Пролетаризация труда интеллигентов

Автоматизированное производство

Из книги: Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека

Тенденция к переходу от машинного производства к автоматизированному в наиболее развитых промышленных странах наметилась уже во второй половине прошлого века. Как писал К. Маркс, «когда рабочая машина выполняет все движения, необходимые для обработки материала, без содействия человека и нуждается лишь в контроле со стороны рабочего, мы имеем перед собой автоматическую систему машин...» [19, т. 23. с. 392].
Потребность в создании таких автоматических систем обусловлена природой самого машинного производства, которую можно представить как трудовую деятельность, распределенную между быстродействующей и не знающей усталости машиной и преисполненным различных человеческих слабостей рабочим.
Неравноправный союз машины и рабочего становится скоро слишком обременительным для обоих: с одной стороны, машина уродует рабочего, приспосабливая его к своим механическим функциям, а с другой стороны, рабочий как довольно несовершенное механическое приспособление тормозит дальнейшее развитие техники [80, с. 178].
Единственный способ устранения и разрешения создавшегося противоречия — увеличение степени автоматизации машинного производства, в ходе которой системе машин передаются все новые и новые трудовые функции рабочего.
К каким последствиям приводит автоматизация производства? И как изменяется положение рабочего в таком производстве?
Вот как отвечал на эти вопросы К. Маркс: «Труд выступает (в автоматизированном производстве. — А. О.) уже не столько как включенный в процесс производства, сколько как такой труд, при котором человек, наоборот, относится к самому процессу производства как его контролер и регулировщик... Вместо того чтобы быть главным членом процесса производства, рабочий становится рядом с ним» [19, т. 46, ч. II, с. 213].
Автоматизация материального производства, ставящая рабочего рядом с процессом производства, превращающая его в наблюдателя, контролера и регулировщика, имеет чрезвычайно важное, историческое значение. По словам Г. Волкова, «подобно тому как наш древний предок, приняв вертикальное положение, высвободил руки для созидательной деятельности, так ныне автоматизация освобождает руки и мозг рабочего для более достойных человека творческих видов труда» [79, с. 178].

Однако сама по себе автоматизация не освобождает и, конечно же, не может освободить рабочего. Оказавшись рядом с процессом производства, рабочий не освободился от труда. Капитал продолжает приковывать рабочего к материальному производству. Он «с одной стороны, стремится свести рабочее время к минимуму, а с другой стороны, делает рабочее время единственной мерой и источником богатства. Поэтому капитал сокращает рабочее время в форме необходимого рабочего времени, с тем чтобы увеличить его в форме избыточного рабочего времени...» [19, т. 46, ч. II, с. 214]. Вследствие этого даже самая развитая автоматизированная система машин, представляющая собой «могущественнейшее средство для сокращения рабочего времени, становится самым верным средством превращения всей жизни рабочего и его семьи в рабочее время» [19, т. 16, с. 293] и заставляет рабочего «работать дольше (с точки зрения величины прибавочного, избыточного рабочего времени. — А. О.), чем работает дикарь, или дольше, чем работал сам этот рабочий, когда он пользовался самыми простыми, примитивнейшими орудиями» (там же, с. 218). Таким образом, машины — эти «созданные человеческой рукой органы человеческого мозга, овеществленная сила знания» выступают как еще одно средство изощренной эксплуатации.
Не выходя за пределы материального производства, рабочий не может подняться и над этим производством, не может превратиться в подлинного регулировщика этого производства. Все дело в том, что процесс автоматизированного производства более не подчиняется непосредственному мастерству рабочего, выступает как технологическое применение науки, а наука остается чуждой рабочему. Как писал К. Маркс, «наука, заставляющая неодушевленные члены системы машин посредством ее конструкции действовать целесообразно как автомат, не существует в сознании рабочего, а посредством машины воздействует на него как чуждая ему сила, как сила самой машины» [там же, с. 204].
Именно это скрывается за тезисом о том, что наука становится производительной силой. С усложнением машин, с превращением их в сложные автоматические системы, насыщенные электронными приспособлениями, контролирующими аппаратами, следящими и направляющими устройствами, отчужденность рабочего от средств труда все более усиливается. Относительно простой станок, устройство которого рабочий (при условии достаточно высокой квалификации!) прекрасно знал, умел и отремонтировать, и при необходимости как-то модифицировать, все более и более становится достоянием прошлого.

