Империализм?

[Продолжаем разбираться с капитализмом во всех его формах. - МИБ.]
09.01.2007

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие
Что такое империализм?
Российский империализм
Концентрация производства и монополии в России
Банки в Российской Федерации
Финансовый капитал в России
Вывоз капитала
Экспансия российского империализма в страны бывшего СССР
Беларусь
Украина
Грузия
Армения
Казахстан
Туркменистан
Узбекистан
Литва
Латвия
Выводы

ПРЕДИСЛОВИЕ

Благодаря В.И. Ленину и его книге «Империализм как высшая стадия капитализма» мы много чего знаем как об империализме вообще, так и о конкретном империализме начала 20 века, об истории его возникновения и формирования. Но в вопросе о том, что такое империализм сегодня, опять наблюдается разноголосица. Тема же российского империализма в среде российских коммунистов (по крайней мере, называющих себя таковыми) является чуть ли не запретной. Существует ли российский империализм и если существует, то в какой форме? Основательно и по-марксистски эту проблему так никто и не рассматривал. Об американском и европейском империализме написано сотни книг, брошюр, статей. Часть из них верно отражает действительность, другая — насквозь пронизана оппортунизмом, социал-шовинизмом или даже оголтелым национализмом. Задача современных коммунистов — теоретически осмыслить те экономические явления, которые наличествуют в современной России, проанализировать её международное положение и сделать вывод о существовании или не существовании российского империализма, что мы и попытаемся сделать в этой статье.

Ошибкой многих современных коммунистов является чрезмерное акцентирование внимания на роли американского (реже — европейского) империализма на территории СНГ и Восточной Европы, и невнимание к роли российского империализма. И если прежде это могло быть объяснено известными историческими условиями, как то события в Сербии, Грузии, на Украине, в Киргизии, то есть когда было необходимо подчёркивать роль американцев в этих событиях, разоблачать грязные буржуазные мифы об этих «революциях», как об актах свободного волеизъявления народа, то теперь эту односторонность необходимо выправить и показать, что вопреки расхожему мнению, Россия вовсе не является забитой колонией, а имеет и собственные империалистические амбиции, которые по мере возможности стремится реализовать и реализовывает.

Вопрос о существовании российского империализма — это отнюдь не просто праздный вопрос. Во-первых, его разрешение крайне важно с теоретической и практической стороны, поскольку отрицание факта существования российского империализма, представление о России как колонии погубило уже не один десяток коммунистов, которые, критикуя империализм США и отрицая империализм российский, встали на путь апологии национальной буржуазии, на путь социал-империализма и разрыва с марксизмом. Во-вторых, вопрос о российском империализме настолько запутан ревизионистами, социал-шовинистами, «красными путинистами», «патриотами» и прочими немарксистскими элементами, что необходимо, наконец, внести в него ясность, решить с позиций марксизма-ленинизма. Причём действительного марксизма-ленинизма, а не социал-империализма, начётнически прикрываемого цитатами из трудов Ленина.

ЧТО ТАКОЕ ИМПЕРИАЛИЗМ?

Сегодня, пожалуй, нет таких коммунистов, которые бы открыто отрицали теоретическое и практическое значение работы В.И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма». Однако, как показывает анализ многих произведений сегодняшних «коммунистических» авторов, в вопросе об империализме эти товарищи порвали с ленинизмом (даже, несмотря на обилие цитат из этого ленинского труда) и встали на путь каутскианства и оппортунизма. Задайте таким «коммунистам» вопрос: «Что такое империализм?» и они ответят вам, что империализм — это захватническая политика крупнейших капиталистических государств, то есть агрессивная внешняя политика, сопровождающаяся наглым вмешательством в дела других стран, в том числе и военным, политика двойных стандартов и т.д. Совершенно очевидно, что этот ответ далеко не исчерпывает содержания империализма, он выхватывает лишь одну из чёрточек этого сложного явления современной политико-экономической жизни.

Итак, как же смотрит ленинизм на империализм? Империализм вовсе не является выражением «злой воли» тех или иных государств, «дурным свойством некоторых народов», как говорил Плеханов. Он вырос как развитие и продолжение основных свойств капитализма как такового. Но капитализм превратился в империализм лишь на определённой, высочайшей ступени своего развития, когда некоторые его свойства стали превращаться в свою противоположность, например свободная конкуренция в монополию, и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к коммунизму. Всё это наголову разбивает представления оппортунистов о том, что империализм есть всего лишь захватническая политика «поверх» чистенького, «демократического» капитализма и стоит только от неё отказаться, как империализм тут же исчезнет. Далее мы ещё вернёмся к рассмотрению этой проблемы, покажем полную несостоятельность подобных приемов защиты империализма.

Примерно до 80-х годов XIX века империализма не существовало. Захваты, войны, колониальная эксплуатация были, а империализма не было. В Европе, США и России господствовал домонополистический капитализм. Причём в России он носил неразвитый характер и сочетался с патриархальными пережитками в деревне, и феодальными в высших эшелонах власти. В эпоху домонополистического капитализма производством одинаковой продукции занималось, как правило, множество небольших разрозненных предприятий, находившихся в собственности отдельных капиталистов или небольших обществ, среди которых сохранялось относительное равенство условий конкуренции.

Совершенствуя технику на отдельных предприятиях, используя достижения науки, развивая средства транспорта и связи, капиталисты стихийно развивали общественные производительные силы. Развитие производства вело к концентрации и централизации капитала, способствовало появлению крупных предприятий, где сосредоточены тысячи рабочих и налицо обобществление производства. Так развитие производительных сил в условиях свободной конкуренции привело к возникновению капиталистической монополии.

«Свободная конкуренция, — говорит Ленин, — есть основное свойство капитализма и товарного производства вообще; монополия есть прямая противоположность свободной конкуренции, но эта последняя на наших глазах стала превращаться в монополию, создавая крупное производство, вытесняя мелкое, заменяя крупное крупнейшим, доводя концентрацию производства и капитала до того, что из неё вырастала и вырастает монополия: картели, синдикаты, тресты, сливающийся с ними капитал какого-нибудь десятка ворочающих миллиардами банков. И в то же время монополии, вырастая из свободной конкуренции, не устраняют её, а существуют над ней и рядом с ней, порождая ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов».

(Ленин В.И. Соч. 4 изд., т. 22, стр. 252 — 253)

Монополии захватывают основные ресурсы общества, используя своё экономическое и политическое господство для усиления эксплуатации пролетариата, для обогащения за счёт миллионов простых товаропроизводителей города и деревни, для установления своего контроля над множеством мелких и средних предпринимателей, для извлечения высочайших монопольных прибылей, влияния на конъюнктуру рынка в целом.

Эпоха домонополистического капитализма характеризовалась господством промышленного капитала. Эпоха монополистического капитализма, или империализма, характеризуется господством не промышленного, а финансового капитала, который возникает в процессе концентрации производства и капитала, образования монополий как в промышленности, так и в банковском деле и слияния, сращения банковских монополий с промышленными.

В условиях империализма «банки перерастают из скромной роли посредников во всесильных монополистов, распоряжающихся почти всем денежным капиталом всей совокупности капиталистов и мелких хозяев, а также большею частью средств производства и источников сырья в данной стране и в целом ряде стран».

Магнаты финансового капитала — верхушка монополистической буржуазии, финансовая олигархия, — сосредотачивает в своих руках рычаги господства во всех сферах экономической жизни, во всех отраслях политики, в правительстве и парламенте. Всевластие финансовой олигархии, сформировавшееся в небольшой группе стран, перерастает их национальные границы, в связи с чем, складывается международная сеть зависимостей и связей финансового капитала. В её образовании огромную роль играет вывоз капитала, приобретающий в условиях империализма огромное значение в отличие от домонополистического капитализма с его преобладанием вывоза товаров. Посредством вывоза капитала монополии овладевают ключевыми позициями в хозяйстве тех стран, куда вывозится капитал, особенно если это развивающиеся страны, где местных капиталов мало, сырье и рабочая сила крайне дёшевы.

Монополии, прежде всего, захватывают внутренний рынок, а затем прямо подчиняют государственный аппарат своей страны. Со временем развитие идёт дальше, монополии выходят за национальные рамки и, в конце концов, в их руках оказывается сконцентрированной значительная часть мировой продукции в той или иной отрасли. Появление таких монополий на мировом рынке сопровождается острой конкуренцией между ними. Во избежание потерь они зачастую договариваются друг с другом, вступают в согласие о разделе рынков сбыта, источников сырья и рабочей силы, об установлении монопольных цен и сфер влияния. Таким образом, появились международные монополии, или как принято их сейчас называть «транснациональные корпорации» (ТНК), осуществляющие экономический раздел мира, диктующие правительствам своих стран политику всё новых империалистических захватов, войн. Разумеется, неоднородность развития капитализма, приводит к тому, что расклад сил с течением времени изменяется, и монополии проводят переделы сфер влияния. Иногда это происходит мирным путём, нередко — с использованием военной силы.

Следовательно, империализм вовсе не сводится только к военным захватам, не является только политикой крупнейших капиталистических государств, как это утверждают наши оппортунисты вслед за Каутским (на словах лживо отрекаясь от него и присягая Марксу и Ленину). Империализм — это монополистическая стадия капитализма. Причём такая стадия, когда капитализм начинает загнивать и умирать, когда уже невозможно прогрессивное развитие, когда все противоречия капитализма доводятся до высших пределов, за которыми начинается социалистическая революция.

РОССИЙСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ

Выше мы видели, что представляет собой империализм в общих чертах. Теперь перед нами встаёт вопрос: существует ли российский империализм? Этот вопрос является насущным практическим вопросом нашего движения, поскольку от его решения напрямую зависит наша тактика и стратегия. Если российский капитализм достиг империалистической стадии своего развития, то нашей ближайшей задачей должна быть социалистическая революция и на пути к ней никаких промежуточных ступеней нет. Если же российский капитализм не достиг империалистической стадии, является домонополистическим капитализмом, то значит, мы можем сформировать союз с какой-нибудь «прогрессивной» частью буржуазии для совместного ведения «национально-освободительной борьбы» (об этом нередко говорят некоторые члены КПРФ). Найти обоснование такого союза у Маркса, Энгельса, Ленина дело весьма заманчивое, более того, обещающее весьма неплохие дивиденды. Именно поэтому масса сегодняшних «коммунистов», начиная от Зюганова и кончая различными мелкобуржуазными идеологами русского национал-патриотизма и социал-шовинизма, подвизались в деле обоснования «незрелости» российского капитализма и бросились в объятия «национальной буржуазии» якобы для борьбы с империалистами США и ЕС, а в действительности в надежде получить крохи от её прибылей.

