Позор Савельева = позор Гоблина?

Давно меня раздражает псевдонаучный бред г-на Савельева, и всё лень было вставать. А тут вижу: уважаемый Дмитрий Юрьевич беседует в «Разведопросе» с тем самым Савельевым В.Г. прямо в разделе «Наука и техника». Церебральный сортинг не хотите ли?

Один мой знакомый профессор является членом комиссии по лженауке, и я как-то спросила, что он думает о Савельеве. «Обычный дурак», — отмахнулся он. «И что же комиссия?» — «На всех дураков реагировать — жизни не хватит. Тем более что мы ничего особо сделать не можем. Механизмов нет».

И вот, пока ученым лень реагировать, это будут делать Дмитрий Юрьевичи, — увы, с противоположным эффектом!

О Савельеве написано уже очень много. Есть отличная, обширная и подробная подборка материалов. Отрывок оттуда:

Главной претензией к С.В.Савельеву является буквально повсеместное игнорирование принципов научной методологии: методики проведения исследования, методики сопоставления и обобщения результатов и настолько безапелляционный стиль делаемых утверждений, что он не может быть оправдан целями популярного изложения. Выводы делаются на основе подчас даже не завершенных исследований, на основе личных предположений (что подтверждает — принимается, что противоречит — отбрасывается) и, главное, утверждаются как непререкаемая истина то, что пока не было подтверждено многими независимыми исследователями (например, целая его система утверждений о гендерных различиях в творческом потенциале, обусловленных наследственной особенностью «ассоциативных центров»). И, наоборот, то что многократно подтверждалось многими исследователями, С.В.Савельев легко и безосновательно отвергает (довод: я специалист в этой области): отрицание стволовых клеток и возможность клонирования — яркий пример.

Представьте: стволовых клеток не существует! Вот удивятся мои коллеги, работающие с ними собственными руками и защищающие диссертации. Работают, чтобы создать методы лечения людей от тяжелых заболеваний, не подозревая о «гениальных прозрениях» Савельева. И я даже не уверена, что Савельеву хватит совести отказаться от такого лечения в случае не дай бог чего, подобно тому как «Свидетели Иеговы» отказываются от переливания крови.

Савельев считает генетику «предметом веры», а программу «Геном человека» — надувательством. Мне это особенно «приятно», т.к. я непосредственно работаю с геномом человека. По мнению Савельева, генетики, молекулярные биологи, биотехнологи, нанотехнологи и т. п. просто сговорились, чтобы получать зарплату за изучение несуществующих вещей.

С цифрами Савельев работает так, что матстат он, видимо, считает заговором математиков. Даже в разговоре с Гоблином он иллюстрирует национальные различия не реальным сравнением выборок, а собственной фантазией о двух охотниках.

Еще один заговор — география. «Мы видим сейчас актуальнейшую проблему: африканцы приходят в Европу», — говорит он. И ничего страшного, что миграционный кризис создали не африканцы, что их меньшинство среди мигрантов. Савельев считает, что «актуальнейшую проблему» составляют именно они, а не сотни тысяч сирийских беженцев. Что еще за Сирия? Географы придумали, чтобы гранты получать? Ну-ну. Всех разогнать, одного Савельева оставить.

Мне скажут: «Ну, подумаешь, дядя кое-где сглупил. В остальном-то он интересные вещи говорит». Во-первых, не «подумаешь». Современный биолог не может утверждать, что стволовых клеток не существует, так же как филолог не может сделать 4 ошибки в слове «ёж», а хирург не может перепутать почку и селезенку. В любой профессии есть грань, где заканчивается случайность и начинается позор. Савельев давно эту грань перешел и обратно не стремится.

Во-вторых, дядя глупит не кое-где, а всю дорогу. Это видно из упомянутой выше подборки. Возможно, мне придется пройтись по последним книгам Савельева, чтобы еще раз это показать.

Но посмотрим на сам разговор с Гоблином. «Сведения исключительно полезные, знать надо, и знать надо обязательно», — говорит Дмитрий Юрьевич, не больше не меньше. Так что там за сверхценные «сведения»?