Поскольку технологический процесс высокоавтоматизированного предприятия покоится на научных основах, не только рабочий, обслуживающий автоматы, но и цеховой инженер не может здесь что-либо существенно изменить. Судьбы технологического процесса решаются теперь не в самом производстве, а в научной лаборатории [15, с. 306].
Тот факт, что в сфере современного материального производства неуклонно сокращается доля тяжелого физического, ручного и неквалифицированного труда, может вызвать иллюзию усиливающейся тенденции к стиранию граней между физическим и умственным трудом, иллюзию «побеления синих воротничков». И в самом деле, разве можно увидеть в наладчике автоматизированных линий, в операторе химического автоматизированного производства или операторе современного прокатного стана того жалкого, доведенного жестокой эксплуатацией до почти нечеловеческого существования рабочего-текстильщика английских ткацких фабрик середины XIX в., о котором писал Ф.Энгельс, или не менее жалкого рабочего-сборщика начала XX в., выжатого, как лимон, тейлоровской системой НОТ на конвейере автомобильных заводов Г. Форда? Разве не становится труд рабочих более интеллигентным? И не исчезает ли сам пролетариат, растворяясь по мере автоматизации производства в среде технической интеллигенции?
Однако факты свидетельствуют о несостоятельности этого предположения. Как ни парадоксально для здравого смысла, этого, по выражению Ф.Энгельса, «почтенного попутчика в домашних делах», факты говорят о прямо противоположном социальном процессе пролетаризации все новых и новых групп работников интеллигентного труда. Интеллигенция попала теперь в прямую и более жесткую зависимость от экономической и функциональной оценки содержания и типа продуктов своей деятельности (которая все шире и чаще отливается в формы наемного труда) [120, с. 377].
Наемный характер труда интеллигенции проступает при этом все более отчетливо и в отношении к средствам труда, и в снижении уровня жизни, и в утрате былого социального престижа их профессий, и, наконец, в субъективном отношении этих бывших интеллигентов к своим профессиям. Общее число лиц наемного труда повсеместно растет, а число представителей так называемых свободных профессий столь же неуклонно сокращается. Так, по данным Американской исследовательской ассоциации по проблемам труда, общее число лиц наемного труда, т.е. лиц с нормированным рабочим днем, получающих заработную плату за определенное количество рабочего времени, увеличилось с 75 до 82 % самодеятельного населения в период с 1940 по 1956 г., т. е. в годы вызванного войной промышленного бума, повсеместной интенсификации и автоматизации производства.

Таким образом, «побеление синих воротничков» оказывается своеобразной контрастной иллюзией, возникающей в силу того, что все более и более «синеют белые воротнички», т. е. «интеллектуализация труда» пролетариев маскирует пролетаризацию труда интеллигентов.
* * *
Итак, развитие автоматизированного производства само по себе не гарантирует ни подлинного освобождения людей от ига труда в материальном производстве, ни овладения ими подлинной наукой и культурой. Более того, вслед за пролетаризацией машинным производством всех слоев общества, занятых физическим трудом, автоматизированное производство способствует пролетаризации работников умственного труда. Вследствие этого все большее число людей, вовлеченных в процесс материального производства, оказывается в положении наемных рабочих, отчужденных от своей трудовой деятельности. Мир профессий как мир рабочей силы расширяет свои границы.

Share this post for your friends:
Friend me:

Пролетаризация труда интеллигентов: 26 комментариев

  1. Неравноправный союз машины и рабочего становится скоро слишком обременительным для обоих: с одной стороны, машина уродует рабочего, приспосабливая его к своим механическим функциям, а с другой стороны, рабочий как довольно несовершенное механическое приспособление тормозит дальнейшее развитие техники [80, с. 178].