Одним из наиболее одиозных представителей этого национал-патриотического направления в коммунистическом движении является бывший член РКРП-РПК Дмитрий Якушев, исключенный из партии за антипартийную пропаганду и антиуставную деятельность около двух лет назад. Якушев представляет собой в высшей степени типичный пример того, как словесное признание марксизма привело на деле к превращению его в социал-шовинизм и «красный путинизм» (новейшую теорию российских ревизионистов, считающую необходимым патриотический союз российского пролетариата с национальным капиталом в целях борьбы с империализмом Запада).

Свои взгляды на природу российского капитализма Якушев изложил в ряде статей, наиболее показательной из которых является «Российская Федерация в системе современного империализма». Эта статья, достаточно полно излагающая взгляды не только самого Якушева, но и значительной части российских социал-шовинистов, практически со всей резкостью показывает её автора, с одной стороны, как путаного теоретика, на каждом шаге смешивающего марксизм с национал-патриотизмом, и с другой стороны, как агента влияния буржуазии в коммунистическом движении, пытающегося убедить рабочих, что только союз с национальной буржуазией может избавить их от «страшных» последствий «оранжевой революции» и западного империализма вообще.

В начале своей статьи Якушев пишет:

«Марксистский метод требует всестороннего рассмотрения любого явления, изучения всех взаимозависимостей и связей, влияющих на объект. При этом марксизм, безусловно, исходит из приоритета целого над частью, без чего невозможен правильный процесс познания»

Верно. Марксизм в отличие от позитивизма не абсолютизирует частный факт, напротив он настаивает на необходимости изучения органичных целых, восхождении от абстрактного к конкретному, диалектическом понимании анализа и синтеза. Однако эта, в общем, верная фраза, даже подкреплённая приведённой ниже цитатой из ленинского труда «Империализм, как высшая стадия капитализма» остаётся пустым звуком, поскольку сам Якушев в своей статье делает диаметрально противоположное, а именно выдергивает отдельные факты из истории развития российского капитализма и подгоняет их под заранее надуманную им схему.

Для обывателя, рассуждающего с точки зрения ограниченного эмпиризма, факт, свидетельствующий о том-то и том-то, доказывает то-то и то-то. Он, конечно, отрицает, что факт «вообще» становится конкретным фактом лишь после определённой мыслительной переработки, которая осуществляется различно, в зависимости от метода и цели познания. Он не учитывает, что даже простейшее перечисление и осознание фактов содержит в себе известную долю субъективной интерпретации, производится исходя из определённой (пусть даже простейшей) теории, методологии.

Следовательно, для того чтобы правильно анализировать то или иное явление окружающего мира, необходимо уделять внимание не произвольно выдираемым частным фактам, а теории, посредством которой эти факты осмысливаются и систематизируются. Само собой понятно, что при этом сама теория должна верно отражать действительность, диалектически и исторически рассматривать явления и предметы. Такой теорией является марксизм, от которого Якушев отрёкся на деле, хотя на словах не перестаёт называть себя марксистом. Впрочем, так делали и Бернштейн, и Каутский, и многие другие оппортунисты.

Существует ли российский империализм? — задаёт вопрос Якушев, и тут же отвечает на него:

«Если помнить ленинские характеристики империализма и посмотреть общедоступную экономическую статистику, то можно уверенно сказать: российского империализма не существует…Напомним, по Ленину «по своей экономической сущности империализм есть монополистический капитализм. Империализм по Ленину есть также господство финансового капитала. У появления империализма есть своя история, описанная Лениным в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма». Империализм рождается из подчинения промышленности банкам, так рождается всесильный монополистический капитал, который собственно и является главным свидетельством империалистической мощи… Финансовый капитал — основа империализма».

Рассмотрим эту фразу Якушева. Любому марксисту ясно, что она не содержит в себе ни грамма правды, что она безбожно искажает ленинское учение об империализме. В первой части статьи в общих чертах мы обрисовали механизм зарождения и основные черты монополистического капитализма. Однако для того чтобы окончательно показать несостоятельность теоретических выкладок Якушева приведём ленинскую характеристику империализма:

«1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни;

2) слияние банковского капитала с промышленным и создание, на базе этого, «финансового капитала», финансовой олигархии;

3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение;

4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и

5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами».

Эти признаки, перечисленные Лениным, вовсе не являются равнозначными и равнозависимыми друг от друга. Среди них есть основной первый признак, а все прочие являются производными от него. Империализм есть монополистическая стадия капитализма, поскольку именно господство монополий составляет его экономическую сущность. На основе монополий вырастают и зиждутся все остальные его признаки: формирование финансового капитала, транснациональных компаний и международных институтов, вывоз капитала, колониализм и неоколониализм, захваты, аннексии и т.д. И когда Якушев говорит, что «империализм рождается из подчинения промышленности банкам», то здесь он называет следствие причиной, ставит телегу впереди лошади. Это, конечно, нельзя назвать случайностью. Начиная свое «исследование» с финансового капитала и упуская из виду тот субстрат, на котором он произрастает, Якушев хочет доказать, что Россия находится в лапах международного финансового капитала от которого её нужно спасать срочно объединяясь с путинской буржуазно-бюрократической элитой. Наш «товарищ» решил попросту не замечать того факта, что в России существуют крупнейшие монополии, финансовый капитал и финансовая олигархия.

Нет, конечно, Якушев признаёт, что у нас есть несколько монополий и олигархов, однако обставляет дело так, будто они всецело подчинены Западу. Но ведь раз у нас есть монополии, раз у нас есть финансовый капитал и его персонификация — финансовая олигархия, значит, существует и империализм. И здесь со всей резкостью проявляется метафизический способ мышления нашего «красного путиниста».

«Да — да, нет — нет, а что сверх того, то от лукавого» — так мыслит метафизик. Для него вещь либо существует, либо не существует, и точно также вещь не может быть самой собой и в то же время иной. За отдельными вещами, за отдельными признаками объектов и явлений он не замечает их взаимосвязи, возникновения и исчезновения, диалектики движения, за деревьями не видит леса.

Вот Якушев и его единомышленники и не увидели за деревьями — монополиями, банками, олигархией — леса — империализма. Они не сумели понять в конкретном диалектическом единстве противоречия, что Россия, являясь, безусловно, империалистической страной сама в экономическом плане частично подчинена более могущественным империалистическим государствам. Для них существует либо империализм «вообще», под которым обычно понимается империализм Соединённых Штатов Америки (или даже некоего «мирового правительства»), либо не существует никакого империализма. Как говорил Энгельс: «презрение к диалектике не остаётся безнаказанным». Вместо исследования получилась жалкая метафизическая каша.

Однако до того как Якушев стал ренегатом, он признавал наличие империализма в России. Вот что писал он в своей статье«Левые, правые и война»:

«…империализм российский отнюдь не липовый. В России есть крупные, даже по мировым меркам, компании, которые в основном и контролируют российскую экономику. Эти компании переплелись с государством и вполне созрели для экспансии, то есть в России созрел свой, пусть и небольшой, зато молодой и агрессивный империализмик…Нет сомнения, что сегодня в мировых делах Россия выступает как весьма заметный и самостоятельный игрок».

Очень жаль, что человек, рассуждавший подобным образом ещё несколько лет назад, скатился ныне к национал-патриотизму и апологии российского капитализма.

КОНЦЕНТРАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА И МОНОПОЛИИ В РОССИИ

Как возник новейший российский капитализм? (Мы говорим «новейший», потому что подразумеваем капитализм после крушения СССР, а не дореволюционный). Был ли он привнесён извне, либо же его предпосылки зародились задолго до 1991 года, и он возник на своей собственной основе? Очевидно, что в высшей степени неисторичным и недиалектичным было бы думать, что в развитое социалистическое государство с развитой социалистической экономикой можно просто «привнести» такой на порядок более низкий общественный строй, как капитализм. Значит, необходимо поставить вопрос, а насколько «социалистической» была экономика в СССР и как шёл процесс её преобразования в капиталистическую.

Экономика Советского Союза, стоящая на первой фазе коммунистической формации, исторически представляла собой компромисс между социалистическими и товарными формами хозяйствования. Дальнейшее развитие коммунизма должно было бы полностью уничтожить остатки товарного хозяйства, частной собственности, а вместе с тем и отчуждение человека. Однако, столкнувшись с проблемами в экономике руководство страны пошло другим путем, а именно — стимулировало применение рыночных методов в хозяйстве. По инициативе Косыгина изменены были критерии оценки деятельности предприятий: главными критериями становились не объем валовой, а стоимость реализованной продукции, прибыль; было резко сокращено число плановых показателей. От экономического поведения руководителя и коллектива во многом стало зависеть их благополучие, в частности, величина создаваемых на предприятиях фондов материального стимулирования (премии). Таким образом, под социализм была заложена мина замедленного действия. Через несколько лет застоя наряду с уже бурно расцветшей теневой экономикой после горбачевских реформ получают дальнейшее развитие элементы капитализма.

К началу прихода к власти Горбачева уже далеко зашедший процесс внедрения капиталистических элементов в экономику социализма требовал своей легализации. И действительно дальнейший виток «лечения» социализма капитализмом не заставил себя ждать. Этим витком стало массовое кооперативное движение 1986-1992 гг. Взлет предпринимательской деятельности с 1986 по 1988 гг. имел своим закономерным итогом Закон о кооперации. Его принятие еще больше стимулировало развитие рынка. О динамике изменения численности кооперативов в СССР и РСФСР и числа работающих в них можно судить из следующей таблицы (источник):

Название показателей СССР РСФСР
1988 1989 1990 1988 1989 1990
Число кооперативов 100 249,2 316 100 262,7 346,0
Численность работающих 100 344,7 436,7 100 379,7 496,0
Доля продукции, реализованной населению 39,1 15,3 12,6 37,8 13,7 10,4
Удельный вес работающих в общей численности занятых в экономике 1,2 4,2 5,4 1,1 4,1 5,5

Однако капиталистические реформы затронули и государственную собственность. Речь шла, например, о внедрении таких элементов рынка, как оптовой торговли, предоставлении самостоятельности хозяйственным звеньям, смягчении государственного регулирования сбыта продукции, новой системе ценообразования, налогообложения и многом другом. После принятия Закона о государственном предприятии получил новое развитие принцип хозрасчета.

