потребностей рода.

Первая группа полагает, что ее эксплуатируют, отнимают то, что она и сама могла бы потребить. Но бездельники из второй группы ее эксплуатируют, не создавая сами ничего для текущего потребления.

Вторая группа полагает, что первая группа - потребители, которым сколько ни дай, им все мало.

Поэтому разумно, может быть, было бы организовать взаимоконтроль этими группами друг друга. Первая группа ("потребители-индивидуалы") контролирует уровень индивидуального потребления "прогрессоров" (поскольку элитные группы склонны тратить средства не по назначению и вырождаться в паризитические группы), а группа прогрессоров контролирует производственное потребление в группе "потребителей". Потребители контролируют распределение вне себя. Прогрессоры - производство вне себя.

Потребители отвечают за уровень потребления прогрессоров и его рост. Прогрессоры отвечают за уровень производства потребителей и рост его эффективности.

Все общество в целом через какой-то совместный орган обеих групп принимает основные направления развития общества, находя баланс интересов этих групп. Видимо, где-то 50 на 50. 50% прибавочного продукта - на развитие текущего потребления, 50% - на развитие родового потребления.

Рост производительности труда в сфере производства средств индивидуального потребления должен вытеснять работников из этой сферы в сферу развития ( а не в сферу производства индивидуальной роскоши, включая некоторые виды услуг, как нас пытаются убедить). Ни один член общества не должен иметь в своем индивидуальном распоряжении благ больше, чем он заработал. А зарабатывают все примерно одинаково, т.е. сумма затрат физических и умственных ресурсов организма различается не на слишком большую величину от человека к человеку.

Примерно так можно подойти к некоторым практическим вопросам построения власти Советов. Территориальных и производственных.

6

Есть одна любопытная теорема в теории коллективного поведения автоматов. При дефиците ресурса автоматы разлагаются спонтанно на две враждующие партии. Победившая партия, если ресурсов все еще недостаточно, снова делится. И т.д.

Сегодня, если кто-то серьезно крикнет: "Отнять и поделить!", - за ним ринутся толпы. Отняли. Кто-то ухватил. Но на всех не хватает. Этот кто-то вербует сторонников, обещая поделиться. Остальные - противники. Снова отняли.

В реальной борьбе коренные интересы выражаются достаточно резко. Причем, интересы индивида могут совершенно не совпадать с интересами той группы, которой он принадлежит. Революционная перетряска сводит представителей разных классов и сословий под разные, не всегда соответствующие им формально идеологические знамена. Идет сортировка по духу, а не по месту в обществе.

Эту сортировку нельзя проморгать. Именно в ее результате можно получить действительно обогащенный материал. Революция - обогатительная фабрика передового отряда общества.

Но это так, слова...

А пока ищутся люди методом проб и ошибок. И строится партия, которая сразу еще тоже не обладает ясным самосознанием, сознанием своего места, своей роли, своих целей, своей программы. Потому что еще не обладает ясным сознанием конкретики общества и не может, поэтому, развить и применить к нему подходящую науку.

7

Реплика: Лозунг о развитии более чем противоречивый, каждому захочется ухватить свой кусок пирога. И в итоге выйдет подобно тому, что было при перестройке.

Ответ: Верно. Перестройка показала силу организации над неорганизованным народом даже вопреки его интересам. А если появится сила, которая докажет свою способность вести народ на борьбу за его интересы, вначале самые широкие - от потребительства до развития общества, за интересы труда - это уже полдела. Тогда можно подумать, как расставить приоритеты интересов и как их осуществить.

8

Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин единодушно сообщают, что общественный строй существенно зависит от целей своей экономики. Если целью производства является производство стоимости - это одно. Если целью производства экономики является производство потребительной стоимости - это совсем другое. Сталин четко говорит: целью социалистической экономики является удовлетворение потребностей трудящихся (а не производство стоимости). Все корифеи сходятся в одном: социализм производит потребительную стоимость, как цель, а капитализм - меновую, как цель.