Савельев предлагает «устроить постоянный церебральный сортинг», т. е. «отбирать людей по конструкции мозга». Дальше он раскрывает (пытается раскрыть), каким образом формируется изменчивость мозга.

С ходу он отметает наследственность (мы помним его отношение к генетике): «Как правило, дети у гениев и талантов или придурковатые, или вообще вырождается всё это через поколение», — говорит он (курсив мой, сквернословие его). Подробнее он развивает эту мысль в книге (которую я ни в коем случае не купила), «доказывая», что эволюционные изменения не могут объяснить гибкость мозга человека. Рассуждения родом из XIX века, но допустим.

Д.Ю. формулирует альтернативную гипотезу о том, что главное — воспитание и обучение: «Никакой талант роли не играет, ты всё равно в конце научишься. Правда ли это?»

«Это всё не будет работать», — печально рассуждает Савельев и параллельно замечает, что единственное «реальное действие» в воспитании — порка ремнем или розгами. Он сладострастно описывает, как надо «драть» публично девочек и мальчиков в школах, а также министров, милиционеров, нарушителей правил дорожного движения... Эх, не пропустил ли он кого в этом списке?

Зафиксируем, что образование и воспитание Савельев также отметает в качестве причин изменчивости. Он повторяет это неоднократно:

Лучше-то они не в том, что традиции, образование, воспитание — там более-менее с образованием одинаково, в этом морском деле, а в том, что мозги другие, другой субстрат.

Это результат не их воспитания палочного, а 1,5-тысячелетнего жесточайшего отбора по свойствам мозга, которые только с такой конструкцией позволяли в этой системе выживать.

Ух ты, появился отбор! Но без генетики. Собственно, альтернативное название новой книги Савельева — «отбор мозга в социальных структурах». Идем дальше:

При всех прочих равных есть в нашем мозге следы нашей социальной эволюции — это принципиально важно, т.е. структурные следы того, как мы отбирали сами себя и друг друга на протяжении тысяч лет. Т.е. есть особенности, связанные с этническим, социальным длительным отбором: когда много поколений идёт этот отбор, это начинает сказываться на мозге.

Отбор всё-таки подразумевает нечто наследуемое, что будет в этих самых поколениях передаваться. Генетическую наследственность г-н Савельев уже отверг (см. цитаты выше). Как он выкрутится из этой ситуации?

Из книги можно узнать, что речь идет о неких социальных инстинктах с внегеномным наследованием, под которыми имеется в виду соблюдение социальных правил, ритуалов, традиций и т.п. Не путать с традициями, которые Савельев решительно отмёл в качестве причины различий (см. цитаты выше). Это как бы такие традиции, которые не традиции.

Саму книгу я цитировать не буду, поскольку издательство Савельева любит следить за копирайтом. Но каждый может скачать ее с пиратского сайта и убедиться, например, что на стр.94 автор рассматривает также и роль обучения в передаче социальных инстинктов. Не путать с образованием и воспитанием, роль которых он отрицает в разговоре с Гоблином. Или путать?

Это всё смешно, но не будем цепляться к словам. Что там выходит по сути?

В книге Савельев настаивает на внегеномных механизмах и подчеркивает роль социальных путей передачи моделей поведения. Но если речь идет буквально о «социальной эволюции», то при чем тут физический отбор индивидов по свойствам мозга, «передовыми методами» которого г-н Савельев считает «сажания на колья, массовые декапитации и прочее»?

«Как! А ты разве не догадалась? Мы тебя обманули!» (с) Питерский КВН

Допустим, у вас в хозяйстве есть лошади и коровы. Вам нужно вывести породу лошадей. Кого вы будете отбирать: лошадей или коров? Можно ли вывести породу лошадей, отбирая коров? По логике Савельева — можно. Можно отбирать коров и этим действовать на процесс наследования, который происходит вне коров — например, в стаде лошадей. Так же и в его модели отбор действует на тело индивида, тогда как наследование свойств мозга происходит вне этого тела. Волшебно, правда?