    =============================
    И не только по таким объективным , но и по чисто субъективно-объективным причинам.
    Рабочий человек на машинной фабрике - враг технического прогресса.
    Враг инженера - (изобретателя) выдумывающего новые высокопроизводитеные машины , а то и вовсе автоматы, уничтожающин рабчие место, да и целые профессии ( это, так сказать, нео-луддизм из 18-19 вв) .

    Информационная революция уничтожает , деклассирует целый огромный отряд промышленного , индустриального рабочего класса, известного Марксу, Ленину и ещё Сталину.
    Из "старых" рабочих профессий остаются грузчики, такелажники, уборщики, извозчики, дворники, сторожа, разнорабочие ... То есть те профессии, которые либо невозможно , либо просто (пока) не выгодно заменять ( скажем, дешёвого гастера на дорогущий робот) .

    А от новых профессий требуют сверх-высоких квалификаций: наладчики , монтажники, операторы и ремонтники автоматизированных систем , и тп ...

    • Да, капитализм умеет обратить благие желания инженера себе на пользу, гегемону - во вред. Со всеми вытекающими. Как инженер, так и рабочий - слепые марионетки в руках господствующего класса. Внушить рабочим, что инженер - его истинный враг, а инженерам, как наиболее легко внушаемому слою общества, - что гегемон тупватый халявщик, - ничего господам не стоит при уровне поимапия теми и другими происходящего на их глаах - ниже плинтуса. Гегеммон сам понять не может, а инженер и - не хочет.

  2. Автоматизация материального производства, ставящая рабочего рядом с процессом производства, превращающая его в наблюдателя, контролера и регулировщика, имеет чрезвычайно важное, историческое значение.

    ==========================
    Вот именно.
    Это превращает рабочего человвека из придатка машины ( боробота, биопроцессора, умную обезьнку при компе) в её повелителя.

    И в процессе материального производства из нынешних 5-20% трудоспособных будет занято 2%, 1%, 0.1% , 0.01% ...

    Для чего
    а) машина станвоится нашим железным братом по разуму.
    б) нынешний рабочий класс превращается:
    - либо в колоссальную массу лишних и даже самим себе не нужных людей
    ,
    - либо в сознательных строителей будущего ( Белл, МИБ) , хранителей Жизни на планете Земля, звездопроходцев, рассеивателей Жизни и Разума по всей доступной Вселенной ( Циолковский, Руди) .

    • Эх, Женя! Видел бы ты этих "повелителей", когда их увозит "Скорая" с места работы, а остальные судорожно глатают валидол! Поменьше бы пафоса было в оценке отношений машины и рабочего.

      Машина не знает жалости, она страшна свооим требованием к рабочему в беспрекословном ей подчинении. Особенно - крупные автоматизированные комплексы. Например, "Купер Бессемер Систем".

  3. МИБу: ну если инженер, каким бы высоким уровнем технических или технологических знаний не обладал, не может осознать того, чего Маркс отразил в Т.3 "Капитала" в Гл.5, в разделе 5 "Экономия, достигаемая благодаря изобретениям", это хреновый инженер - ибо его мозги подвержены действию "...самых низменных и самых отвратительных страстей человеческой души - фурий частного интереса" и ему "до лампочки" будущее для его последышей (детей и внуков). Я так считаю.

  4. admin
    говорит 9 Ноябрь 2014 в 10:22: Изменить
    Эх, Женя! Видел бы ты этих “повелителей”, когда их увозит “Скорая” с места работы, а остальные судорожно глатают валидол! Поменьше бы пафоса было в оценке отношений машины и рабочего.

    Машина не знает жалости, она страшна свооим требованием к рабочему в беспрекословном ей подчинении. Особенно – крупные автоматизированные комплексы. Например, “Купер Бессемер Систем”.

    ==========================
    Но это, видимо, - по той причине, что машины ещё недостаточно умные.
    Впрочем, в атомке ,если судить по качетву дипломных проектов школяров, проходивших практику на Маяке , уже в 2005 году интеллект машин был таким, что могли проводить весь процесс на автопилоте, а за оператором оставались лишь функции общего надзора , интуитивного прогноза ситуации и оценки обстановки с точки зрения радиационной безопасностии.