Ну и что, спросим мы? Прудон протестовал против исключения стоимости в социализме, чем я хуже? Прудон ратовал за равную зарплату - чем равная норма эксплуатации хуже? Маркс раскритиковал Прудона? Но Маркс - не икона, говорим мы. Он, мол, ошибался.

Разберемся, кто здесь ошибался.

Что такое мера труда? Произведение длительности труда на его интенсивность, говорит Маркс. Это и есть мера потребительной стоимости труда. А что такое стоимость труда? Сапоги всмятку, говорит Маркс. Нет такой вещи, как стоимость труда. Есть такая вещь, как стоимость рабочей силы. Кому и зачем нужна эта мера стоимости? Тому и затем, чтобы определить, сколько рабочих сил производит рабочая сила за рабочее время. В нефтянке она производит семь рабочих сил. В строительстве - три с хвостиком. И т.д.

Получается, что один и тот же труд производит разную стоимость. Одно и то же отчуждение человека имеет разную норму эксплуатации. Если следовать определению нормы эксплуатации по Марксу, мы полагаем одинаковую стоимость рабочей силы за разное отчуждение человека в трудовом процессе. Один за час отработал стоимость своей рабочей силы и выдал прибыль. Другой - за восемь часов обработал себя также, как и первый, и дал такую же прибыль. Эксплуатация – она и в Африке эксплуатация, но ее мера, мера отчуждения затраченного труда - совершенно не лезет ни в какие ворота.

Т.е., по Марксу, мол, совершенно ошибочно опираться при поиске хоть сколь-нибудь нормальной социальной справедливости, на его определение нормы эксплуатации. Маркс предлагает опираться на меру труда, а не на меру эксплуатации. Опираться на производство потребительной стоимости с мерой потребительной стоимости труда, а не на меру рабочей силы, выраженной в норме эксплуатации.

Мы, похоже,  «прекрасно понимаем» этот момент, и возражаем, что Маркс со своим определением "облажался".

И мы толкуем: «Как избавиться от политэкономического классового деления в гибельном антагонизме? Есть только один способ. – Необходимо избавиться от антагонистического отношения эксплуатации, воздавая всем трудящимся по труду. И тогда никто не будет присваивать прибавочную стоимость – ее просто не будет, взять неоткуда, так сказать».

"Воздавая всем трудящимся по труду". Верно? Конечно!

И совершенно неверный, с точки зрения Маркса, вывод: "И тогда никто не будет присваивать прибавочную стоимость – ее просто не будет, взять неоткуда, так сказать."

Я уже не говорю о том, что один производит прибавочной стоимости за семь часов столько же, сколько другой за семь минут. Все зависит от производительности труда.

Я говорю о том, что на развитие общества нам предлагается ничего не оставлять, а все проедать дружными усилиями Лёней Голубковых.

Нам, ведь, под терминологией Маркса, предлагается вообще незнамо чё. Я даже не говорю о том, что, по Марксу, необходимо ставить интересы рода выше интересов индивида. Индивиду, по Марксу, если что и следует ставить, так это - клизму. Чтобы он опростался от потребительства. И потребитель, как предупреждает Маркс, будет очень страдать в социализме от клизм. И нужно дождаться смерти этого потребителя, его детей и его внуков, чтобы, наконец, общество хоть немного выздоровело. Чтобы клизмы принесли эффект. Чтобы человек стал, наконец, Человеком, ушел от Животного. Чтобы человечество стало Человечеством, а не безумной Обезяной с водородой бомбой в лапах.

Короче, ясно, что мы марксовым термином «норма эксплуатации» пытаемся назвать что-то иное. Смотрим, что же именно?

9

Продолжаем обсуждение.

Нам говорят, возражая вышеприведенному, что: «В рамках капитализма решение равной нормы эксплуатации невозможно – она является его отрицанием. И пытаться отвечать на этот вопрос в постановке Маркса просто бессмысленно».

