Снова о социализме в "известном смысле"

[Мракобесие, царящее на форумах КПРФ, заставляющее даже модераторов бороться с марксизмом до последней капли совести, вынуждает нас еще раз напомнить известные азы из истории России вековой давности. - МИБ.]

Из наброска письма Маркса к Вере Засулич

К.Маркс: “Необходимо, конечно, начать с того, чтобы привести общину в нормальное состояние на нынешней основе, потому что крестьянин повсюду является противником всяких крутых перемен“.

[Т.е., крестьянин пролетариату - попутчик не особый. Идеал крестьянина, продукта феодальных общественных отношений - капиталистическое светлое будущее, идеал пролетариата, продукта капитализма - устранение проклятого капиталистического прошлого.]

К.Маркс: “С другой стороны, одновременное существование западного производства, господствующего на мировом рынке, позволяет России ввести в общину все положительные достижения, добытые капиталистическим строем...

[Т.е., провести индустриализацию можно сравнительно безболезненно]

К.Маркс: “Я пришел к такому выводу. Если Россия будет продолжать идти по тому пути, по которому она следовала с 1861 года [по пути развития капитализма], то она упустит наилучший случай, который история когда-либо предоставляла какому-либо народу, и испытает роковые злоключения капиталистического строя”.

[Т.е., если есть шанс уйти от полного и всестороннего развития капитализма, им нужно воспользоваться]

К.Маркс: “Глава о первоначальном накоплении (в “Капитале”) претендует лишь на то, чтобы обрисовать тот путь которым в Западной Европе капиталистический экономический строй вышел из недр феодального экономического строя”.

[Является ли этот путь обязательным для России или Китая - не вопрос. Не является, поскольку они уже стоят на плечах Европы.]

К.Маркс: "Анализ, представленный в “Капитале”, не дает, следовательно, доводов ни за, ни против жизнеспособности русской общины. Но специальные изыскания, которые я произвел на основании материалов, почерпнутых мной из первоисточников, убедили меня, что эта община является точкой опоры социального возрождения России, однако для того, чтобы она могла функционировать как таковая, нужно было бы прежде всего устранить тлетворные влияния, которым она подвергается со всех сторон, а затем обеспечить ей нормальные условия свободного развития”.

[Провести коллективизацию (см. ниже).]

К.Маркс: “… Так как земля никогда не была частной собственностью русских крестьян, то каким образом может быть к ним применимо это (“Капитала”) теоретическое обобщение?

К.Маркс: “Россия – единственная европейская страна, в которой “земледельческая община” сохранилась в национальном масштабе до наших дней … С одной стороны, общая земельная собственность дает ей возможность непосредственно и постепенно превращать парцеллярное и индивидуалистическое земледелие в земледелие коллективное...

К.Маркс: Привычка крестьянина к артельным отношениям облегчает ему переход к хозяйству коллективному, и, наконец, русское общество, так долго жившее за его счет, обязано предоставить ему необходимые авансы для такого перехода”.

К.Маркс: “Даже с чисто экономической точки зрения Россия может выйти из тупика, в котором находится ее земледелие, только путем развития своей сельской общины; попытки выйти из него при помощи капиталистической аренды на английский лад были бы тщетны: эта система противна всем сельскохозяйственным условиям страны” (“противна всем общественным условиям страны”).

К.Маркс: “Но для того, чтобы коллективный труд мог заменить в самом земледелии труд парцеллярный, источник частного присвоения, – нужны две вещи : экономическая потребность в таком преобразовании и материальные условия для его осуществления. Что касается экономической потребности, то она даст себя почувствовать самой “сельской общине”, как только последняя будет поставлена в нормальные условия, то есть как только с нее будет снято лежащее на ней бремя и как только она получит нормальное количество земли для возделывания. Прошло то время, когда русскому земледелию требовались лишь земля и ее парцеллярный земледелец, вооруженный более или менее первобытными орудиями. Это время прошло с тем большей быстротой, что угнетение земледельца истощает его поле и делает последнее неплодородным.

К.Маркс: Ему нужен теперь кооперативный труд, организованный теперь в широком масштабе. И притом, разве крестьянин, которому не хватает самых необходимых вещей для обработки его двух или трех десятин, окажется в лучшем положении, когда количество его десятин удесятерится?”