    • Вот это-то "...за оператором оставались лишь функции общего надзора" и есть самое страшное для человека-надзирателя. Нужно быть изрядным пофигистом, чтобы долго выдерживать нервную нагрузку. По крайней мере, наши ребяиа не смогли выдержать трех недель подряд. А это - далеко не школяры, которым забивают баки с целью заманить их на производство взамен изношенных за предыдущие десять лет.

      Хотя годами ничего не происходит, но когда происходит, люди седеют за двадцать минут. И все годы нужно быть на чеку - и на машину бывает проруха, если ее эксплуатируют люди.

      Количество техногенных аварий неуклонно растет, и будет еще расти. Люди создают системы, которые уже не могут толком не только обслуживать, но и наблюдать за ними. Огонь Чернобыля и Фукусимы, взрыв газа в Китае, ВР в мексиканском заливе - не последние прмеры тому.

      Так что, песни петь о сладкой жизни гегемона при машинах - рановато, на мой взгляд. Полезнее певцов приставить к этой машине и послушать, что они запоют тогда...

  5. Автор статьи пишет:
    Более того, вслед за пролетаризацией машинным производством всех слоев общества, занятых физическим трудом, автоматизированное производство способствует пролетаризации работников умственного труда. Вследствие этого все большее число людей, вовлеченных в процесс материального производства, оказывается в положении наемных рабочих, отчужденных от своей трудовой деятельности.
    +++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
    Это общее заблуждение - записывать в ряды пролетариата работников умственного труда. Пролетариат – капиталист, это классовое отношение и оно возникает при конкретных условиях взаимодействия этой разно полюсной пары. Капитализм характеризуется тем, что труд рабочего становится товаром. Наёмный труд существовал при всех способах производства, он может быть в форме предоставляемой услуги, как оплата за предоставленную услугу, как труд подмастерья, ученика ремесленника, в виде государственное или военной службы и в прочих формах трудовых взаимоотношений. Отношения капиталиста и пролетария строятся на купле – продаже товара «рабочая сила» по установившимся рыночным ценам. Маркс называет такой труд свободным трудом. Изо дня в день с публичного торга пролетарий, как равноправный участник рыночной сделки, продает 8, 10, 12, 15 часов своей жизни, продает тому, кто больше заплатит за его товар. Только в таких отношениях и возможно получить самовозрастающую стоимость, в форме капитала и всю гамму капиталистических отношений.

    Работник умственного труда продаёт готовый продукт своей умственной деятельности. Его труд больше похож на труд ремесленника и совершенно не сопоставим с трудом пролетария. Главное средство производства для умственного труда – собственная голова, она всегда неотделимо принадлежит только данному работнику. Инвестиции знаний заложенных в его голову, это постоянный капитал, приносящий доход в настоящем и в будущем, а не предмет трудового контракта, отчуждаемый от пролетария как «рабочая сила». Умственный труд на основе полученных знаний, формирует новые знания. Труд пролетария заместим машинами и возможно условие, когда машины будут воспроизводить машины без участия человека. Умственный труд можно механизировать, но сам по себе умственный труд направлен на решение немеханизированных проблем, которые не может решать машина. Например, машина пока не может создавать новые знания, создавать качественно новые машины без умственного труда человека. Пролетарий своим трудом, для себя самого производит заработную плату, а то, что получает в результате потребления проданного им товара «рабочая сила» покупатель этого товара, пролетарию по большому счёту наплевать. Работник умственного труда создаёт новые знания не для собственного потребления и что конкретно он создаёт, ему не наплевать. Учёный – как учёный, изобретатель – как изобретатель, преподаватель – как преподаватель могут реализовать себя как личность, как учёный, как изобретатель, как преподаватель, только передав свои конкретные знания конкретному кругу лиц, нуждающемуся в создателе новых знаний, как в неповторимой личности с особыми, выдающимися от других способностями. Такой работник производит нечто, что определяется его собственным эффектом. Пролетарий, как правило, это технологическое звено в производстве, создающем стандартный воспроизводимый в массовом количестве продукт. Жизнь пролетария начинается тогда, когда купленное время его труда истекает - тут то он может пожить для себя. У работника умственного труда это не прекращающийся процесс и мозги шевелятся даже во сне. Умственный труд это труд по созданию себя самого, как личности, как неповторимой интеллектуальной ценности для всего общества, нынешних и будущих поколений людей.

