Цели и задачи «Феноменологии духа». Часть 2

Рассмотренный с точки зрения индивидуума, весь этот процесс, изложенный в «Феноменологии духа», выступает как «пропедевти­ческий», как процесс его развития от точки зрения «обыден­ного сознания» до науки и введения индивида в суть науки. Согласно Гегелю, совокупная культура человечества («духовная субстанция») составляет «сущность» каждого индивида. Однако, не будучи осознанной им (пока он не достиг еще философской точки зрения) в качестве его собственной природы, его собственной «сущности», эта культура является ему «внешне», как нечто чуждое, отличное от него, «неорганическое» Она выступает по отношению к нему как совокупность «общепри­нятых» представлений, с которыми он вынужден сообразовать свою деятельность.

Эти представления индивидуум, как и вся его эпоха, наследует от прошлого. Они наличествуют в его голове как нечто совершенно естественное, само собой разумеющееся, «известное», к чему он, как правило, не возвращается, а просто кладет в основание даль­нейших рассуждений. Дело в том, что споры по поводу общепри­нятых представлений отгремели столетиями назад, «мировой дух» с ними «справился» и, следовательно, не питает к ним интереса. Но если с таким грузом «естественных представлений» человек попытается осуществить восхождение к точке зрения науки, то он, разумеется, окажется неспособным осуществить это предприя­тие. Подобный вояж нельзя предпринимать в «домашнем хала­те» привычных представлений.

Задача состоит, следовательно, в том, чтобы заставить индиви­дуума усомниться в «незыблемости» этих «установившихся» пред­ставлений, заразить его декартовским скептицизмом по отношению к ним. Необ­ходимо на его глазах осуществить «анализирование», «разложе­ние» представлений, которыми обременено «естественное созна­ние» людей, и — более того — вовлечь его самого в процесс этого «разложения». Однако, как только осуществлены этот процесс и сведение представления «к мыслям, которые сами суть известные, устойчивые и неподвижные определения», возникает диаметраль­но противоположная задача: «Путем снятия установившихся оп­ределенных мыслей претворить всеобщее в действительность и в дух». Здесь «рассудок» неизбежно становится препятствием на пути дальнейшего шествия к истине, и оно преодолевается только тем, что «рассудок» вовлекается в противоречия, которые выну­ждают его выступать против себя самого. Тем самым выясняется, что «абсолютной мощью» рассудка управляют иные законы — за­коны разума. И сам рассудок становится разумом.

По существу, это гегелевское рассуждение заключает в себе мысль о том, что духовная культура в ее подлинном содержании противостоит индивидуальному сознанию как особый предмет критического усвоения. В этом отношении она ничем не отли­чается от любого другого предмета, хотя и является особым — «идеальным» — предметом. В ходе разложения этого «предмета» осмысляется история его возникновения, становления и развития. Каждое представление или понятие, выступающее в голове инди­видуума, исследуется с точки зрения его возникновения в преде­лах исторически определенного «формообразования сознания». При этом оказывается, что любым представлениям и понятиям «смысл» придали определенные исторические условия, условия процесса познания в соответствующую эпоху. Стоит только этим условиям измениться, как представления и понятия, порожденные этими условиями, сформированные ими, вступают в вопиющее противоречие с собой.

Таким образом, «феноменологическое» движение предстает у Гегеля как «спроецированный» на всю человеческую историю про­цесс познания, в котором представления превращаются в рассу­дочные понятия, а эти — в диалектически развивающиеся понятия. Конечным результатом всего этого движения является возникновение «абсолютного понятия», в котором, как в своем «высшем синтезе», «снято» все объективное и все субъективное. Пользуясь этим приемом, Гегель пытается «выразить», «изобра­зить» всю человеческую историю в терминах познавательного про­цесса, взятого в том виде, как он протекает в голове каждого ин­дивидуума. И когда вся совокупность «обыденных» человеческих представлений и «закоснелых» рассудочных понятий, игравших сколько-нибудь серьезную роль в истории, полностью переплав­ляется в диалектические «самодвижущиеся» понятия, «дух», объективное мышление,  ощущает себя, наконец, в своей собственной сти­хии. В этой «чистой стихии», где «сущность духа» ничем не отли­чается от его явления, форма его — от его содержания, истина его — от его «достоверности самого себя», «дух» приступает к со­оружению своего собственного царства: создает Логику, выведен­ную из «чистого понятия».

Можно, наверное, немного расслабиться и подытожить сказанное к современной действительности.

Есть домыслы - и есть факты.

Есть факт перехода от незнания к знанию. От незнания формальной логики до ее формулировки, знания и использования в проектировании электронных схем. Есть домыслы о формальной логике. Например, якобы можно построить политическую экономию на ее базе, как и электронную схему. Этот домысел основан на незнании фактов, открытых Кантом.