Мы выяснили, что, по Марксу, оно невозможно и в социализме. Вообще, мера рабочей силы в социализме отрицается. Принимается мера труда. Поэтому полностью согласен, что моя постановка вопроса - иная.

Нам говорят: «Социализму равной нормы эксплуатации выравнивание нормы прибыли не страшно, а норма эксплуатации в нем у всех итак равна».

Но - что такое социализм равной нормы эксплуатации? Был капитализм совершенно разной нормы эксплуатации. И вдруг капиталистическое свойство выравнялось? Как? Можно ли, ссылаясь на Маркса, сказать такое? Еще раз подчеркну, что равенство нормы эксплуатации зиждется на мере стоимости, как на мере отчужденной от человечества прибыли.

Нам  предлагают обыкновенную обывательскую жвачку, путающую интенсивность труда и его производительность. Чтобы запутать пролетариат в словесах, дурно пахнущих. Пахнущих устремлениями интеллигенции получать по результатам труда от Аристотеля до Перельмана, а не по собственному вкладу труда в прогресс человечества. Безвозмездному вкладу Человека.

Нас убеждают: эквивалентное определение: социализм – это общество и общественное производство, воздающие труженику по труду.

Что это - воздаяние по труду? По прудоновской стоимости или по марксистской потребительной стоимости? Капиталистическое или социалистическое воздаяние?

Отвечают: «...если просто воздать всем трудящимся по труду, то это означает, что никому более (не по труду то есть) ничего не отдается, что позволяет надеяться на невозрождение класса буржуазии, вырастающего в паразитизме нетрудового захребетного присвоения части прибавочной стоимости».

Как видим, вопрос о мере труда, поставленный Марксом, в ответе даже не просматривается! Только округлые фразы о какой-то абстрактной справедливости, выраженной в абстрактном ультиматуме нашей реальности. Все же требуется уточнить – идет речь о прудоновско-интеллигентской мере труда, или о марксистской мере?

Еще одна фраза нам в упрек - о рынке при социализме: «Не нужны ваши интенсивности и время, а вот определенный продукт с определенными свойствами и вовремя - нужен. Вот он в соотношении с подобными же ему продуктами и "унормирует" личную долю рынка покупателя. Он даст то, что надо нам, а мы ему то, что надо ему».

Что здесь сказать? Есть рынок - нет социализма. Социализм - НЕТ РЫНКУ! Это - марксизм. Давайте как-нибудь оговаривать свое отношение к марксизму. Мы можем считать, как угодно, но не надо приписывать это «как угодно» марксизму. Или, тем более, развитию марксизма. Уж давайте писать ясно, что Маркс "облажался". И четко разъяснять, где и в чем. Показывать, что приведенная последняя мною цитата, есть марксизм. Что марксизм считает рынок при социализме регулятором производства.

10

Итак, нам возражают, что при социализме сохраняется стоимость как мера труда. Только путаники-антимарксисты считают иначе. Ну, что ж! Посмотрим, как считает «путаник-антимарксист» Маркс и другие, близкие ему, товарищи.

Вот - подзапутавшийся «антимарксист» Сталин:

«...мы должны приветствовать расширение производства и признать основой будущего социализма не отдельные города и общины, а целую и неделимую территорию всего государства, которая в будущем, конечно, будет все более и более расширяться. А это означает, что учение Кропоткина, замыкающее будущий социализм в рамки отдельных городов и общин, противоречит интересам мощного расширения производства — оно принесет пролетариату вред».

И никаких независимых производителей. А значит, никакого товарообмена.

Еще один «антимарксист», Ленин:

«...величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особое производство, или их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти...»

Никакой независимости на основе пучка прав собственности. А значит, никакого товарообмена.