 

На самом деле каков материал, таков и результат. Если автор настаивает на независимости отбора головного мозга от эволюции тела (а он настаивает), то независимость означает независимость? Или она как мёд у Винни-Пуха: если она есть, то ее сразу нет?

Индивид физически несет генетическую информацию. Уникальный набор мутаций в его генах окончательно исчезнет вместе с ним, и в этом смысле он является материалом для отбора генетических вариантов, для биологической эволюции. Гильотина может эффективно изменять генофонд. Но внегеномные механизмы передачи опыта, куда Савельев справедливо включает язык, книги, фильмы и всё прочее, давно уже вышли за пределы индивидуальной головы. Недостаточно убить Герострата, приказать забыть Герострата, чтобы уничтожить идею подражания ему. Бесполезно распинать Христа и его последователей или сжигать на костре Джордано Бруно. Их идеи в итоге только окрепли и еще сильнее распространились.

Поскольку это очевидно для большинства людей, постольку существуют все гуманитарные науки, теории общественного развития, теория систем, меметика и много еще чего. Но Савельеву это всё не интересно, так как, во-первых, смысл жизни — поесть, размножиться и доминировать, всё остальное вторично и десятерично, и Савельев гордится этим своим мнением. Во-вторых, гиперспециализированные мозги по Савельеву — это эволюционный тупик. Наверное, он не хочет в тупик, хватит Тупичка. И тогда зачем становиться специалистом, тем более гиперспециалистом? По-настоящему ценные мозги, говорит Савельев, сосредоточены в провинции, где «сохранились все варианты мозга, начиная от неандертальцев». В этом он видит наше конкурентное преимущество перед странами Запада.

Кстати об этом. Вот, можно сказать, кульминация беседы:

Проблема перед человечеством стоит значительно более страшная, чем церебральный сортинг: проблема состоит в том, что такое количество для того, чтобы золотой миллиард жил, людей не нужно. Вообще не нужно, физически. И так или иначе процесс сокращения населения принудительного скрыто или открыто будет продолжаться. И вот тогда на арену будут выходить проблемы, связанные с человеческим мозгом, поскольку придумщики, т.е. полиморфизм мозга, из которых может появиться какой-нибудь гений или талант, будет более востребован, чем сам факт трудолюбивого населения с микрометрами.

Прежде всего, тут предлагаемый Савельевым церебральный сортинг оказывается в его же устах «страшной проблемой», хотя и не такой страшной, как перспектива физического уничтожения миллиардов людей. Мол, не говорите потом, что вас не предупреждали. Причем эта «страшная проблема» не призвана решить «более страшную проблему», но органично дополняет ее:

Когда у тебя будет инструмент анализа мозга прижизненный, церебральный томограф высокоразрешающий, то уже станет ясно, что вот эти конструкции нам сейчас нужны, как инженеры в 19 веке, а вот эти конструкции пока не востребованы.

Что будет с «пока не востребованными» мозгами в условиях «принудительного сокращения населения», великий гуманист не уточнил.

«Пусть зритель сам догадывается! Фантазия!» (с) Питерский КВН

Немного утешает то, что Савельев — обычный шарлатан, и даже если какой-нибудь идиот даст ему денег на воплощение проекта его «страшной проблемы», то получится всё равно фуфло. Однако это утешение слабое, поскольку Савельев может быть только вершиной айсберга, в объятия которого плывет современная Россия.

Правда, канал Гоблина пестрит заголовками «Ученые против мифов». А следом за «полезными сведениями» от Савельева Гоблин опубликовал видео беседы с Константином Семиным, за что ему неотменяемое спасибо. В частности, Д.Ю. там рассуждает так:

Чему меня научила служба в уголовном розыске: что информация поступать может от кого угодно, вообще, не важно... Если яростный сталинист Сидоров показывает на преступника — это прекрасно, вот он преступник. Если либеральный Лёша Навальный показывает на преступника — это тоже замечательно, вот он преступник.