Таким образом, результатом реформ стало формирование рынка на территории СССР, что, несомненно, означает окончательный переход к капиталистической формации. Но также несомненно, что экономические реформы были во многом и не последовательны. Об этом говорит принятие Постановления СМ СССР о запрещенных видах деятельности, Указа о налогообложении личных доходов членов кооперативов, согласно которому прогрессивное налогообложение этих доходов достигало 90%. Происходило это из-за конфликта бурно развивающихся производительных сил и регрессировавших производственных отношений. К концу 80-х годов стало совершенно очевидно, что назрел кризис, получивший свое разрешение в буржуазной контрреволюции 1991-го года.

В определённой мере США помогли осуществить перестройку и реформы, последовавшие за ней. Однако существовал внутренний кризис. Если бы его не было, то никакое вмешательство американских спецслужб было бы невозможным. Они просто успешно воспользовались этим кризисом как «великим» историческим шансом убить «красного дракона».

Но, учитывая, что элементы капитализма развились внутри СССР самостоятельно, начиная с 60-х годов, сегодняшний российский капитализм обладает определённой (и весьма существенной) самостоятельностью и сам процесс формирования империалистической фазы капитализма протекал совсем не так, как это имело место в конце XIX века. В частности, гигантские промышленные предприятия не возникали в результате длительного укрупнения мелкого производства, а оказались в руках буржуазии в ходе раздела советского общественного производства. Как известно, по степени централизации и концентрации экономики, советская плановая система заметно обгоняла мировую капиталистическую систему, поэтому Россия не проходила фазу свободной конкуренции, а практически сразу сформировала высокомонополизированный капитализм (в некоторых отраслях по степени монополизации Россия обгоняет богатейшие капиталистические страны). Не происходило и подчинения промышленного капитала банковскому и их последующего сращивания: в России после контрреволюции банковский и промышленный капитал рождались уже сращенными, как сиамские близнецы.

Часто утверждается, что российские монополии всецело зависимы от западных. Это совершенно не отменяет того факта, что в России наличествует империализм, пусть даже и зависимый от более крупных капиталистических держав. До Великой октябрьской революции российский империализм также зависел от империализма европейского, однако это вовсе не означало, что Россия была зависимой на все сто процентов.

Якушев лицемерно утверждает, что если «посмотреть общедоступную экономическую статистику, то можно совершенно уверенно сказать: российского империализма не существует». Поэтому необходимо здесь привести как можно больше статистических данных (Составлено по материалам рейтинга «800 крупнейших компаний России в 2006 году», составленного компанией РБК) по поводу российских монополий для разоблачения этого весьма спорного утверждения.

В нефтегазовой промышленности России (данные на конец 2005 года) действует десять крупнейших по выручке компаний, контролирующих более 80% российского производства углеводородов: «ЛУКОЙЛ НК» (выручка 55774 млн. долларов), государственная монополия «Газпром» (48912 млн. долларов), транснациональная компания «ТНК-BP» (24840 млн. долларов), государственная «Роснефть НК» (23957 млн. долларов), «Сургутнефтегаз» (15157 млн. долларов), «Газпром-нефть (Сибнефть)» (14585 млн. долларов), «Транснефть» (6417 млн. долларов), «Татнефть» (6008 млн. долларов), «Славнефть-Мегионнефтегаз» (3842 млн. долларов) и «СИБУР Холдинг» (3768 млн. долларов). Эти крупнейшие монополии сконцентрировали в своих руках не только нефтегазовый рынок России (монопольное положение позволяет им получать более 90% всей прибыли отрасли), но и других стран СНГ, более того, они осуществляют экспансию и в дальнее зарубежье (о чем мы поговорим ниже).

В сфере электроэнергетики крупнейшей монополией, непосредственно переплетённой с государственным аппаратом, является РАО «ЕЭС» (27033 млн. долл.), затем идут пока государственный «Концерн Росэнергоатом» (2511 млн. долл.), «Мосэнерго» (2510 млн. долл.).

В сфере транспорта крупнейшей монополией является государственное ОАО «РЖД» (26468 млн. долларов), следом идёт «Аэрофлот — Российские авиалинии» (2540 млн. долларов).

В сфере машиностроения крупнейшими предприятиями и финансово-промышленными группами, занимающими на рынке монопольное положение по состоянию на конец 2005 года, являются: «Автоваз» (6508 млн. долларов), «Группа ГАЗ» (3105 млн. долларов), «Рольф ГК» (2300 млн. долларов), «Группа СОК» (2278 млн. долларов), «Камаз» (1987 млн. долларов), «Тойота Мотор» (1791 млн. долларов), «Концерн Алмаз-Антей» (1770 млн. долларов), «Трансмашхолдинг» (1477 млн. долларов), «Форд мотор компании» (1386 млн. долларов), «ТВЭЛ» (1375 млн. долларов).

В сфере химии и нефтехимии по состоянию на конец 2005 года действуют следующие монополии: «Салаватнефтеоргсинтез» (2263 млн. долларов), «МХК Еврохим» (1891 млн. долларов), «Нижнекамскнефтехим» (1490 млн. долларов), «ФосАгро» (1400 млн. долларов).

В сфере чёрной металлургии действуют следующие предприятия-монополисты: «Северсталь» (7970 млн. долларов), «Евраз Групп» (6509 млн. долларов), «Магнитогорский МК» (5380 млн. долларов), «Новолипецкий МК» (4469 млн. долларов), «Мечел» (3805 млн. долларов), «Трубная МК» (2800 млн. долларов), «Нижнетагильский МК» (2546 млн. долларов),

В сфере цветной металлургии действуют следующие крупнейшие предприятия: ГМК «Норильский никель» (7169 млн. долларов), «Русал» (6650 млн. долларов), «УГМК-Холдинг» (3494 млн. долларов), «СУАЛ-Холдинг» (2700 млн. долларов).

В сфере телекоммуникаций действуют следующие монополии: АФК «Система» (7594 млн. долларов), на 75% государственный «Связьинвест» (7589 млн. долларов), МТС (5011 млн. долларов), «Вымпелком» (3211 млн. долларов), «Мегафон» (2388 млн. долларов), «Почта России» (1557 млн. долларов), «Ростелеком» (1448 млн. долларов) и «Уралсвязьинформ» (1121 млн. долларов).

К сожалению, эта статистика не отражает взаимосвязей различных предприятий. Так, например, холдинг АФК «Система» владеет 50,4% акций крупнейшего оператора сотовой связи МТС, то есть в данном случае перед нами не две конкурирующие монополии, а «мать» и «дочка». Такая же ситуация имеет место и во всех остальных отраслях. Но уже из приведённых данных мы видим, что концентрация и централизация производства и капитала в современной России достигла такой ступени, что возникли монополии, разделившие между собой все сферы промышленности. Причём, процесс монополизации в России продолжается, рынок «слияний и поглощений» в России составил в 2005 году 59 млрд. долларов, а в 2006 прогнозируется в районе 50 млрд. А монополии — это стержень, основа империализма. Следовательно, глупо говорить о его отсутствии при наличии монополий.

Нередко приходится слышать от национал-патриотов, что Путин-де не собирается приватизировать монополии, напротив, правительство докупает акции «Газпрома» до контрольного, «тормозит» реформу РАО «ЕЭС» и т.д. Значит, Путин — государственник, защитник национальных интересов (кого интересно? не буржуазии ли?), значит перед ним надо ползать на брюхе, петь ему дифирамбы.

Сколько бы сам Путин и его глашатаи не пытались представить себя этакими «государственниками», борющимися с западным империализмом, на деле либеральная политика (то есть политика приватизации, монетизации, укрепления господства буржуазии вообще) никуда не исчезла. Она продолжается. Более того, набирает обороты. Просто на место старой либеральной риторики пришла национал-патриотическая, лозунги «свободы» сменились лозунгами «стабильности», но суть осталась прежней. Не поняв этой простой вещи, многие коммунисты скатились от марксизма к «путинизму».

Конечно, идеологи этого направления для обоснования своей правоты хватаются за различные «доказательства» влияния США и МВФ на Россию, недавнюю шумиху вокруг закона о некоммерческих организациях. Но за всем этим они не видят главного и основного, а именно укрепления буржуазного государства, российского империализма. Они не могут понять, что экспроприация отдельных капиталистов (например, Ходорковского) делается вовсе не в интересах народа, а интересах господствующего класса в целом.

Якушев зациклился на метафизическом разделении «компрадорского» и «национального» капитала. Но даже попытка придать своей концепции диалектический вид, выраженная в словах «компрадорский капитал…трудно перековать в национальный, а национальный капитал может стать компрадорским в один момент» не выходит, ибо в условиях империализма, в эпоху «великого капиталистического интернационала» делить буржуазию на «компрадорскую» и «национальную» есть бессмыслица, особенно если речь идёт об империалистической стране. Да, Россия в экономическом плане зависима от Запада, но это вовсе не отменяет того факта, что в ней заправляют монополии, финансовый капитал и олигархия, что она — империалистическая страна.

Ленин писал:

«Не только маленькие государства, но и Россия, например, целиком зависят экономически от мощи империалистического финансового капитала «богатых» буржуазных стран…».

(Ленин В. И. Соч., 4 изд., т. 20, стр. 371)

Это было сказано весной 1914 года. Но, между тем, разве Ленин отрицал наличие Российского империализма? Нет, не отрицал.

БАНКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Концентрация производства и капитала ведёт к появлению монополий — крупнейших акционерных обществ. Деятельность монополистического капитала невозможна без привлечения огромных денежных средств, кредита, поэтому на авансцену буржуазного общества в эпоху империализма выходят банки, которые становятся основным нервом всей хозяйственной жизни того или иного государства. Таким образом, появляется возможность и необходимость слияния банковского капитала с промышленным, их взаимное сращение и образование финансового капитала в виде финансово-промышленных групп. Повышение роли банков в экономике характеризует один из основных процессов перерастания капитализма в капиталистический империализм, следовательно, для того чтобы вложить ещё один камень в дело развенчания мифа об отсутствии в России империализма, мы должны остановиться здесь на рассмотрении концентрации банковского дела.

Самым главным и крупнейшим банком Российской Федерации является Центральный Банк (ЦБ). По своей сущности, задачам и функциям ЦБ РФ имеет двойственную природу: он может работать в режиме кредитной организации, осуществляет денежную эмиссию и одновременно является органом исполнительной власти государства относительно всех других кредитных организаций.

Само существование такого банка как ЦБ говорит о высочайшей степени концентрации и централизации банковского дела в России, чрезвычайной важности такого сверхкрупного и специализированного банка для существования всей капиталистической системы в целом.