«Антимарксист» Маркс пишет:

«Менее всего можно допускать, чтобы с помощью так называемого свободного местного самоуправления была бы увековечена общинная собственность, — форма собственности, которая стоит еще позади современной частной собственности и повсюду, разлагаясь, неизбежно переходит в нее, — а вместе с тем были бы увековечены возникающие из этой общинной собственности тяжбы между бедными и богатыми общинами, равно как существующее наряду с общегосударственным гражданским правом общинное гражданское право с его каверзами, против рабочих».

Ребята! Поймите же, наконец, что целью коммунистов в "Манифесте" провозглашено уничтожение частной собственности. ЧАСТНОЙ! Общественное производство сегодня растащено на части. Эту растасканность и надо устранить. Ни у кого никакой частной собственности нет. Ни у рабочих, ни у солдат и матросов, ни у крестьян, ни у пенсионеров с детьми. И, значит, нет экономических отношений, связанных с частной собственностью. Ну, нет основы для таких отношений! Нет собственности частной!

Что порабощает человека в нашем обществе? Частная собственность. Почему Сталин пишет, что в СССР работает капиталистический, открытый Марксом, закон стоимости? Потому, что в СССР сохраняется раздробленность производства на независимые части, на колхозы и кооперативы. И пока сохраняется эта частная собственность, сохраняется и товарообмен, т.е. обмен эквивалентами стоимости, а не эквивалентами общественной полезности. Сохраняется и норма эксплуатации, и прибавочная стоимость, и деньги.

Как только все эти частные лавочки (колхозы, кооперативы, промысловые артели) прикрыты, так сразу устраняется товарообмен. Его замещает продуктообмен. Обмен полезностями. Исчезает стоимость, как мера труда. Ее замещает полезность труда, как мера.

Тем самым, не вещи командуют людьми из "возвышенных соображений", не вещные экономические отношения частной собственности, а человек выметает из своих отношений все эти, порожденные частной собственностью, моменты. Общество уничтожает не экономику, а порабощение себя ею. Ставит экономику себе на службу, себе на пользу. Общественная полезность становится на место частной выгоды.

Это и есть классический истмат.

Но продолжим чтение антимарксиста» Маркса.

Критика Готской программы

Итак, следует разобраться, что Маркс называет социализмом? Не коммунизм ли он имеет в виду? Посмотрим. Маркс в следующем за ранее цитированным мною абзаце продолжает:

«Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло».

Т.е. Маркс определенно говорит здесь о социализме, как о переходе от капитализма к коммунизму, а не о развитом на свой собственной основе коммунизме. Какие характерные черты имеет такое общество? Посмотрим. Маркс продолжает этот абзац следующим образом:

«Соответственно этому каждый отдельный производитель получает обратно от общества за всеми вычетами ровно столько, сколько сам дает ему. То, что он дал обществу, составляет его индивидуальный трудовой пай. Например, общественный рабочий день представляет собой сумму индивидуальных рабочих часов; индивидуальное рабочее время каждого отдельного производителя — это доставленная им часть общественного рабочего дня, его доля в нем. Он получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда. То же самое количество труда, которое он дал обществу в одной форме, он получает обратно в другой форме».

Итак, у нас нет ни рынка, ни денег, ни товаров. Ничто из этого не вклинивается в отношения между людьми, не влияет на их поведение. Есть прямое производство потребительных стоимостей, доставка их к месту потребления и распределение по квитанциям. Все. Чистая административно-плановая система. Экономика за скобками человеческих отношений. Общество связано с экономикой лишь организационными и технологическими отношениями, но не отношениями собственности. «Наемный труд» можно назвать наемным лишь в рамках обязательств организационных (трудовая дисциплина) и технологических (соответствие квалификации работника требованиям производства).

Остается понять, как определить величину индивидуальной квитанции, т.е. в чем заключается мера труда, по Марксу? Сначала нужно разобраться, где еще осталось у нас в предложенной схеме "родимое пятно капитализма".