    Выражение – пролетарии умственного труда, свидетельствует о полном незнании особенностей труда пролетария, как особого социального слоя, задействованного в присущих только для капиталистического строя, характерных только для этого строя общественных классовых отношениях. С такой же глупостью можно сказать – пролетарии рабского, или пролетарии крепостного труда. А можно ещё и в труде нанятого акционерами банкира углядеть пролетария, как наёмного работника.

    А вот, как характеризует Маркс труд пролетария.
    Цитата: «Он даже не считает труд частью своей жизни; напротив, трудиться значит для него жертвовать своей жизнью. Труд — это товар, проданный им другому. Поэтому и продукт его деятельности не составляет цели его деятельности. Для себя самого рабочий производит не шелк, который он ткет, не золото, которое он извлекает из шахты, не дворец, который он строит. Для себя самого он производит заработную плату, а шелк, золото, дворец превращаются для него в определенное количество жизненных средств, быть может в хлопчатобумажную куртку, в медную монету, в жилье где-нибудь в подвале. И может ли рабочий, который 12 часов в сутки ткет, прядет, сверлит, точит, строит, копает, дробит камни, переносит тяжести и т. д., — может ли он считать это двенадцатичасовое ткачество, прядение, сверление, токарную, строительную работу, копание, дробление камней проявлением своей жизни, своей жизнью? Наоборот. Жизнь для него начинается тогда, когда эта деятельность прекращается, — за обеденным столом, у трактирной стойки, в постели. Смысл двенадцатичасового труда заключается для него не в том, что он ткет, прядет, сверлит и т. д., а в том, что это — способ заработка, который дает ему возможность поесть, пойти в трактир, поспать. Если бы шелковичный червь прял для того, чтобы поддерживать свое существование в качестве гусеницы, он был бы настоящим наемным рабочим.
    Труд не всегда был товаром. Труд не всегда был наёмным трудом, т. е. свободным трудом. Раб не продает свой труд рабовладельцу, так же как вол не продает своей работы крестьянину. Раб вместе со своим трудом раз и навсегда продан своему господину. Он — товар, который может переходить из рук одного собственника в руки другого. Сам он — товар, но труд не является его товаром. Крепостной продает только часть своего труда. Не он получает плату от собственника земли; напротив, собственник земли берет дань с него. Крепостной есть принадлежность земли и приносит плоды собственнику земли. Напротив, свободный рабочий сам продает себя, и притом продает по частям. Изо дня в день с публичного торга он продает 8, 10, 12, 15 часов своей жизни, продает тому, кто больше даст, — владельцу сырья, орудий труда и жизненных средств, т. е. капиталисту. Рабочий не принадлежит ни собственнику, ни земле, но 8, 10, 12, 15 часов его ежедневной жизни принадлежат тому, кто их покупает. Рабочий, как только захочет, покидает капиталиста, к которому нанялся, и капиталист, когда ему заблагорассудится, увольняет рабочего, увольняет, как только рабочий перестает приносить ему выгоду или не приносит ему такой выгоды, на какую капиталист рассчитывал. Но рабочий, для которого единственным источником заработка служит продажа труда, не может покинуть всего класса покупателей, т. е. класса капиталистов, не обрекая себя при этом на голодную смерть. Он принадлежит не тому или другому буржуа, а буржуазии, классу буржуазии в целом, и уж его дело — найти себе хозяина, т. е. подыскать покупателя среди класса буржуазии» (Маркс. «Наемный труд и капитал»).

    Автор статьи правильно пишет: «Не выходя за пределы материального производства, рабочий не может подняться и над этим производством, не может превратиться в подлинного регулировщика этого производства. Все дело в том, что процесс автоматизированного производства более не подчиняется непосредственному мастерству рабочего, выступает как технологическое применение науки, а наука остается чуждой рабочему. Как писал К. Маркс, «наука, заставляющая неодушевленные члены системы машин посредством ее конструкции действовать целесообразно как автомат, не существует в сознании рабочего, а посредством машины воздействует на него как чуждая ему сила, как сила самой машины». Именно это скрывается за тезисом о том, что наука становится производительной силой».