Затем идёт Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации, или «Сбербанк». Он был создан в форме акционерного общества открытого типа в соответствии с Законом РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР». Учредителем и основным акционером Сбербанка России является Центральный банк Российской Федерации (свыше 60% акций уставного капитала). Его акционерами являются более 200 тысяч юридических и физических лиц. Сбербанк России зарегистрирован 20 июня 1991 г. в Центральном банке Российской Федерации. По данным на I полугодие 2006 года «Сбербанк» контролирует 24,01% активов российской кредитной системы. В 2006 году «Сбербанк» впервые вошёл в сотню крупнейших по капиталу банков и занял 82-ое место в рейтинге журнала «The Banker», обогнав столько нахваливаемый «товарищем» Якушевым немецкий «Commerzbank» (с его капиталом 25 миллиардов долларов против 32 у «Сбербанка»).

Следом за «Сбербанком» идёт «Внешторгбанк» (5,39%), банк с почти стопроцентным участием ЦБ РФ. После него идет «Газпромбанк» (3,97%) напрямую сросшийся с государственной монополией «Газпром». Мы не зря здесь подчеркнули связь банка с монополией, поскольку это является одной из важнейших особенностей империализма. Крупнейшие предприятия поглощают мелкие, сливаются и переплетаются с банками и образуют единые финансово-промышленные группы, пронизывающие всю хозяйственную жизнь общества. Затем идут ОАО «Банк Москвы» (2,30%), ОАО «Альфа-банк» (2,20%), «Уралсиб» (1,79%), «Росбанк» (1,61%), «Райффайзенбанк» (1,45%), «Русский Стандарт» (1,23%), «Международный Московский Банк» (1,23%), ОАО «МДМ-Банк» (1,10%) и ряд других более мелких банков.

По статистическим данным ЦБ РФ на 1 октября 2006 года пять крупнейших из 1200 российских банков сконцентрировали активов на сумму 5374 млрд. рублей (43,9%), привлекли вкладов физических лиц на 2050 млрд. рублей (61,6%), предоставили кредитов физическим и юридическим лицам на 3457 млрд. рублей (45,6%). При этом крупнейшая пятёрка банков на каждый рубль собственного капитала привлекла 9 рублей 11 копеек, в то время как 1000 самых мелких банков (которые контролируют в сумме лишь 9% активов) — в среднем только 4 рубля 10 копеек.

Итак, как мы видим последнее слово в развитии банковского дела в России — монополия. Причём, столь высокая степень монополизации не наблюдается даже в такой несомненно монополистической стране как США.

Но как же смотрит Якушев на российскую банковскую систему? Здесь всё одно и то же: Запад, Запад, Запад… Он сетует, что «Райффайзенбанк», «Ситибанк», «ММБ» являются «стопроцентными дочками западных банков». Как всегда Якушев выхватывает лишь одну сторону процесса, не хочет видеть, что в России есть отнюдь не только западные «дочки» (на перечисленные приходится лишь 3,67% российских банковских активов), что уже сращение государственного аппарата с банковским (ЦБ) является ярчайшим примером концентрации и централизации капитала, свидетельствующим о том, что мы живём отнюдь не в домонополистическую эпоху. Далее он рассуждает: «процесс переплетения российской промышленности с западными банками принял взрывной характер». И что из этого? Россия колония? Неверно! Здесь вновь и вновь проявляется противоречие, что Российская Федерация, будучи сама империалистическим государством, отчасти зависима от империализма богатейших буржуазных государств.

ФИНАНСОВЫЙ КАПИТАЛ В РОССИИ

Выше мы уже видели, что концентрация производства, монополии, вырастающие из неё, слияние банков с промышленностью, есть основа возникновения финансового капитала, финансово-промышленных групп и финансовой олигархии. Мы специально везде подчёркиваем, что всё это вырастает из концентрации производства, поскольку у нынешних «теоретиков» эти характерные признаки империализма имеют равное значение, что крайне запутывает отношение между главным и второстепенным, причиной и следствием, и даёт повод утверждать, что-де отсутствие одного из признаков служит доказательством отсутствия империализма как такового.

Современные представители казённой науки являются сплошь апологетами империализма и финансовой олигархии. Они не вскрывают, а затушёвывают основные механизмы образования финансово-промышленных групп (ФПГ), олигархии, её приёмы, размеры доходов, связи с парламентами и правительствами. Они отделываются от этих «больных» вопросов общими фразами об «ответственности» бизнеса перед обществом, восхвалением «меценатства» того или иного олигарха, пожертвовавшего ради общественного мнения, так сказать, тысячную долю своего многомиллионного состояния, серьезным разбором совершенно несерьезных вещей вроде законодательного ограничения монополизма и т.д.

Итак, как же возникли российские ФПГ? К концу 1993 года необходимость создания тех или иных форм объединений предприятий стала очевидной, и именно в это время начинают возникать первые интегрированные объединения предприятий, в 1995 году Госдума приняла закон, регламентирующий работу ФПГ. Интенсивность процесса формирования ФПГ существенно различалась по отраслям. Наиболее активно этот процесс шёл в машиностроении (включая автомобиле- и приборостроение). В конце 1997 года на предприятиях, объединённых в ФПГ, производилось 27% продукции отрасли, и было получено 40% прибыли отрасли. Исключительная капиталоёмкость и тенденция к монополизации в машиностроении проявилась в наиболее быстром образовании финансово-промышленных групп.

В основе всякой ФПГ лежит финансовый капитал, то есть промышленный капитал переплетённый с банковским. В зависимости от того, в какой пропорции смешаны эти два вида капитала, ФПГ делятся на «промышленно-финансовые» и «банковские».

Промышленные ФПГ конгломеративного типа включают участников, представляющих достаточно широкий спектр направлений деятельности. Этим финансово-промышленным группам свойственна в известной мере децентрализация управления, отсутствие руководящей холдинг-компании. Общность интересов здесь достигается с помощью взаимного владения акциями, объединения вокруг крупных кредитно-финансовых учреждений (коммерческих и инвестиционных банков, страховых компаний).

Промышленно-финансовые конгломераты чаще всего являются крупными региональными группами, отражающими технологическую направленность региона и переплетающимися с органами местной власти. Например, ФПГ «Восточно-Сибирская группа» полностью отражает технологическую направленность Иркутской области, где гидроэнергетика является фундаментом развития сырьевых и полуфабрикатных производств. Сегодня более 80% ВВП области производится в рамках этой финансово-промышленной группы. Её базовыми предприятиями являются АО «Ангарская нефтехимическая компания», «Иркутскэнерго», «Востсибуголь» и др. Или другой пример: участниками ФПГ «Уральские Заводы» являются два десятка предприятий различных форм собственности и направлений деятельности. В совокупности это около трети промышленного потенциала Удмуртии, являющейся одним из самых промышленно развитых регионов России. Крупнейшие производственные предприятия группы — это предприятия оборонного комплекса АО «Аксион» («Ижевский мотозавод»), АО «Ижевский электромеханический завод», ГП «Ижсталь», АО «Буммаж».

Другой разновидностью ФПГ, являются «банковские». В центре такой группы находится кредитно-финансовая организация, чаще всего холдинговое объединение, во главе с крупным коммерческим банком.

В настоящее время существующие банковские ФПГ имеют примерно одинаковую структуру, в которую входят инвестиционные компании, промышленные предприятия, торговые компании, трастовые и финансовые компании, пенсионный фонд, страховая фирма, рекламные и консалтинговые фирмы.

Целенаправленно консолидируя акции торговых, промышленных, транспортных предприятий (непосредственно или через холдинговые структуры), финансовые компании становятся ядром группы. Важнейшую роль в образовании ФПГ этого типа (как впрочем, и первого) является так называемая «система участия», когда «общество-мать» контролирует «дочерние», а те в свою очередь «внучатые» общества. Таким образом, «общество-мать» может устанавливать господство над обширнейшими областями производства. Как говорил Ленин: «…система участий не только служит к интенсивному увеличению власти монополистов, она, кроме того, позволяет безнаказанно обделывать какие угодно темные и грязные дела и обирать публику, ибо руководители «общества-матери», не отвечают за «общество-дочь», которое считается «самостоятельным» и через которое можно всё «провести»». На фоне этого ленинского анализа просто смешными выглядят рассуждения казённых экономистов о «непрозрачности» финансово-промышленных групп, о неконтролируемости и т.д.

Итак, главными средствами управления «банковской» ФПГ является финансово-экономические рычаги и методы косвенного регулирования подразделений, используемые управляющей компанией. Примером ФПГ данного вида является группа «Интеррос», созданная «ОНЭКСИМ Банком» (после кризиса 1998 года его место в группе занял «Росбанк») в 1995 году. В группу входят такие несвязанные между собой предприятия, функционирующие в различных отраслях промышленности, как РАО «Норильский никель» (цветная металлургия), ОАО «РУСИА Петролеум», ОАО «Верхнечонскнефтегаз», ОАО «Норильскгазпром» (нефть и газ), АО «ЛОМО», «Химволокно», «Фосфорит» (химическая промышленность), «Ковровский механический завод», «Силовые машины» (машиностроение), Федеральная контрактная корпорация «Росхлебопродукт» (бывшее Министерство хлебопродуктов) и др. Общее количество участников ФПГ — 30, в том числе предприятий — 11, учреждений — 4. Общее число рабочих и служащих 306 тыс. человек. Особенностью ФПГ «Интеррос» является мощный блок участвующих в деятельности группы кредитно-финансовых учреждений, которым принадлежит значительный пакет акций (35%) центральной компании группы.

Горизонтальная ФПГ с инвестиционной компанией в центре — это ещё одна разновидность российских «банковских» финансово-промышленных групп. В отличие от «банковских» ФПГ с подконтрольным промышленным конгломератом, горизонтальные группы имеют четко выраженную отраслевую направленность. Примером такой ФПГ служит Транснациональная финансово-промышленная группа «Аэрофин». (Вот до какой степени доросли российские ФПГ, до транснационального уровня, говорить при этом об отсутствии российского империализма просто смешно!).

Базовыми организациями «Аэрофина» являются авиакомпании «Саха-авиа», «Байкал», «Белавиа» (Беларусь), «Авиаремонтный завод 406» (Казахстан). Специфика группы состоит в том, что её центральная компания — Международная Финансовая корпорация «Аэрофин», не учреждалась специально, а была уполномочена договором на ведение общих дел.

Одной из основных задач создания ФПГ «Аэрофин» являлось налаживание лизинговых отношений между участниками объединения. Главная идея сводится к следующему. Ремонтные заводы располагают готовыми к эксплуатации двигателями, но у авиакомпаний нет средств для их приобретения. Финансовые ресурсы аккумулируются в центральной компании, которая кредитует ремонтные заводы, они передают ей отремонтированные двигатели, а она, в свою очередь, передаёт их в лизинг авиакомпаниям.