«Здесь, очевидно, господствует тот же принцип, который регулирует обмен товаров, поскольку последний есть обмен равных стоимостей. Содержание и форма здесь изменились, потому что при изменившихся обстоятельствах никто не может дать ничего, кроме своего труда, и потому что, с другой стороны, в собственность отдельных лиц не может перейти ничто, кроме индивидуальных предметов потребления. Но что касается распределения последних между отдельными производителями, то здесь господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой.

Поэтому равное право здесь по принципу все еще является правом буржуазным, хотя принцип и практика здесь уже не противоречат друг другу, тогда как при товарообмене обмен эквивалентами существует лишь в среднем, а не в каждом отдельном случае.

Несмотря на этот прогресс, это равное право в одном отношении все еще ограничено буржуазными рамками. Право производителей пропорционально доставляемому ими труду; равенство состоит в том, что измерение производится равной мерой — трудом».

Итак, капиталистический способ распределения остается только в сфере распределения индивидуальных средств потребления. Отличается же этот способ от капиталистического тем, что он не в "среднем", а в каждом отдельном случае - индивидуален. Осуществляется в соответствии с индивидуальным количеством общественно-полезного труда.

Перейдем, наконец, к мере труда.

«Но один человек физически или умственно превосходит другого и, стало быть, доставляет за то же время большее количество труда или же способен работать дольше; а труд, для того чтобы он мог служить мерой, должен быть определен по длительности или по интенсивности, иначе он перестал бы быть мерой."

Подчеркнем еще раз: мера труда при социализме - произведение его длительности на интенсивность. Длинный труд с нулевой интенсивностью квитанций не даст. Также и интенсивный труд с нулевой длительностью "капусты" в карман рабочего не родит.

"Это равное право есть неравное право для неравного труда. Оно не признает никаких классовых различий, потому что каждый является только рабочим, как и все другие; но оно молчаливо признает неравную индивидуальную одаренность, а, следовательно, и неравную работоспособность естественными привилегиями. Поэтому оно по своему содержанию есть право неравенства, как всякое право. По своей природе право может состоять лишь в применении равной меры; но неравные индивиды (а они не были бы различными индивидами, если бы не были неравными) могут быть измеряемы одной и той же мерой лишь постольку, поскольку их рассматривают под одним углом зрения, берут только с одной определенной стороны, как в данном, например, случае, где их рассматривают только как рабочих и ничего более в них не видят, отвлекаются от всего остального.

Далее: один рабочий женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше, и так далее. При равном труде и, следовательно, при равном участии в общественном потребительном фонде один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого и тому подобное. Чтобы избежать всего этого, право, вместо того чтобы быть равным, должно бы быть неравным.

Но эти недостатки неизбежны в первой фазе коммунистического общества, в том его виде, как оно выходит после долгих мук родов из капиталистического общества. Право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества.

На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: Каждый по способностям, каждому по потребностям!»

Таким образом, труд А и Б количественно одинаков, если они работают одинаково долго и одинаково интенсивно. Труд такой же интенсивности, но вдвое большей длительности дает право на вдвое большее количество квитанций. Аналогично, труд той же длительности, но вдвое большей интенсивности, так же дает право на вдвое большее количество квитанций. Мера труда пропорциональна его длительности и интенсивности.

Итак, в вопросе о мере труда мы встаем на точку зрения буржуазного равноправия. Хотя право должно бы быть неравным (от каждого по способностям, каждому - по потребностям), однако при социализме такое правовое неравенство еще только в стадии становления (впрочем, как и экономическое равенство).

К чему приводит такое правовое равенство? К экономическому неравенству членов социалистического общества. Больший труд дает большее количество квитанций.

Полное устранение буржуазного права - дело будущего. Поэтому мы видим, что в Конституции 1936 г. буржуазное право еще сохраняется.

Я прекрасно понимаю, что распределение по труду на основе буржуазного права - не самое лучшее решение вопроса. Но альтернатив особых нет. Либо по пропорциональности расходования рабочей силы, либо вне этой пропорциональности, вне труда, что означает только в связи с положением в обществе. И ничего другого мы от буржуазного строя не наследуем. Все другое нам только предстоит создать.