    Автор статьи делает правильный вывод: «Судьбы технологического процесса решаются теперь не в самом производстве, а в научной лаборатории». Но раз всё так и есть, то зачем приписывать уходящим в небытие классам какую-то историческую миссию или называть тот новый социальный слой, что порождается новым технологическим укладом по-прежнему пролетариатом – пролетариатом умственного труда. Это звучит нелепо и разрушает само понятие «пролетариат», и логику исторического развития.

    • Сергей, Вас опять подводит Ваше книжное знание современного производства. У инженера его продукт никто не покупает, как и у рабочего. Редкие исключения - не в счет. Покупают рабочую силу "инженер", продукт же, производимый инженером, есть собственность работодателя. ТакЖе и учитель в частной школе или врач в частной клинике продают не свои услуги, а свою рабочую силу хозяину школы или лечебницы. А "пролетариат умственного труда" - это не более, чем насмешка над людьми, считающими себя интеллигентами, несмотря на реальное их положение в качестве наемной дойной коровы капитала.

      Понятно, что пролетаризация того, что ранее звалось интеллигенцией, дается капиталу не легче, чем ранее - пролетаризация крестьянства. Но капитал умен и терпелив. И умеет добиваться своего. Результаты видны уже невооруженым глазом.

      • А я разве вам писал о том, что у всех инженеров непременно покупают продукт его труда, а не время его труда, как у рабочего. С современным производством я познакомился сразу после окончания школы. На предприятии «Эра», на которое я пошёл работать электромонтажником, в отдельных цехах большинство работников составляли люди с высшим техническим образованием. Так, в цехе №8 таких было свыше 80% работников. Остальные имели дипломы о средне-техническом специальном образовании. Большинство учителей, врачей и других дипломированных специалистов так же, как и рабочий, продают лишь время своей работы, а не конечный её результат. ЕГЭ применим в условиях конвейерного школьного образования. В такой же конвейер со стандартными технологическими картами диагностики и лечения превращается сегодня труд врача.

        Капитализм начинался с разложения труда ремесленника на ряд простых операций, которые могли бы выполнять люди, не имеющие специальной подготовки. Прежний производственный уклад окончательно был побеждён повсеместным внедрением фабричного производства, при котором простые трудовые операции стали исполнять различные механические приспособления, системы машин. Фабричные рабочие превратились в придатки машин. Этот новый тип работника – машинно-человеческий гибрид, этот киборг и характеризует (если не касаться сути общественных отношений) образ работника того класса, который принято называть пролетариатом.

        Я ведь не писал, что пролетарию мозги не нужны. Наоборот, там где труд невозможно полностью механизировать в технологический процесс вставляется звено с человеческими мозгами. По мере изобретения всё более совершенных машин, создания искусственного интеллекта, эти машины начинают вытеснять из системы производства менее квалифицированных работников. Новые, наукоёмкие технологии требуют работников с высшим техническим образованием.

        Но в связи с тем, что пролетарий по образу своему, это киборг, это технологическое производственное звено, это обязательный элемент производственного процесса, он не может рассматриваться вне пределах материального производства. Рабочий не может подняться над этим производством, не может превратиться в подлинного регулировщика этого производства, ставящего конечные цели производства. Пролетарий, по своей сути, по определению, не может являться создателем производства. Он его участник, а не его создатель. Когда машинный интеллект исключит потребность присутствия в технологическом процессе человеческих мозгов и машины начнут воспроизводить машины, когда «наука, заставляющая неодушевленные члены системы машин посредством ее конструкции действовать целесообразно как автомат», то есть когда наука сама непосредственно станет производительной силой, только тогда социальный слой работников, который в капиталистическом обществе называется пролетариатом, окончательно исчезнет.