Примерами других транснациональных ФПГ, действующих в Белоруссии, на Украине, в Киргизии, Таджикистане, Молдавии и Латвии могут служить: «Нижегородские автомобили», «Транснациональная алюминиевая компания» («ТаНАКо»), Транснациональная финансово-промышленная группа «Славянская бумага» и др., действующие в сферах ТЭК, химической, металлургической и атомной промышленности, целлюлозно-бумажного производства и производства химических волокон.

Понятно, какими прибылями ворочают подобные ТНК, сколько капиталистов и «менеджеров» наживается на них. Могут, конечно, возразить, что эти прибыли не идут ни в какое сравнение с прибылями, скажем, европейских или американских монополий, однако здесь подобные аналогии неуместны. Не важно «идут» или «не идут» в сравнение, а важно, что российский монополистический капитал, представленный в виде крупнейших нефтегазовых компаний и многоотраслевых финансово-промышленных групп отнюдь не варится в самом себе, он активно захватил внутренний рынок России и теперь начинает экспансию на рынки Белоруссии, Украины, Казахстана и др.

Согласно статистике к 1 июня 2001 г. официальный статус получили 96 групп. В их состав вошли более 1361 юридических лиц, в том числе 1251 промышленных предприятий и прочих организаций, 110 финансово-кредитных институтов. Уставный капитал центральных компаний ФПГ составлял на момент регистрации 3,9 млрд. рублей.

Общая численность занятых в этих группах приближается к 3,5 млн. человек. Число работающих в каждой из ФПГ колеблется от 1,5 тысяч до 300 тысяч человек, а количество предприятий, банков, коммерческих и иных фирм — от 4 до 60. Годовой оборот продукции в 2000 г. составил более 10% ВВП. Деятельность всех ФПГ осуществляется при участии кредитно-финансовых институтов, доля которых в численности списочного состава составила 3%, а в уставном капитале центральных компаний, оплаченном участниками ФПГ, — 12%.

Из 200 крупнейших банков России 48 вошли в ФПГ или сами создали такие группы, а из 200 крупнейших российских компаний 130 стали участниками ФПГ. Среди наиболее крупных участников в зарегистрированных ФПГ, значатся такие промышленные предприятия, как Магнитогорский, Красноярский алюминиевый завод, АО «АвтоВАЗ», «КамАЗ».

По зависимости от размера группового товарооборота, ФПГ можно классифицировать как крупные — товарооборот превышает 1000 млн. долларов (28%), средние — от 100 млн. до 1000 млн. долларов (40%) и малые — с товарооборотом менее 100 млн. долларов (32%).

Таким образом, мы видим, что в российской экономике всё более явственно проявляет себя финансовый капитал, а следовательно, и его персонификация — финансовая олигархия. Буржуазные парламент и правительство в любой буржуазной республике есть орган господства капитала. Это совершенно верно и по отношению к России. Наш парламент, начиная с 1991 года, контролируется финансовой олигархией. Депутаты, партии, в том числе и «Единая Россия», находятся в руках монополистической буржуазии, которая диктует политику в государстве. Но иначе и не может быть при капитализме, при буржуазной демократии. Не бывает надклассового государства «вообще», не бывает демократии «вообще». Государство, как общественный институт, и демократия, как форма общественного устройства — сугубо классовые категории. Наше государство, которое «национал-патриоты» именуют «отечеством», затушёвывая в этом вопросе главное и основное, есть государство диктатуры буржуазии, есть либеральное государство по отношению к капиталистам и диктаторское по отношению к трудящимся массам. И так всегда бывает при капитализме, во всех, даже самых «развитых» странах. Сейчас любят говорить, что Путин отстранил олигархию от управления. Это неверно. Одна финансово-промышленная группа уничтожила другую, одна партия сменила другую, либерализм сменился на национал-патриотизм, но при этом у власти осталась всё та же партия — партия капитала.

Теперь рассмотрим самым кратким образом развитие российского фондового рынка.

Капитализму вообще присуща тенденция отделения собственности на капитал от применения капитала к производству, отделение денежного капитала от промышленного, отделение прослойки рантье, живущих стрижкой купонов от непосредственно участвующих в распоряжении капиталом лиц. В условиях империализма, и Россия здесь не исключение, это отделение достигает гигантских размеров. Необходимость быстрой мобилизации и направления капитала туда, где складывается наиболее благоприятная конъюнктура рынка, с естественной неизбежностью приводит к развитию фондового рынка.

История фондового рынка в России насчитывает около 12 лет. За этот период рынок ценных бумаг (то есть претензий на собственность, на капитал) прошёл путь от чековых аукционов до создания развитой и мощной биржевой инфраструктуры, способной поспорить с торговыми площадками ведущих западных государств.

История с чековыми аукционами и ваучерами ныне выглядит совсем нелепой. Сделать всё население собственниками — такая задача не ставилась даже самыми ярыми либеральными экономистами Запада. Никакие прожекты «частных денег» Фридриха Хайека не идут в сравнение с теми разрушительными экономическими опытами, которые под руководством МВФ проводили Гайдар и Чубайс.

В западной рыночной экономике владельцами ценных бумаг является не более трети населения. Граждане там стремятся к альтернативным формам вложения доходов: одни концентрируют свое внимание на частных ценных бумагах, другие — на вложениях в банковские депозиты, другие — на покупке страховых полисов и взносах в пенсионные фонды. Более того, вложения, как в частные, так и в государственные ценные бумаги делают на Западе только состоятельные слои общества.

В конце 1994 — начале 1995 года на рынке ценных бумаг произошёл значительный рост цен, который, по сути, являлся первой оценкой рынком реальной, а не номинальной стоимости акций. В 1995 году приватизированные предприятия начали проводить дополнительную эмиссию акций, формировались инвестиционные компании. Среднегодовой оборот на фондовом рынке дошёл до 160 млн. долларов. В 1997 году годовой объем операций с акциями оценивался в 15 млрд. долларов. По состоянию на 1 января 1998 года Минфином России было зарегистрировано 466 займов субъектов Федерации и муниципальных образований на сумму более 49 трлн. рублей.

Окончанием этапа столь стремительного роста российского рынка ценных бумаг стал Азиатский кризис в 1998 году, который стал причиной так называемого августовского «дефолта».

Кризисная ситуация продлилась вплоть до 2001 года, когда акции крупнейших монополий («Газпром», РАО «ЕЭС», ЮКОС) стали достаточно быстро расти.

Сегодня, при всей противоречивости развития рынка акций в России, можно сказать, что он быстрее, чем прежде растёт. Это напрямую свидетельствует о значительном отделении фиктивного капитала от промышленного, господстве монополий в хозяйственной жизни страны.

Индекс РТС за последние 5 лет

Индекс РТС за последние 5 лет

Как можно видеть, за последние 5 лет индекс РТС увеличился более чем в 7 раз. В следующей таблице представлены сведения о капитализации 10 крупнейших российских кампаний по данным на ноябрь 2006 года.

Крупнейшие компании по капитализации в ноябре 2006г.
Эмитент Капитализация на конец ноября (млн. долл.) Капитализация на конец октября (млн. долл.) Изменение капитализации (%)
1 Газпром 274 837.19 249 757.12 10.04
2 Роснефть НК 85 684.31 78 114.44 9.69
3 ЛУКОЙЛ НК 75 732.18 68 705.03 10.23
4 Сургутнефтегаз 49 131.78 45 679.78 7.56
5 Сбербанк России 47 242.42 42 730.59 10.56
6 РАО ЕЭС России 38 946.05 30 964.25 25.78
7 ТНК-ВР Холдинг 38 190.81 36 289.19 5.24
8 Норильский никель ГМК 28 686.85 27 130.62 5.74
9 НОВАТЭК 19 615.35 17 685.87 10.91
10 Газпром Нефть (Сибнефть) 19 477.12 19 649.28 -0.88

 Несложно убедиться, что собственниками этих компаний является отнюдь не западный капитал. Самым крупным собственником является буржуазное российское государство и российские же ФПГ. В 2005 году государство получило контрольный пакет акций «Газпрома». Более 75% акций «Роснефти» принадлежит государственному холдингу «Роснефтегаз». Финансовая империя Вагита Алекперова имеет сложную структуру собственности, но и здесь российский капитал имеет прочные позиции. На четвертом месте в рейтинге компания «Сургутнефтегаз», контрольным пакетом которой владеют люди входящие в непосредственное окружение Путина. По мнению многих аналитиков Путин фактически является собственником контрольного пакета, однако формально собственность оформлена на его личных приближенных. «Сбербанк» и «РАО ЕЭС» также контролируются государством. И лишь на 7 месте присутствует компания, 50% акций которой принадлежит иностранному капиталу (British Petroleum). Заметим, что остальные 50% принадлежат российским «Альфа-групп» и Access/Renova, главными владельцами которых являются Виктор Вексельберг и Михаил Фридман.

ВЫВОЗ КАПИТАЛА

Сегодня необычайно распространена мещанская теория, согласно которой вывоз (экспорт) капитала — это разграбление страны. На этой же точке зрения стоит и главный «отрицатель» существования российского империализма Д. Якушев и его последователи. Они утверждают, что «из России вывозят прибыль с размещённых здесь капиталов». Ну, как же! Мы же колония! Наши «марксисты-путинисты» конечно не хотят признавать, что в российской экономике заправляют монополии, причём вовсе не навязанные извне, а развившиеся на собственной основе, и это вполне естественно приводит к вывозу из страны капитала с целью расширения рынков сбыта, эксплуатации более доступной и дешёвой рабочей силы и природных ресурсов. Чем сильнее и глубже господство монополий в экономике, тем выше объем экспорта капитала. Эта тенденция проявляется во всех империалистических государствах. Здесь капитал вывозится не потому, что у него нет применения внутри страны, он мог быть направлен, например, на преодоление бедности трудящихся. Однако такие мотивы буржуазии не свойственны. Капитал вывозится монополиями, чаще всего (хотя не обязательно) туда, где прибыль высока, местных капиталов мало, зарплаты низки, сырые материалы дешевы. Но с середины XX века получил распространение вывоз капиталов из развитых капиталистических стран в развитые, который в итоге привёл к тому, что страны Европы и США «повязали» друг друга империалистическими связями. Следствием такого перемешивания капиталов стало бурное развитие транснациональных компаний, либерализация внешнеэкономических отношений (образование ЕЭС, ГАТТ, ВТО), а с 70-х годов — появление «неолиберализма», новой буржуазной идеологии, выражающей интересы интернационального капитала.