[Требуется укрупнение, коллективизация на современной агротехнической основе.]

К.Маркс: “Но в данное время жизнь сельской общины находится в опасности”.

[Позже Энгельс напишет, что поезд России ушел. Капитализм заявил свои права на власть над крестьянином. Расхлебываться придется серьезнее и жесточе. ]

К.Маркс: Известный род капитализма [капитализм в России возможен только в "известном смысле"], вскормленный за счет крестьян, при посредстве государства, противостоит общине; он заинтересован в том, чтобы ее раздавить”.

К.Маркс: "...“сельская община” почти доведена до края гибели; ... Чтобы спасти русскую общину, нужна русская революция … Речь идет здесь, таким образом, уже не о проблеме, которую нужно разрешить, а просто-напросто о враге, которого нужно сокрушить. Чтобы спасти русскую общину, нужна русская революция.

К.Маркс: … Если революция произойдет в надлежащее время, если она сосредоточит все свои силы, чтобы обеспечить свободное развитие сельской общины, последняя вскоре станет элементом возрождения русского общества и элементом превосходства над странами, которые находятся под ярмом капиталистического строя”.

Далее камушек в огород русских марксистов, которые считают, что России нужно пройти через капитализм так же, как прошла Западная Европа или США. Маркс справедливо видит родство таких марксистов с либералами:

К.Маркс: “… Чтобы установить у себя капиталистическое производство, Россия должна начать с уничтожения общинной собственности и с экспроприации крестьян, то есть широких народных масс. Впрочем, как раз этого и желают русские либералы (которые хотят завести у себя капиталистическое производство”. ( Из “Набросков ответа на письмо Вере Засулич” – К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. Т. 19. С. 400 – 421).

Итак, о чем толкует Маркс? О первоочередной задаче революции в крестьянской стране. Не о буржуазии и пролетариате, а о помещиках и крестьянах. Революция в России должна освободить крестьянскую общину, провести страну от феодализма непосредственно к социализму, минуя кошмар капитализма. Развить на уже имеющейся общинной основе материальные условия социализма с последующим к нему переходом. Но само крестьянство к подобной революции не способно и не готово. Нужен двигатель, и таким двигателем является пролетариат и его партия. В этом суть плана Ленина. Мы же все еще пытаемся приспособить теорию западного капитализма к российским реалиям начала XX века, хотя "эта система противна условиям страны", как говорит Маркс. Отсюда, из непонимания точки зрения Маркса и непонимания следующего из нее плана Ленина, растут ноги современного мракобесия, в том числе - и особенно - в КПРФ.

2
ЗАКОНЫ РОССИЙСКОГО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

Снова и снова нужно напоминать, в чем объективная причина отсталости России от Запада в прошлом и от Востока - ныне. Наши марксисты совершенно не принимают во внимание мысль Маркса о том, что количество прибавочной стоимости, доставляемой трудом, кроме всего прочего, очень сильно зависит от природных условий. В России прибавочная стоимость, которую можно извлечь из труда работника, в 2-2.5 раза меньше, чем в Европе и в 3-4 раза меньше, чем в странах ЮВА. Этот момент тщательно избегают как правые (либералы), так и левые (коммунисты).

С либералами понятно - они не могут признать, что капитализм в России на своей собственной основе невозможен. Коммунисты же предпочитают рассматривать положение в стране с субъективной точки зрения, не заморачиваясь материалистическим анализом ситуации: мол, виноваты либералы, а природные условия Маркс упомянул для красного словца (просто, чтобы показать, что он открывал труды Смита и Рикардо). Мол, природные условия на массу прибыли не влияют. Что в России, что во Франции - корм для скота достаточно заготовить на два месяца, а урожай пшеницы в России вдвое меньше, чем в Германии потому, что русский мужик пьяница, вор и лодырь. 

Мы все, наверное, прекрасно знакомы с "горькой теоремой" Андрея Паршева. Несмотря на усиленные попытки ее опровергнуть, она гнет свое в нашей российской эмпирии. И хотя либералам выгодно отвлечь внимание русского труженика от реальных проблем с неконкурентоспособной экономикой, хотя коммунистам выгодно все беды валить исключительно на либеральное правление, теорема постоянно доказывает свою справедливость "при прочих равных условиях". И не считаться с ней невозможно при оценке распределения революционной ситуации в мире.