        Вытеснение старых классов из производственного процесса идёт уже давно. Ещё Маркс отмечал, что капиталист уже вытеснен из производственного процесса и из прежнего организатора производства, превратился в чистого социального паразита, живущего исключительно за счёт биржевых спекуляций. Вытесняются и пролетарии. Киборги всё больше замещаются роботами. И, как я писал, - автор статьи делает правильный вывод: «судьбы технологического процесса решаются теперь не в самом производстве, а в научной лаборатории». Именно там находятся корни нового класса, того социального слоя, который уже не является составной частью технологического процесса, а определяет «судьбы технологического процесса». Который создает новые знания и тех, кто создаёт новые знания. Который, на основе новых знаний, изобретает качественно новые элементы окружающей человека техногенной среды. Который, на основе новых знаний и новых потребностей в новых элементах техногенной среды, создаёт качественно новые машины и качественно новые технологические процессы.

        Понятно, что покупать время такого труда бессмысленно, Ценность тут представляет конечный продукт. Это не стандартный, не воспроизводимый в массовом количестве продукт, который создаёт рабочий за купленное у него время. Этот продукт не отчуждаем от его создателя, как продукт рабочего. Усомнится в принадлежности созданного продукта к создавшей его конкретной личности, невозможно, так как никто иной его создать не может. Ценность продукта и ценность создателя неотделимы друг от друга. Создатель продукта приобретает свою ценность для общества именно доказательством принадлежности созданного и подаренного им обществу продукта к его конкретной личности. Вряд ли можно определить, сколько стоит закон Ньютона или изобретение паровой машины, которая, по мнению классиков марксизма, явилась отправной точкой развития капитализма. Ценность купленного труда такого работника может равняться нулю, может уйти в бесконечное возрастание, может определиться сразу же, а может лет через 100. Капитал не может развиваться в такой неопределённости, закон стоимости в таких условиях не может регулировать товарно-денежные отношения, и поэтому расходы на создание инновационного производства всё больше и больше берёт на себя государство. Капиталистический рынок всё больше мест уступает прямому государственному регулированию.

        • Из всего этого многословия Сергей,
          я, по тупости своей, так и не понял ,
          на каком основании Вы исключили инженеров, управленцев врачей, учителей и прочих наёмных работников и служащих из класса пролетариев ?

          Как Вы это сделали накануне

          Сергей 10 Ноябрь 2014 в 9:58:
          Это общее заблуждение – записывать в ряды пролетариата работников умственного труда.

          Чем умственный наёмник, скажем, обезьянка при компе по классовой принадлежности отличается от биоробота - придатка токарного станка ?

          • Я вижу, что вы так и не поняли, приведённую мной ранее характеристику труда пролетария, описанного Марксом:
            - Он не считает труд частью своей жизни; напротив, трудиться значит для него жертвовать своей жизнью. Изо дня в день с публичного торга он продает 8, 10, 12, 15 часов своей жизни, продает тому, кто больше даст, — 8, 10, 12, 15 часов его ежедневной жизни принадлежат тому, кто их покупает. Труд — это товар, проданный им другому. Поэтому и продукт его деятельности не составляет цели его деятельности. Для себя самого рабочий производит не шелк, который он ткет… Смысл двенадцатичасового труда заключается для него не в том, что он ткет, прядет, сверлит и т. д., а в том, что это — способ заработка, который дает ему возможность поесть, пойти в трактир, поспать. Если бы шелковичный червь прял для того, чтобы поддерживать свое существование в качестве гусеницы, он был бы настоящим наемным рабочим.

            Так что при таких допущениях и Ваша обезьянка при компе по классовой принадлежности так же может быть отнесена к пролетариату, как и инженеры, управленцы, врачи, учителя и прочие наёмные работники, если все они являются технологическим звеном массового стандартного производства, по типу фабричного, при котором ценность представляет только проданное время труда, при котором труд ценен своей отчуждённостью, дающей возможность без всяких проблем извлекать из него средства существования для одного и прибавочную стоимость для другого участника сделки купли - продажи товара "рабочая сила".

            Теперь сделайте умственное усилие и представьте себе иной характер труда, иное его содержание. Я заметил, что неспособность отличать форму от содержания является характерной болезнью для многих тусующихся на сайте kommunika.

        • Спасибо. Вы подтвердили мой тезис: общество нуждается во все большем количестве рутинного интеллектуального труда. В том числе - и в науке его свыше 90%. Мое "за редким исключением", остается в силе. Умственный труд успешно пролетаризируется.