Share this post for your friends:
Friend me:

Капитализм и социализм. Часть 2.: 9 комментариев

  1. МИБ!
    я тут подняла тему в ГП-очень хочу чтобы вы ознакомились..и тоже что-то кинули уже здесь от себя на эту тему..
    можете и моим текстом пользоваться как хотите- только знаки расставьте тоже как хотите- только слова местами пущай не меняют..
    но я знаю точно что у вас в запасе слов неизмеримо больше чем у меня..
    если можно почитайте и комменты..я поясняю людям о чём это я..и в чём смысл такого названия..
    мне очень важно ваше мнение..
    http://gidepark.ru/user/328666587/content/943264

    • Светлана!

      Гайд-Парк не хочет публиковать мой ответ в Вашей теме. Короткие реплики принимает, а эту писульку - не хочет, хотя в запасе остался целый 1 символ! Опят же, Ваш адрес электронный почты мейл.ру забраковал.

      Поэтому, отвечаю здесь.

      Как писали поэты:

      "Богаты мы, едва из колыбели,
      Ошибками отцов и поздним их умом"

      "Времен очаковских и покоренья Крыма".

      Проблема "отцы и дети" стара, как мир. Дети отрицают мир родителей, восстанавливая сущность мира дедов. Мир внуков восстановит суть времени отцов, отвергнет мир детей. Все это не очень заметно, пока темпы развития общества - черепашьи. Колебания малы, среднее - устойчиво из поколения в поколение.

      Дело резко меняется в условиях сверхдинамичного развития. Наши родители защищали социализм. Мы - защищаем капитализм. Наши дети снова поглядывают с тоской на социализм. Им нужен смысл жизни, хотя бы и виртуальный. Но они ищут, и ищут активно, реальный смысл. И, если мы не успеем воремя угробить наше общество, то они вернут социализм непременно. Через пот, кровь и слезы.

      В этом смысл слов Ленина, что социализм, как идею, нужно удержать на протяжении хотя бы трех поколений. Тогда колебания от отцов к детям и обратно будут лежать в русле коммунистического сознания. Однако, мы смогли удержать идеологию марксизма в СССР только в течении одного поколения - с 20-го по 50-е. Затем пошло восстановление идеологии либерализма, овладевшее поколением 50-х - 80-х. Поколение 80-х -2010-х отрицает наши либерастные благодеяния якобы во имя их, наших детей.

      Они идут! Нам надо торопиться! Иначе - опять восстанет непобедимая Россия, и уже - навсегда!

      • Либерализм оконфузился у нас потому, что свобода, на которую он напирает, более привлекательна и значима для обитателей тюрем, чем для членов соцобщества.

        • Да. И в этой связи возникает вопрос: Свобода для чего и против чего нам нужна? Свобода тюрем против культуры? Или свобода общечеловеческой культуры против идеологии российской тюрьмы, запершейся за оконными решетками и стальными дверями?

  2. *есть просто вопрос о том, какое место он занимает в сфере *распределения – он грабит или его грабят.

    Эх-ма.
    У Маркса есть буржуи - вселенское зло и пролетарии - надёжа мира и прогресса.
    Да кабы всё так просото.
    А то ведь в СССР было так, что что гегемон ( полу)паразитировал на других рабочих, на инженерах, управленцах.

    Да и сейчас, в союзе с олигархатом и бюрократией насилуют и грабят всё предпринимательское сословие.

  3. Очень хорошо написано.Прочитал и понял, давно надо бы Вам на формат статей, от постов форумах переходить.Необходимость меры труда для меры обмена потребностями в обществе, показана очень наглядно.Однако, о самой мере выраженной уже через интенсивность и длительность,стоит наверное поподробней.Подавляющее большинство как сторонников, так и противников социализма,спотыкается на данном моменте.И снова скатываются в бесконечную болтовню о мерах стоимости при социализме.