Что касается России, то в последние годы экспорт капитала из России приобрёл огромные размеры. Так, «Норильский никель», объём реализации, которого составил в 2002 г. $3354 млн., потратил $341 млн. на приобретение доли в Gold Fields (ЮАР). «Северсталь» (объём реализации — $1924 млн.) приобрёл за $280 млн. контрольный пакет в Rouge Industry (США). «ЛУКойл» (объём реализации — $16 млрд.) получил за $267 млн. контроль над сетью американских автозаправок ConocoPhillips (при этом, значительный пакет акций «ЛУКойл» перешёл компании ConocoPhillips) и за $232 млн. — над Beopetro (Югославия). Объединённые машиностроительные заводы (объём реализации — $435 млн.) получили за $150 млн. контроль над чешскими Skoda JS, Skoda Kovаrny, Skoda Hute. «Мечел» (объём реализации — $594 млн.) приобрёл за $334 млн. контрольный пакет S.C. Industria Sarmei S.A. (Румыния). Сопоставление числовых данных показывает, что скупка предприятий за рубежом становится для многих российских корпораций главным направлением вложения средств. Не брезгуют российские ФПГ и прямыми инвестициями в финансовые предприятия. Так группа «Интеррос» владеет: Rosbank Intl. Finance B.V. Amsterdam (100%), Banque Unexim Suisse SA (100% у Росбанка), Unexim Intl. Finance B.V. (Голландия, 100% у Росбанка), Rosinvest SA (99,968% у Росбанка), Минсккомплексбанк, ЗАСО «Белстрахинвест» (49%).

По данным Центрального Банка РФ за пять лет с 01.01.2001 по 01.01.2006 прямые инвестиции из России за границу (экспорт капитала) выросли с 20141 до 138845 млн. долларов, в то время как прямые инвестиции в Россию (импорт капитала) выросли с 32204 до 168950 млн. долларов. Несмотря на то, что Россия по-прежнему является нетто-импортёром капитала, преобладающим процессом является обмен капиталом со странами Запада. Причём, крупнейшими импортёрами и экспортёрами капитала являются государственные компании «Газпром» и РАО «ЕЭС», особую роль играет и Центральный Банк, сформировавший немыслимые в 2000 году валютные резервы.

Эти цифры показывают, что скупка предприятий за рубежом становится для многих российских монополий главным направлением вложения средств. Но что это означает? Для обывателя, это просто скупка иностранных предприятий российскими олигархами, вместо вложения денег в российскую экономику. Для марксиста это расширение рынков сбыта, сфер приложения капитала, эксплуатация местной рабочей силы, империалистическая экспансия в целом, превращение «национальных» монополий в транснациональные, превращение российской «национальной» буржуазии в империалистическую транснациональную, вместе с США, ЕС и Японией эксплуатирующую рабочих «своих» и «чужих» государств.

ЭКСПАНСИЯ РОССИЙСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА В СТРАНЫ БЫВШЕГО СССР

Выше мы привели примеры экспансии российских монополий путём вывоза капитала в страны дальнего зарубежья. Однако наиболее важным с теоретической и практической стороны представляется рассмотрение экспансии российского монополистического капитала в страны СНГ.

Интересно отметить, что «локомотивами» этого процесса являются государственные концерны («Газпром», РАО «ЕЭС»), что со всей резкостью показывает слияние класса финансовой олигархии с государственным аппаратом в один единый государственно-монополистический механизм.

Наиболее рельефно выразил планы российского правительства экспансии в СНГ вице-премьер Христенко:

«Нет ничего более правильного в деле интеграции, чем начинать с консолидации инфраструктуры. Это — «скелет», который держит весь организм. И Россия как целое сохранилась лишь потому, что этот «скелет» у нас, к счастью, остался нерасчлененным. Теперь он воссоздается на постсоветском пространстве» — отметил Христенко в интервью «Российской газете».

«И поэтому то, что делает РАО «ЕЭС России», то, что делается в сфере газовых проектов, будет продолжено в области железнодорожного, трубопроводного транспорта», — заявил В.Христенко. «С одной стороны, все это готовит почву для углубления интеграции, с другой — все это и есть уже продукт интеграции», — пояснил он.

По его словам, «РАО «ЕЭС России» осуществило беспрецедентную экспансию российского капитала на постсоветском пространстве, скупая энергетические активы в странах СНГ». «Экспансия российского капитала стала возможной только благодаря усилению интеграционных процессов. Если мне кто-то попробует доказать обратное — мол, политики все провалили, поэтому бизнесмены «зашли с тыла», развернули партизанскую борьбу — ну, это просто смешно. Никогда столь крупные сделки не проходят без поддержки политической «артиллерии». Нигде в мире такого нет, и тем более у нас, на постсоветском пространстве», — заявил вице-премьер.

В.Христенко также отметил, что «весной, как я надеюсь, межгосударственное соглашение по формированию ЕЭП (Единого экономического пространства) будет ратифицировано парламентами всех четырех стран». «Этот процесс не будет простым, придется много доказывать и убеждать, зато это будет знаковое событие, в результате которого мы получим полностью легитимный статус ЕЭП», — считает он.

«Соглашение о формировании ЕЭП подписано президентами России, Белоруссии, Казахстана и Украины в Ялте 19 сентября 2003 года в ходе заседания Совета глав государств СНГ. В соответствии с соглашением и прилагаемой к нему концепцией, целью формирования ЕЭП является создание условий для стабильного и эффективного развития экономик государств-участников и повышения уровня жизни населения».

(по данным ИНТЕРФАКС 20.1. 2004)

Если отбросить отсюда всю буржуазную чушь по поводу «повышения уровня жизни населения», «интеграции» и проч., то останется только одно, а именно, что российские монополии всё сильнее опутывают постсоветские республики.

Рассмотрим теперь вплотную экспансию российского капитала в страны СНГ.

БЕЛАРУСЬ

Наши «патриоты» без ума от идеи российских властей создать союзное государство с Белоруссией. «Воссоединение братских народов», «усиление российской мощи» — таковыми они считают выгоды от этого союза. Очевидно, что эти господа в этом вопросе совершенно порвали с марксизмом (или вообще с ним никогда не дружили) и встали на путь «патриотического идеализма». При капитализме вообще не бывает никаких «воссоединений братских народов», потому что всё решают не сами народы, а их буржуазная верхушка, главной целью которой является увеличение прибавочной стоимости и расширение рынков сбыта. Создание союзного государства с Беларусью продиктовано вовсе не «высокими патриотическими чувствами», достойными старого доброго мелкого буржуа, а всего-навсего грубыми интересами российских монополий, которые хотят захватить как можно быстрее белорусский рынок. Это понимает выразитель национальных интересов белорусской буржуазии А. Лукашенко, а потому «к великому огорчению» наших властей не особо стремится в этот «союз».

Как говорит специалист инвестиционной компании «Атон» Т. Пестов, Беларусь — «самая, пожалуй, интересная страна для приложения российского капитала… и наши нефтегазовые компании очень давно и пристально присматриваются к активам в этой республике. Однако президент Александр Лукашенко выдвигает такие условия приватизации НПЗ и нефтехимии, которые неприемлемы — слишком дорого». Действительно, российскому бизнесу ещё не удалось поставить под контроль белорусскую энергетику, газовую отрасль, нефтехимию и нефтепереработку, а также пивоваренную промышленность. В 2002 г. президенты России и Беларуси договорились о продаже «Газпрому» контрольного пакета «Белтрансгаза», однако Беларусь потребовала у «Газпрома» не менее 2,5 млрд. долларов, однако, по оценке российского монополиста, контроль над транспортной компанией стоит не более 600 млн. долларов. Другое поражение в Беларуси потерпела пивоваренная компания «Балтика», попытавшаяся приобрести контроль над пивоваренным заводом «Криница».

В июне 2003 г. из-за завышенных цен был сорван аукцион по продаже четырёх нефтехимических предприятий. От участия в торгах отказались все российские нефтяные компании, а к этим активам приценивались «Сургутнефтегаз», «СИБУР», «Итера» и «ЛУКойл». Беларусь пыталась получить за неконтрольные (примерно по 43%) пакеты акций комбинатов «Нафтан», «Полимер», «Азот» и «Гродненское химволокно» в сумме $1 млрд. 151 млн., а, кроме того, ещё почти $700 млн. победители должны были вложить в развитие заводов.

Имеет свои планы в отношении Беларуси и РАО «ЕЭС». На российскую электроэнергию уже приходится 30% местного рынка, а РАО договаривается с «Газпромом» о поставках газа на Березовскую ГРЭС, о чём уже существует предварительная договоренность. ГРЭС участвует в поставках электроэнергии в Польшу и Германию, и РАО рассматривает возможность получения станции частично или полностью в аренду».

Однако было бы нелепым думать, что эти поражения российского империализма означают его отступление. Напротив, чем больше он терпит неудач в отношении белорусского рынка, тем отчаяннее он борется за него. И очевидно, в этом государстве российские монополии ещё не раз проявят свою сущность.

УКРАИНА

Для обывателя имевшее место в январе 2006 года отключение газоснабжения Украины представляется правильным решением российского правительства. «Наконец-то «оранжевые» получат по заслугам!», «Будут знать, как воровать наш газ!». Мы не можем поддерживать эту точку зрения. Нынешняя политика Кремля — это политика удушения Украины, удушения украинского народа, ибо такое повышение тарифов означает резкий взлёт цен на газ и отнюдь не в доме у Ющенко, а, прежде всего, у простых людей, которые по сути не заинтересованы в этом споре империалистов за сферы влияния, которые стали заложниками этого спора.

Вообще же российские монополии очень давно интересуются украинским рынком. «Специалист инвестиционной компании «Атон» Т. Пестов объясняет это тем, что «на многих рынках внутри России большие, чем сейчас, темпы роста вряд ли достижимы, а в СНГ есть перспективы. Даже в культурном плане Содружество — достаточно знакомая территория для наших предпринимателей: создать СП на Украине всё-таки гораздо проще, чем создать настоящее крупное СП в Германии». К середине 2003 г. Россия получила контроль над важными инфраструктурными и перерабатывающими отраслями Украины.

РАО «ЕЭС» постоянно сталкивается с политическим противодействием, но по-прежнему не отказывается от планов участия в приватизации энергоактивов. РАО намерено развить грузинский успех и купить энергоактивы AES, в частности, также в Украине.

