Постановка задачи философии Гегелем

Итак, пока мы рассматриваем мир, как множество различных вещей и соответствующих им различных понятий, пока мы не допускаем тождества в различие, у нас хорошо работает формальная логика. Но стоит нам допустить тождество в различие (например, сказать, что человек не объект только, но и субъект, тождество противоположностей материального и идеального), как формальная логика работать перестает. Одно и то же понятие «человек» получает два противоположных определения: объект-субъект, материальное-идеальное.  Определяя понятие «человек» только с одной из этих сторон, мы получаем возможность мыслить человека научно, формально-логически, но теряем при этом не только вторую половину его содержания, но и самое главное и существенное – соотношение этих противоположных сторон.  Переходя же к исследованию отношения противоположных определений понятия «человек», мы теряем возможность пользоваться логикой науки, теряем возможность построения научной модели  понятия «человек».

Присмотримся к понятию «человек», положенному как тождество противоположных определений:

«Человек есть объект»;

«Человек есть субъект».

В рамках этих определений внутреннее отрицание каждого из них оказывается полаганием второго. Иначе говоря, отрицание диалектически положенного понятия «человек» не выходит за рамки определения этого понятия.  Такие понятия, отрицание которых не выходит за пределы самого понятия, назовем бесконечными понятиями. Таким образом, всякая вещь, процесс, явление, концентрирующие в себе комплекс противоположных определений так, что отрицания этих определений не выходит за рамки этого комплекса, а переходят друг в друга, образуют замкнутую группу отображений в себя по операции отрицания, есть образ диалектического целого в природе (назовем такое целое «диалектическим объектом»), которое есть прообраз бесконечного понятия в мышлении.

По существу, после Шеллинга окончательно обрисовалась задача построения такой «алгебры групп бесконечных понятий». И Гегель берется за эту работу.

Гегель считает необходимым освободиться от философского субъективизма Канта – Фихте – Шеллинга как в теории познания, так и в философии природы.  Необходима система, представляющая собой последовательное развер­тывание закона, одинакового как для объективного, так и для субъективного, т.е. закона, в котором они совпадают. Система, в которой законы мышления и законы природы тождественны. Или: законы природы есть и законы мышления, как производного от природы феномена.

Вопрос теперь в том, чтобы понять, где и как подсмотреть эти законы природы и мышления? Ведь через чувства только, через которые нам доступна природа, как показал еще Кант, мы можем познать лишь то, что эта природа – «вещь в себе». Нужно найти что-то явно разумное,  сверхчувственное, данное мышлению непосредственно и в то же время явно материальное, осязаемое. Нужно найти в природе сверхчувственную вещь, являющуюся «абсолютным тождеством» субъекта и объекта, тем не менее, данную нам в ощущениях,  и исследовать ее. Такой вещью для Гегеля оказывается сфера объективного мышления. С одной стороны, объективное мышление существует вне и независимо от нас, с другой – функционирует в нас, как субъективное мышление. Тем самым, мышление является и объективным феноменом, и субъективным, к тому же в качестве субъективного оно дано мышлению непосредственно, а в качестве объективного – через органы чувств.

Следующий вопрос – в какой форме необходимо представить систему «абсолютного тождества»? Прежде всего, здесь необходимо учесть, что хотя мы и собираемся исследовать самые разнообразные формы и сущности вещей, но исследуем мы их для «собственного» человеческого потребления. Или: нам необходимо все многообразие природы и мышления выразить в форме мышления, чтобы это многообразие существовало не в себе самом только, но было бы сущностным и для мышления. Продукты нашей познавательной деятельности должны иметь доступную уму человека форму – форму языка, форму предложений. Далее, раз речь идет об исследовании законов природы, то,  наверное, очевидно, что форма исследования и изложение результатов  должны быть научными, т.е должны быть выражены в логической системе понятий. Научно проверенные человеческие понятия являются объективной истиной, т. е. выражают такое содержание наших знаний, «которое не зависит от субъекта, не зависит ни от чело­века, ни от человечества...». Наша система, таким образом, должна быть не просто скоплением предложений, а системой суждений, порожденных методом познания реальности. Таким образом, сферой, в которой только и может, согласно Гегелю, раскрыться «абсолютное тождество» субъекта и объекта, яв­ляется логическое понятие.

Но мы уже знаем из истории философии, что абсолютное, субъект-объект в формально-логической системе невыразимы. Иначе говоря, научная форма знания не способна адекватно отражать предметы и явления природы с точки зрения единства различных определений, с точки зрения тождества противоположностей. Понятие понятия, как оно определено в формальной логике, непригодно для адекватного отражения диалектических объектов. Поэтому первое, что необходимо сделать – исследовать, что такое понятие, построить логику бесконечных понятий для моделирования мышлением диалектических объектов, а уже на базе этой логики – исследовать сами эти объекты. Философия должна избегать неопределенных в понятиях сущностей. И понятие понятия – не исключение. Именно его следует, в первую очередь, осмыслить и определить, чтобы затем ясно понимать, с чем мы имеем дело при исследовании диалектического объекта – с определенным понятием, или с некритически высказанным суждением?

Таким образом, теперь задача формулируется так:

  1. Сначала полуинтуитивно (пока у нас нет нужной нам логики) исследуем объективное мышление и его эволюцию так, как оно дано нам эмпирически в истории философской (и вообще – человеческой) мысли.
  2. Стараемся понять современные требования этой эволюции к человеческому объективному мышлению.
  3. Создаем логику бесконечных понятий.
  4. В процессе исследования диалектических объектов облекаем их в логическую форму бесконечного понятия.

В результате у нас должен появиться метод, облекающий диалектические объекты в понятия. Какие выводы последуют из этого нашего результата – пока загадывать не будем.

Соответственно этому плану всемирно-историческая (и даже, можно сказать, «космическая») задача философии, — коль скоро она стре­мится постичь сокровеннейшую природу всего существующего, — состоит в том, чтобы осознать способ саморазвития «чистого понятия». Иными словами, задача сводится к построению Логики, изображающей диалектическое развитие «чистого понятия», — а это и будет постижением того всеобщего закона, который имеет столь же «логическое», сколь и «онто-логическое» значение.

Share this post for your friends:
Friend me:

Постановка задачи философии Гегелем: 2 комментария

  1. Да это прорыв, впервые бесконечное понятие из "вещи в себе" получило продолжение в " в вещи для себя".
    Четко обозначены ступени осмысления бесконечного понятия.( 1-4). Есть необходимость эту работу продолжить .

  2. Да вроде все нормально! Даже два Ваших одинаковых комментария подряд. Один, экземпляр, правда, я удалил.

    Пишите! Никто не запрещает. Если только какие непревиденности технического характера!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>