Есть факт перехода от незнания диалектической природы мира, в котором мы живем, к знанию этой природы. Есть домысел, что человечество этого не знает. В отличие от формальной логики, сегодня в либерализованном обществе масса сил, которым выгодно поддерживать этот идеологический домысел. В том числе и в среде людей, считающих себя коммунистами, выгодно в целях уклонения от освоения марксистской платформы (проще говоря – из лени) озвучивать идеологию антимарксиста Поппера.

Возьмем, к примеру, тензорный анализ. Его развитие и применение осуществляют узкие специалисты. Кухарка может знать, что тензор упругости используется для расчета строительных конструкций, а тензор энергии-импульса - в электродинамике. Однако, если она заявит, что ее знание исчерпывает все содержание тензорного анализа, а всякие свертки, тензорные произведения, ковариантности и контрвариантности - АБРАКАДАБРА, то такая кухарка должна быть резко осуждена за невежество и реакционность.

Марксисты сегодня твердо встали на позиции подобной "кухарки" по отношению к марксистской диалектике. Они заявляют, что тензор "единства и борьбы", тензор "количества и качества" и т.д. используется в практике социальной инженерии при строительстве коммунистического общественного строя. И это - все ее содержание. Система же диалектики, основанная на ее методе мышления в бесконечных понятиях - АБРАКАДАБРА.

Далее. Говорят, что коммунистов в СССР объединяла идея коммунизма. Нужно уточнить: идея, созданная специалистами по диалектике, или мечта кухарок от диалектики? Специалистов от диалектики в СССР не было. Поэтому в СССР не удалось построить даже социализма. Мы так и не вышли из капитализма. Просто привели стихийно в 90-е форму общественного строя в соответствие с его политэкономическим, антикоммунистическим содержанием. Инженеров от диалектики, какими были Ленин или Сталин, в стране не нашлось. Зато возомнивших себя такими инженерами кухарок оказалось не менее 20 миллионов.

Share this post for your friends:
Friend me:

Цели и задачи «Феноменологии духа». Часть 2: 2 комментария

  1. Я, в диалектическом плане, несколько иначе понимаю "Феноменалогию духа".
    //Согласно Гегелю, совокупная культура человечества («духовная субстанция») составляет «сущность» каждого индивида.//
    Опять же, если мы начнем отталкиваться от утверждений самого Гегеля о наличии "пассивной" и "активной" субстанций, то надо было сразу ответить на вопрос - какой между ними паритет? Если отдать предпочтение одной из них, то на каком основании?
    Ясно, что в деятельности человека "активная" субстанция (дух) играет некую ведущую роль относительно окружения. Но тогда, каковы между ними взаимоотношения? Надо было искать аналогии. Пусть земля пассивна, а ветер активен. Но ведь дерево пытается выдержать между ними равновесие...
    И то (пассивное), и другое, (активное) участвуют в созидании... Как ни крути, в логическом плане от двойственности не уйти. Если взять ту же переменную "икс", то она и "активна" и "пассивна". А иначе, даже простейшую координатную систему создать нельзя. Кому нужна "активная" переменная на всей оси, если нельзя подставить "пассивное" конкретное число. Но и само число двойственно в субстанциональном представлении...
    Т.е. это все к тому, что между сложностью "духовной субстанции" и "косной субстанцией" должно быть соответствие по сложности? А значит дело в "технологии" ее достижения...

    • Опять же, если мы начнем отталкиваться от утверждений самого Гегеля о наличии “пассивной” и “активной” субстанций, то надо было сразу ответить на вопрос – какой между ними паритет? Если отдать предпочтение одной из них, то на каком основании?

      Гегель, наоборот, указывает на несостоятельность разделения субстанции на активную и пассивную. Поэтому и вопроса о предпочтениях у него нет.

      Как ни крути, в логическом плане от двойственности не уйти.

      Проблема не в том - уйти или не уйти. Проблема в том, чтобы понять суть двойственности в логике. Понять, что это такое и откуда взялось?

      Т.е. это все к тому, что между сложностью “духовной субстанции” и “косной субстанцией” должно быть соответствие по сложности? А значит дело в “технологии” ее достижения…

      Понятно, что если сразу разорвать единое, то потом можно заняться "делом", искать пути достижения единства постулированной противоположности. Но это - не дело философии - возиться с досужими выдумками о том, что первично, а что вторично. Точнее, философия уже не в том возрасте, чтобы заниматься фантазиями "здравого смысла".

      Конечно, можно и сегодня размышлять над вопросом, как у атома устроены петельки и крючочки, но называть эти размышления физикой неверно. Так же и с философией. Философия древних, безусловно, интересна, но неверно считать, что она древними и завершена.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>