Обобществление труда, замена конкуренции сотрудничеством – необходимое условие перехода к социализму.

Н.Бухарин. “Экономика переходного периода”

[Еще раз к вопросу о НЭПе, как инструменте на пути создания обобществленного труда в мелко-товарной и феодальной среде царской России. - МИБ.]

В известном 7 § 24 главы I тома «Капитала» («историческая тенденция капиталистического накопления») Маркс выдвигает два основных момента: централизацию средств производства и обобществление труда, которые расцвели вместе с капиталистическим способом производства и внутри него. Эти два момента и образуют основу нового способа производства, который вырос в недрах старого.

Рассмотрим оба эти момента. Они составляют части «аппарата», части новой организации. Вообще говоря, всякая общественная система представляется, как организация вещей и людей. При этом «вещи» здесь являются не просто кусками внешней природы, а имеют сами своеобразное общественное бытие. Машина не есть машина вне человеческого общества. Она становится машиной лишь в системе общественного труда. С этой точки зрения общество, как система, есть одновременно «личный и вещественный аппарат».

Вещественный аппарат есть материально-техническая основа общества. Он не входит в понятие производственных отношений, а относится к производительным силам. И в процессе революционного разрыва производственных связок этот аппарат может относительно сохраниться. Его распад вовсе не обязателен. Машины, аппараты, фабричные здания и проч., конечно, страдают во время социальных потрясений. Но основа разрухи лежит вовсе не здесь. Поскольку происходит разрушение вещественного аппарата, оно является, главным образом, следствием распада людского  аппарата и прекращением непрерывности трудового процесса. Следовательно, проблема лежит в анализе второго момента, а именно в «обобществленном труде». Людской «аппарат», который обнимает собой совокупность трудовых отношений, включает все социальные пласты. Но основной формой, типичным и решающим является концентрация пролетариата. «Кооперативная форма труда», о которой говорит Маркс, воплощается в решающем моменте, в специфических отношениях между рабочими. Именно здесь и лежит центр тяжести нового общества.

Совокупная рабочая сила общества — в чисто капиталистическом обществе пролетариат—есть, с одной стороны, одно из двух слагаемых понятия производительных сил (ибо производительные силы суть не что иное, как совокупность наличных средств производства и рабочих сил); при этом рабочая сила есть, как неоднократно подчеркивалось еще старыми экономистами, самая важная производительная сила. С другой стороны, соотношение между рабочими есть основная часть трудового людского аппарата. Следовательно, как раз здесь и следует искать основные элементы новой производственной структуры.

Именно так смотрел на дело и Маркс, когда в рабочем классе, «вышколенном, объединенном и организованном самим механизмом капиталистического производственного процесса», он видел остов будуших отношений производства и одновременно силу, которая эти отношения реализует.

Это положение чрезвычайно существенно. «Вызревание» коммунистических производственных отношений в пределах капиталистического общества есть та система сотрудничества, которая воплощается в производственных отношениях между рабочими, которая в то же время сплачивает человеческие атомы в революционный класс, пролетариат.

Критерием «зрелости», следовательно, является именно этот момепт, который, конечно, есть функция развитая производительных сил, но который выдвигается на первый план с точки зрения общественно-организационной техники.

С этой общественно-организационной точки зрения совершенно ясна «зрелость» капиталистического общества, и все рассуждения на эту тему, «опровергающие» ее, являются метафизическим вздором апологетов капитализма. Существование планомерной организации внутри капиталистических стран, раздираемых капиталистической конкуренцией; существование в определенный период системы государственного капитализма есть эмпирическое доказательство «возможности» коммунистического строительства. В самом деле, отвлечемся на момент от конкретно-исторической скорлупы производственного процесса и взглянем на него исключительно с точки зрения внутренней абстрактной производственной логики. Здесь может быть два, и только два, случая: либо обобществление труда позволяет технически ввести планомерную организацию в какой бы то ни было конкретной социальной формулировке, либо процесс обобществления труда настолько слаб, труд настолько «расщеплен» («zersplittert», как выражался Маркс), что вообще технически невозможна рационализация общественно-трудового процесса. В первом случае дана  «зрелость», во втором она отсутствует. Эта постановка вопроса есть общая постановка вопроса для любой формулировки сознательного и формального «обобществления». А отсюда следует, что если капитализм «созрел» для государственного капитализма, то он созрел и для эпохи коммунистического строительства.

Специфическая проблема коммунистического строительства состоит не в том, что нет основы общественного труда, а в новом сочетании разорвавшихся общественных пластов, в первую очередь во включении в новую систему технической интеллигенции.

Гигантское потрясение всей капиталистической системы, которую мы оцениваем, как ее крах, ряд ученых и неученых сикофантов квази-марксистского толка считают за аргумент против социализма. Этот взгляд логически основан на полнейшем непонимании диалектического, в противоречиях развивающегося процесса. Мировая война, начало революционной эры и т. д. есть как раз выражение той объективной «зрелости», о которой идет речь. Ибо здесь величайшей напряженности конфликт был следствием максимально-расширенного антагонизма, который постоянно воспроизводился и рос в недрах капиталистической системы. Его потрясающая сила есть довольно точный показатель ступени капиталистического развития и трагическое выражение полнейшей несовместимости дальнейшего роста производительных сил под оболочкой капиталистических производственных отношений. Это и есть тот самый Zusammenbruch, который неоднократно предсказывался творцами научного коммунизма. Они оказались правы: жалкой реформистской иллюзией является представление о переходе к социализму вне краха, вне нарушения общественного равновесия, вне кровавой борьбы.

Раз реально дан распад капиталистических производственных отношений, и раз доказана теоретически невозможность их восстановления, то возникает вопрос о решении дилеммы: «гибель культуры» или социализм. В основном этот вопрос решается предыдущим анализом. В самом деле, мы видели, что эпоха разрыва производственно-технически-социальных пластов сохраняет в общем единство пролетариата, который воплощает прежде и раньше всего материальную основу будущего общества. Этот решающий и основной элемент в ходе революции лишь отчасти распадается. С другой стороны, он необычайно сплочивается, перевоспитывается, организуется. Эмпирическое доказательство этого дает русская революция с ее относительно слабым пролетариатом, который тем не менее оказался поистине неистощимым резервуаром организационной энергии.

«Математическая вероятность» социализма при таких условиях превращается в «практическую достоверность».

Share this post for your friends:
Friend me:

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>