  4. ну для начала в ГП не ограничивают по символам личные сообщения- потому если писать сообщения- то хоть статью-всё пройдет..
    мне тоже иногда комменты приходится делить пополам..
    но по сути я писала в этом наброске о более объективных изменениях в МЫШЛЕНИИ-а не конфликте между отцами и детьми..
    так и нет никакого конфликта по сути..есть именно разрыв- т.е. разный уровень мышления..
    если нам нужны тексты- их осмысление..пропускание через себя..а для творчества нужно вдохновение- то следующему поколению-этого уже ничего не нужно- у них не просто клиповое сознание как многим кажется и чем все недовольны..они мыслят уже готовыми ответами и мнениями..т.е. их мышление..их логика..сокращается в разы..до уровня интуиции..ну либо до механического уровня- это если рассматривать отрицательный вариант такой логики..
    т.е. они просто вычленяют из всей мировой информации то что им нужно или не нужно на уровне ответов и мнений..
    приведу пример:
    мне задали вопрос в ГП по поводу стоимости буханки хлеба при нетоварной экономики-я ответила-что буханка хлеба будет стоить буханку хлеба..
    и так походя я такой же вопрос я задала дочери- конечно она не знала моего ответа..она не читала еще ни Маркса- они пока его по философии не проходили в институте..и уж тем более она не интересуется экономикой- она скорее технарь-
    она порылась пару минут в инете- сказала щаз скажу- завела глаза в потолок и ответила- что буханка хлеба при нетоварной экономике будет стоить вес этой буханки..
    вот что у них там переключается- но дело в том что и она и ее однокашники -все общаются на таком уровне- на уровне ответов..
    потому им жутко противно когда им долго что-то объясняют..потому они называют это грузиловом..
    потому любой преподаватель на шаблонный вопрос -получит шаблонный ответ из интернета..и при этом преподаватель не должен удивляться тому что он получил..он просто так мыслят- это переход на совсем иную ступень развития мышления..
    нашему поколению это уже НИКОГДА не удасться освоить- но мы можем наблюдая за ними со стороны помочь им освоиться с этим самими- они жа и сами это еще только осваивают.
    мы рождены в мире без интернета..для нас такой мир-это норма..
    для них уже нет..
    это как человек если рождается с одним глазом- то такое состояние для него норма- а с двумя уже нет..
    на форуме я скопирую еще один свой набросок..попробуйте его понять- если не поймете объясню..
    то что касается как раз развития общества у такого вот поколения..
    и обратите внимание на вторую главу у Сократа Платонова..
    там где он приводит цитаты Маркса и цитаты о свободе...
    не нужно трех раз чтобы понять- что люди не могут быть посредниками при отчуждении предыдущих противоречий..и вообще противоречий с обоих сторон..
    и не нужно трех раз-чтобы понять ЧТО может являться таким посредником..

  5. admin.
    свобода-это не против культуры и не против тюрем..это вообще не за и не против..тем более что обще человеческой культуры тоже нет- это просто схоластическая догма..и как писал Сократ Платонов-
    ближе к конкретики- от схоластических догм- и тогда можно будет во многом разобраться и понять..
    представьте себя в любом месте при любой ситуации-и задайте себе вопрос- когда вы сможете себя ощущать свободным?
    не нужно и трёх раз-чтобы был очевиден ответ- вы будите ощущать себя свободным в той ситуации и в том месте-где и кода вы сможете хорошо ориентироваться..там-то и в такой-то ситуации..
    как только у вас есть чёткое понимание вашей ориентации- тут же вы понимаете что вы будите предпринимать- вот в этом и есть свобода..
    и для ваше ориентации- вы выберете любые возможности и пути-а всё что будет мешать этому выбору- тюрьма или культура- вы будите как минимум отрицать и постараетесть от этого избавиться!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>