Что касается монополии «Татнефть», то ей удалось добиться значительных успехов на Украине в нефтегазовой отрасли. В конце 2002 — начале 2003 гг. эта компания одержала судебную победу над Фондом госимущества Украины и консолидировала 26.9% крупнейшего в республике НПЗ — кременчугского ЗАО «Укртатнафта» (мощность переработки — около 7 млн. тонн сырья в год). Так как ещё 26.78% акций завода принадлежит Госкомимущства Татарстана (крупнейшему акционеру «Татнефти»), то нефтяная компания и Татарстан совместно получили контроль над 56% акций перерабатывающего предприятия. Теперь российские акционеры рассчитывают выкупить принадлежащие Фонду госимущества Украины 43% акций НПЗ. В борьбе за этот пакет предстоит ожесточённый конфликт — акции хотели бы приобрести украинские Приватбанк и Укрсиббанк.

ТНК-ВР также планирует принять участие в приватизации «Укрататнафты», по словам исполнительного директора объединённой компании Г. Хана. Эта монополия уже начала экспорт нефти по нефтепроводу Одесса-Броды в обратном направлении.

Сегодня четыре из шести украинских НПЗ (св. 85% нефтеперерабатывающих мощностей страны) контролируются иностранными компаниями. Основным владельцем Кременчугского НПЗ («УкрТатНафта») в Полтавской области является «Татнефть», Лисичанского НПЗ («ЛиНОС») в Луганской обл. — ТНК, Херсонского НПЗ — казахская госкомпания «КазМунайГаз» и российская группа «Альянс», а Одесского НПЗ — «ЛУКойл». Местные коммерческие структуры контролируют лишь два небольших завода на западе Украины в Львовской обл. — «Галичина» (Дрогобычский НПЗ) и «Нефтехимик Прикарпатья» (Надвирнянский НПЗ).

Получив контроль над большей частью украинских НПЗ, российские монополии добились отмены льгот на импорт в страну нефтепродуктов. Местные компании по продаже нефти, лишённые доступа к топливным потокам, стали постепенно терять самостоятельность. Уже сегодня украинский топливный бизнес живёт по законам, определяемым российскими монополистами.

Контроль над сотовыми операторами в Украине поделен между российскими компаниями. МТС (контролируется АФК «Система») ещё в октябре 2002 г. договорилась с акционерами второго по величине украинского GSM-оператора — ЗАО «Украинская мобильная связь» (UMC) — о покупке их пакетов. А в начале этого года МТС завершила сделку стоимостью $194.2 млн. — за эти деньги были приобретены пакеты UMС у нидерландской KPN (16.3%), германской Deutsche Telekom (16.3%) и ОАО «Укртелеком» (25%). Таким образом, МТС получила 57.67% акций UMC, а также заключила опционы на покупку оставшихся пакетов у TDC и «Укртелекома». Выполнение этих опционов не заставило себя долго ждать: 16 июня 2003 г. было объявлено о том, что «Укртелеком» продал МТС за $87.6 млн. 26% акций компании UMC. В результате, российская компания консолидировала 83.7% украинского оператора и ей осталось докупить 16, 3%-й пакет у TDС, чтобы стать 100%-м владельцем UMС.

«ВымпелКом» отстаёт. Пока акционер «ВымпелКома» — «Альфа-групп» — через компанию «Сторма» контролирует 40.1% «Киевстара». Однако контрольный пакет этого крупнейшего украинского оператора принадлежит партнеру «Альфы» — Telenor, поэтому нельзя исключить того, что под контроль «Альфы» может перейти мажоритарный пакет «Киевстара» в обмен на пакеты акций «ВымпелКома».

В первом полугодии 2003 г. инвестфонд Salford, принадлежащий бывшему управляющему директору «Альфа-банка» Е. Иоффе приступил к приобретению украинской IDS (вода «Миргородская») с оборотом $45 млн. Таким образом, Salford получил примерно 14% рынка питьевой воды Украины.

В феврале 2004 г. Московская инвестиционная строительная компания договорилась о строительстве в Луганске жилищного комплекса «Москва-Сити» площадью 35 тыс. кв. м. Компания «Интеко» получила в Киеве участок земли в 10 га, где она собирается построить 100 тыс. кв. м жилья. Кроме того, «Интеко» купила в Украине Краматорский цементно-шиферный комбинат «Пушка» и намеревается построить в украинской столице четыре гостиницы, бизнес-центр и торгово-деловой комплекс. Другая крупная московская строительная компания — «Социальная инициатива» — ещё в октябре 2004 г. получила более 140 га земли под строительство двух микрорайонов в Донецке, а недавно подписала соглашение с мэрией города Сумы о предоставлении земли для сооружения 100 тыс. кв. м жилья.

Зеленоградский концерн «Научный центр» (подразделение АФК «Система») купил контрольный пакет акций «Квазар-Микро», лидера компьютерной и IT-индустрии в Украине. Особенно важно, что кроме Украины «Квазар-Микро» работает в странах бывшего СССР, Чехии, Венгрии и Хорватии, то есть с этой покупкой КНЦ фактически вышел на рынок Восточной Европы».

ГРУЗИЯ

Грузия является одним из наиболее экономически зависимых от российского империализма государств СНГ. Можно вполне серьезно сказать, что из Москвы уже контролируются все основные отрасли, обеспечивающие жизнеобеспечение закавказской республики — газоснабжение, энергетика, телекоммуникации.

После того, как американская компания AES инвестировала в модернизацию прежде нерентабельного энергетического сектора Грузии более $240 млн., она обанкротилась и была вынуждена продавать свои предприятия. Тогда в Грузию пришло РАО «ЕЭС России», выкупив у AES 75% акций электрораспределительной сети города Тбилиси «ТЭЛАСИ», два энергоблока «AES Мтквари», две гидроэлектростанции «Храми-1» и «Храми-2» и сеть высоковольтных линий электропередачи, по которым производится транзит электроэнергии в Турцию и Армению.

В октябре 2004 г. через «ТЭЛАСИ» начался импорт армянской электроэнергии. Энергообеспечение Тбилиси осуществляется также за счёт работы 9-го энергоблока Тбилисской ГРЭС, принадлежащего РАО «ЕЭС России». Кроме того, РАО владеет 10-м энергоблоком этой станции. Руководство РАО заявило, что считает Грузию интересным объектом для инвестирования. Компания готова вкладывать средства также в энергообъекты в районе грузино-абхазской границы: не только в Ингури ГЭС, но и в каскад ГЭС, находящихся ниже по течению реки Ингури. «Мы вошли в Грузию фантастически дёшево и через год, когда мы опубликуем финансовые результаты, наши акционеры будут приятно удивлены», — сказал Чубайс.

В конце июля 2003 г. грузинское правительство подписало соглашение с «Газпромом», в соответствии с которым российский монополист будет не только поставлять топливо на оптовый рынок, но и дойдёт до конечных потребителей, т.е. выйдет на розничные продажи, и будет участвовать в продаже электроэнергии, которая вырабатывается с помощью поставляемого топлива. Кроме того, «Газпром» получил право участвовать в управлении грузинскими газопроводами и будет участвовать в приватизации грузинской газотранспортной системы, причём ему обещаны «равноправные условия» (фактически, режим благоприятствования). Этим соглашением с рынка вытесняется компания «Итера», занимавшаяся прежде поставками газа в Грузию. Этой компании Грузия должна $110 млн. Впрочем, долги можно превратить в собственность, как уже произошло с крупнейшим в республике производителем удобрений — АО «Азот» (Рустави). В 2003 г. российской компании удалось решить проблемы с грузинскими властями, связанные с борьбой вокруг предприятия. Ещё в 2002 г. Шеварднадзе распорядился продать 90%-й госпакет «Азота» «Итере» всего за $0.5 млн. в обмен на долги республики перед компанией за поставки газа. Но в начале 2003 г. Минимущества Грузии заявило, что не отдаст химкомбинат, пока покупатель не перечислит в бюджет республики примерно $21 млн. — именно столько «Азот» недоплатил налогов. Переговоры тянулись несколько месяцев, однако сейчас все вопросы урегулированы, задолженность сверена, проведены зачёты, и «Итера» вступила в права собственника.

«Ростелеком» собирается выкупить 30% акций оператора дальней связи «Телеком Грузия» у американской компании Metromedia International, против чего уже активно высказались многие грузинские политики. В 1-м полугодии 2003 г. инвестфонд Salford, принадлежащий бывшему управляющему директору «Альфа-банка» Е. Иоффе, купил грузинскую компанию «Боржоми» (Georgian Glass&Mineral Water) с оборотом $30 млн. Аналитики убеждены, что одним из последствий сделки станет экспансия марки «Боржоми» на рынке Украины.

Весной 2002 г. обсуждалась возможность участия России в приватизации абхазских курортов, которые в связи с проблемами и разрухой в непризнанной республике можно скупить по дешёвке. К этому времени российский бизнес в Абхазии уже работал, в т.ч. и в санаторно-курортной сфере. В курорты республики вкладывали средства такие компании, как Челябинский тракторный завод и «Сочи-Авиа».

Но это всё имело место до так называемой «революции роз». После неё, если судить по публикациям в Российских СМИ, отношения между Грузией и Россией накалились. Однако с приходом к власти М. Саакашвили, процесс экспансии российского капитала в Грузию не только не замедлился, но даже ускорился. «Но в начале 2005 года случился настоящий прорыв. В собственность Внешторгбанка России перешел контрольный пакет акций Объединенного грузинского банка — одного из крупнейших коммерческих банков в стране. Российский «ЕвразХолдинг» за $132 млн стал хозяином грузинских акционерных обществ «Чиатурмарганец» и «Каскад ВарцихеГЭС». Кроме того, судя по тексту меморандума, подписанного Жванией и президентом российской компании Александром Абрамовым, «ЕвразХолдинг» и акционеры Зестафонского завода ферросплавов договорились о создании совместной промышленной компании, которой перейдет контроль над 70,8% акций завода. Кстати, в борьбе за марганцевые залежи «ЕвразХолдинг» обошел украинскую «Интерпайп», которой владеет зять экс-президента Леонида Кучмы Виктор Пинчук. На этом фоне как-то незаметно прошло приобретение на конкурсных торгах тбилисского АО «Электровозостроитель» российской Dema Computers Limited. А осенью прошлого года ООО «Тбилавиастрой» купило одноименное акционерное общество, выпускающее знаменитые штурмовики Су-25. По некоторой информации, за этой сделкой тоже стоят российские компании.По всей вероятности, на этом российский бизнес не остановится. Активная фаза распродажи только началась, но уже можно говорить о заинтересованности россиян в Руставском металлургическом комбинате, Кутаисском автомобильном заводе и АО «Азот» (90% принадлежит энергетической компании «Итера»). Тот же «ЕвразХолдинг» не исключает покупки АО «Ткибулиуголь». Несмотря на то, что приватизация стратегических объектов запрещена, по Тбилиси ходят слухи, что на грузинские магистральные газопроводы претендует «Газпром» — сообщают «Известия».