По идее, в той же логике существует аналогичный тезис: не важно, кто несет чушь, гопник с улицы или доктор наук, — гнать в шею обоих.

Д.Ю. продолжает:

Я через интернет детей наблюдаю в основном… «дебилы» — грубое слово, всё-таки к медицине отношение имеет, но люди не обладают даже зачатками логического мышления, у них магия в голове сплошная. Магия — приметы, религия, ещё чего-то там, никаких знаний и полное неумение оперировать фактами и цифрами.

И под это определение полностью подпадает нервно-паралитическое выступление Савельева, которым Гоблин сам угостил интернетных детей. Это пугающий феномен. Чем конкретно он объясняется — я не знаю.

 

Share this post for your friends:
Friend me:

Позор Савельева = позор Гоблина?: 6 комментариев

  1. Г-н Савельев путает биологическую эволюцию с социальной. Человек определяется не конструкцией мозга, а конструкцией операционных систем мышления, порожденных человечеством в процессе его эволюции, и загружаемых в индивида посредством воспитания и образования. У Чарльза Дарвина было трое сыновей, и ни одному из них не откажешь в наличии таланта.

    • Почему нельзя сказать, что человек определяется и конструкцией мозга и конструкцией операционных систем мышления? И если Вы считаете, что человек определяется культурой мышления, а так оно и есть, и мы видим, как мышление заставляет отдельных индивидов вести себя «антибиологично», то можно говорить о влиянии ОС на биологическую эволюцию.
      Савельев считает, что социум выбивает гениев, считаю это ошибкой. Думаю, будут исчезать механизмы мозга, которые отвечают за негативный эмоциональный опыт раннего детства. Оттуда идет социальная дезадаптация и «антибиологичность» поведения. Павел

      • Почему нельзя сказать, что человек определяется и конструкцией мозга и конструкцией операционных систем мышления?

        Просто потому, что между конструкцией мозга человека, мозга обезьяны или брюшной нервной цепочкой таракана различия намного меньше, чем в алгоритмах поведения. Понятно, что эпигенетические влияния на строение тела человека, включая и мозг, имеют место. Но само это влияние, в значительной степени, обусловлено социализацией. Разблокировался ген FOXP2, изменился объем коры больших полушарий, но все это благодаря социальной эволюции форм коллективной деятельности. Так же гентически через коллективную деятельность приспосабливались муравьи и пчелы. Тем не менее, мозг как был нейронной сетью, так ею и остался. Ничего существенно нового в конструкцию мозга природа не внесла.

        Это, примерно, как различие между первыми ЭВМ и последними гигантами вычислительной мощности. Меняется состав и возможности аппаратного обеспечения, но основа ЭВМ, т.е. математическая логика, остается незыблемой. Та же логика лежит в основе работы любой нейронной сети, включая мозг. И мозг человека - в том числе. Генетика вносит несущественные аппаратные изменения, в то время как социализация привносит в алгоритмы поведения принципиально иную логику, логику, так сказать, сверхматематическую.

  2. Реплика, не имеющая отношения к теме, но имеющая отношение к формированию сознания и навыков. Воспитание и обучение, подражание, метод проб и ошибок. и именно последний- формирует личность, способную к самостоятельной деятельности, не к повторению старого, а к продукции нового. Повторенье мать заикания, а нам надо идти вперёд.

    • Но и метод проб и ошибок должен ныне существенно опираться на воспитание и образование. Нельзя постоянно лезть в атомный реактор или пробовать на вкус бледные поганки с целью выяснить, что из этого получится. Наши пробы и ошибки на 99% диктуются нашим историческим опытом. Это касается как науки и искусства, так и экономической и социальной практики. Конечно, генетика опосредует способности индивида к той или иной деятельности, либерализм опосредует переход к стратегии сотрудничества, рынок опосредует переход к плановому хозяйству, но полагаться в этих переходах только на пробы - значит, обрекать себя только на ошибки.

  3. Так и метод проб и ошибок развился в то самое гносеологическое направление, имеющее под собой фундамент теории.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>