АРМЕНИЯ

«В 2001 г. руководитель бюджетного офиса парламента Грузии Р. Гоциридзе заявил, что Грузия и Армения не должны покрывать долги России акциями своих предприятий, так как в этом случае Москва станет владельцем стратегических объектов Армении, в том числе и в секторе энергетики.

Сегодня Армении удалось полностью погасить огромный долг перед Россией, превышающий $90 млн. Ради этого ей пришлось расстаться в августе-сентябре 2003 г. с производственными активами в сфере ВПК на общую сумму $93.76 млн. Это завод «Марс» (производитель роботов), Ереванский научно-исследовательский институт математических машин, Ереванский научно-исследовательский институт автоматизированных систем управления, Научно-исследовательское и производственное предприятие материаловедения, а также ЗАО «Разданская ТЭС».

Разданская ТЭС — один из двух крупнейших производителей электроэнергии в Армении, на ее долю приходится 40% генерации. Ещё столько же приходится на Армянскую АЭС, которая также находится под контролем российской компании: в феврале 2003 г. Россия и Армения приняли решение о передаче в управление РАО «ЕЭС России» финансовых потоков атомной станции. 17 сентября 2003 г. правительство Армении приняло решение о передаче АЭС на 5 лет в доверительное управление российскому энергохолдингу. Договор был подписан с дочерней компанией РАО «ЕЭС России» — ЗАО «ИНТЕР РАО ЕЭС». Согласно договору ЗАО «ИНТЕР РАО ЕЭС» берет на себя обязательство способствовать бесперебойному снабжению электростанции ядерным топливом и возвращению задолженности за ранее поставленное топливо перед российскими поставщиками. Погашение задолженности будет происходить за счёт продажи электроэнергии, выработанной на АЭС.

В августе 2003 г. Армения подписала договор с РАО «ЕЭС» о передаче ему имущественного комплекса ЗАО «Севан-Разданский каскад» в рамках погашения долга Армении за поставки ядерного топлива для Армянской АЭС. При этом стоимость каскада была оценена в $44 млн. Таким образом, энергетический комплекс республики почти полностью перешел под контроль РАО «ЕЭС». Правда, в Армении остались неприватизированными Воротанский гидрокаскад и Ереванская ТЭС. Но эксперты не сомневаются в том, кто именно станет их хозяином в результате приватизации. [1] Кроме того, РАО рассматривает возможность получения в долгосрочную аренду межгосударственных ЛЭП, соединяющих Армению с Турцией, Грузией и Ираном.

Московский АЗЛК намерен наладить сборку грузовых автомобилей на площадях Ереванского автомобильного завода. Как сообщил в Ереване генеральный директор АЗЛК Р. Асатрян, для этого АЗЛК намерен принять участие в аукционе по продаже основных фондов ликвидируемого путем банкротства ЕрАЗа

КАЗАХСТАН

РАО «ЕЭС России» ещё только строит планы, собираясь купить энергоактивы AES, вслед за Грузией, также и в Казахстане. Тем временем, на рынок среднеазиатского газа уже выходит «ЛУКойл», в апреле 2003 г. договорившийся с казахстанской национальной нефтегазовой компанией «КазМунайГаз» о создании консорциума для освоения газоконденсатного месторождения Хвалынское на Северном Каспии. Запасы Хвалынского, аудированные компанией Miller&Lents, по категории С1 + С2 составляют 127 млрд. куб. м газа и 9.6 млн. тонн конденсата. Российская и казахстанская компании договорились создавать консорциум на паритетных началах, однако приоритет получает «ЛУКойл» — его «дочка» станет оператором проекта, который, возможно, будет разрабатываться на условиях СРП.

Несмотря на то, что основные российские проекты в Казахстане связаны с нефтью и газом, объектами слияний и поглощений стали также местные машиностроительные предприятия, ещё в советские времена тесно связанные с российскими и потому представляющие для российских инвесторов особый интерес. Близкий к депутату Госдумы С. Генералову холдинг «Промышленные инвесторы» создал «Агромашхолдинг» с участием «Сибмашхолдинга» (Красноярский завод комбайнов). В альянс вливается и Кустанайский дизельный завод (Казахстан), которым владеет казахстанский банк «Каспийский». Фактически, это означает поглощение казахстанского предприятия российскими компаниями — формирование «Агромашхолдинга» предполагает слияние компаний и переход на единую акцию. А КамАЗ в начале июля подписал с рядом казахстанских фирм соглашение о строительстве автосборочного производства в республике. Менеджмент КамАЗа в будущем не исключает поглощения этого производства, а также покупки предприятия «Казахстантрактор». Всё это позволит Камскому автозаводу закрепиться на казахстанском рынке.

Российские монополии заинтересованы и лёгкой промышленностью Казахстана. Так, конкурирующая с «Вимм-Билль-Данн» ФПГ «Планета» уже наметила там объекты для поглощения. В середине 2004 г. «Вымпелком» по итогам тендера приобрел 100% акций второго по величине казахстанского сотового оператора «КаР-Тел».

Не оставили без внимания и финансовый сектор казахской экономики: в состав «Альфа-групп» входят две казахские компании «Альфа-Банк Казахстан» и «Альфа-Капитал Казахстан».

Помимо экономической экспансии Казахстан подвергается со стороны России также и территориальной. Так, в 2002 г. были сначала захвачены де-факто, а затем и переведены под юрисдикцию России находящиеся в казахском секторе Каспийского моря необитаемые острова Укатный и Жёсткий, возле которых есть несколько богатых нефтегазовых месторождений и водится много осетровых. В результате месторождения Хвалынское и Центральное стали российскими, а Курмангазы — осталось казахстанским. Все они будут разрабатываться на паритетных началах, а налоги будет получать государство-владелец. Есть мнение, что чувствующий себя неуверенно правящий в Казахстане режим Назарбаева поступился островами ради сохранения политической поддержки Кремля

ТУРКМЕНИСТАН

Весной 2003 г. президент Туркменистана Сапармурад Ниязов подписал с «Газпромом» договор о поставках 2 трлн. кубометров туркменского газа на срок до 2028 г.

До конца 2006 г. объём поставок газа будет составлять не более 10 млрд. кубометров, однако уже с 2007 г. вырастет до 60-70 млрд. кубометров, а затем достигнет уровня в 80-90 млрд. кубометров. Это означает, что «Газпром» будет закупать практически весь туркменский газ. Оплата поставок в 2004-2006 гг. будет производиться на 50% встречными поставками оборудования для газовой промышленности.

Прежде Туркменистан являлся чуть ли не основной угрозой рыночной власти российского «Газпрома» в Европе. Запасы газа Туркменистана позволяют ему претендовать на значительную долю потребительского рынка Европы, тем более что туркмены готовы продавать свое сырьё по весьма конкурентным ценам (себестоимость добычи газа в Туркменистане приблизительно в два раза ниже, чем в России), но беда Туркменистана в том, что у него нет других путей поставки газа в Европу, кроме как по транспортной системе «Газпрома».

УЗБЕКИСТАН

В декабре 2002 г. «Газпром» подписал соглашение с «Узбекнефтегазом» о совместной добыче и экспорте узбекского топлива, в соответствии с которым к 2010 г. должна удвоиться прокачка газа из Узбекистана в Россию, которая в 2003 г. составит 5 млрд. куб. м. Затем главы «Газпрома» и «Узбекнефтегаза» А. Миллер и Ш. Мажитов договорились о режиме СРП при разработке Устюртских месторождений. Для прокачки туркуменского газа российской монополии нужен контроль над газотранспортной системой Узбекистана. И «Газпром» попытается её получить — он намерен купить 44% акций «Узбектрансгаза», чтобы получить гарантии возврата своих инвестиций в систему узбекских магистральных газопроводов, требующую расширения для экспорта туркменского газа. Две сотовых компании Узбекистана — Buztel и Uzmacom контролируются российской «Альфа-групп».

ЛИТВА

23 января 2004 г. «Газпром» подписал с Фондом госкомимущества Литвы договор о купле 34% акций газораспределительной Lietuvos dujos (58.36% его акций принадлежит правительству Литвы, 35.49% — Ruhrgas и E.ON Energie) за 100 млн. литов (€28 млн. 985 тыс.). Ещё $3 млн. предлагались за то, чтобы литовское правительство отказалось от регулирования цен на газ. По мнению лидера оппозиционных литовских консерваторов В. Ландсбергиса, если правительство пойдет на распродажу оставшихся акций дочерним литовским предприятиям Газпрома, то возникнет «не совсем желательная ситуация».

Пока зарубежные активы не приносят заметной прибыли российским компаниям. К примеру, проект ЮКОС в Литве Мажейкяйский НПЗ доходов не приносит. Однако интерес нефтяников к зарубежным активам не снижается. Кстати, этот НПЗ был перекуплен у американской Williams International Company. Помимо этого, в Литве действует «ЛУКойл-Балтия»

По словам председателя парламентской комиссии по иностранным делам Г. Киркиласа, среди крупнейших инвесторов в Литве Россия находится в первой пятёрке, уступая лишь Швеции, Дании, Германии и Англии.

ЛАТВИЯ

Российский капитал вышел в 2003 г. и на финансовый рынок Латвии. Принадлежащий Академхимбанку Конверсбанк весной приобрёл 49.9% акций банка Snoras — четвёртого по размеру активов кредитного учреждения Латвии. Конверсбанк собирается докупить акции и консолидировать свой пакет до контрольного. В результате шантажа (когда государственная «Транснефть» отказалась поставлять в Европу нефть через латвийский порт Ventspils Nafta), российской компании «ЛУКойл» удалось получить контроль над этой компанией.

ВЫВОДЫ

Позиция ряда левых, считающих, что российский империализм не существует, является глубоко ошибочной. Современная буржуазная Россия — это империалистическое государство, хотя империализм России во многом носит зависимый характер, как, впрочем, и империализм царской России. Империалистические претензии России сегодня находят выражение в ее внешней политике. Российская буржуазия рассматривает более слабые государства как зону своих «стратегических интересов». Усилившийся в результате роста мировых цен на нефть российский капитал все более взращивает свои аппетиты и империалистические амбиции. Одним из недавних подтверждений этого тезиса стал «газовый конфликт» с «союзной» Белоруссией, в ходе которого «Газпром» стремился получить в свою собственность «Белтрансгаз», используя для этого экономический шантаж. Фактически позиция товарищей, отстаивающих мнение, что российского империализма не существует, до боли напоминает позицию вождей II Интернационала, вставших на сторону «своего» империализма.

Встречайте! Теперь и в России!
Встречайте! Теперь и в России!
Share this post for your friends:
Friend me:

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>