          • Общество всё больше и больше нуждается не в простых исполнителях, а в тех, кто может найти качественно новое решение по удовлетворению потребностей людей во всё более комфортном окружающем техногенном мире. Промежутки между внедрениями более совершенной технологии, становятся всё короче. Запрос на новые знания и новые технологии, основанные на новых знаниях, становится всё актуальней и требовательней. Роль социального слоя, который генерирует новые знания и технологии, становится всё более значимой. Социальный организм, который не может удовлетворять этот запрос, теряет свои ведущие позиции и уходит на периферию, деградирует. Это сегодня остро чувствуется в России. В хвосте прогресса одна перспектива – утрата роли субъекта мировой политики, подчинение воле лидера, а в худшем случае полный распад и смерть социального организма. Кто-то в элите России это понимает, но у капитала свой интерес. Капитал кормится и жиреет на отчуждённом труде. Поэтому преобладает рутинный интеллектуальный труд, а творческий в современной России является редким исключением и не ценится.

            То, что рутинного интеллектуального труда, как вы пишите, сегодня свыше 90%, ещё ничего не значит. Капитализм то же начинался с редких ростков. Крестьяне, основная опора феодализма, в России 1917 г. составляли свыше 80% населения. Ну и что из того? Запрос на капитализм Россия всё равно не могла игнорировать и провалилась в такую задницу, из которой коммунисты её еле вытащили. В такую же задницу её может загнать и современная экономика, не ставящая в приоритет создание новых знаний и технологий.

          • Много ли на Земле людей, занимающихся творческим трудом? И кто из них не подчинен капиталу?

            Зачем отрицать очевидную пролетаризацию умственного труда? Я понимаю либерала, возомнившего себя "креативным свободным классом". Но Вам-то это зачем - спор ради спора?

  6. Сергею: ну не всегда "орудием труда" людей умственного труда есть только их голова. Ибо реализация результатов "работы" этой головы в процессах преобразования веществ природы в потребительные стоимости, требуются разного рода лаборатории, опытно-экспериментальные производства и конечным итогом есть организация выпуска той или иной продукции, пригодной и удобной для использования людьми, на соответствующих производственных мощностях с привлечением соответствующих финансовых активов, которые часто и густо не принадлежат таким людям умственного труда. Потому Маркс именно так и отразил в Т.3 "Капитала" в Гл.5 в разделе 5 "Экономия, достигаемая благодаря изобретениям" условия использования результатов умственного труда (или как он определил - всеобщего труда) в капиталистических условиях.

  7. Сергей говорит 10 Ноябрь 2014 в 9:58: Изменить
    Это общее заблуждение – записывать в ряды пролетариата работников умственного труда.

    ===============================
    Этто пощщщему этто ?
    Автор и МИБ правы:
    инженеры ,учителя, вррчи ( если не частники) - чистой воды пролетарии

  8. Сергей говорит 10 Ноябрь 2014 в 9:58:

    Работник умственного труда продаёт готовый продукт своей умственной деятельности. Его труд больше похож на труд ремесленника и совершенно не сопоставим с трудом пролетария.

    ============================
    Ничего подобного.
    Вы , Сергей, похоже, никогда не работали инженером на фабрике-завоеде. или преподом в вузе.
    Тот же найм тот же отдле кадров , те же помещения, почти те же условия труда...
    Разве что у рабоче больше физичекий ,а у инженера - бумажный.

  9. Сергей 10 Ноябрь 2014 в 9:58:

    Главное средство производства для умственного труда – собственная голова, она всегда неотделимо принадлежит только данному работнику.
    ======================
    Ага, а руки рабочего , стало быть , отделимы ?

  10. Сергей
    11 Ноябрь 2014 в 6:10:

    Вытеснение старых классов из производственного процесса идёт уже давно. .... И, как я писал, – автор статьи делает правильный вывод: «судьбы технологического процесса решаются теперь не в самом производстве, а в научной лаборатории». Именно там находятся корни нового класса, того социального слоя, который уже не является составной частью технологического процесса, а определяет «судьбы технологического процесса». Который создает новые знания ...создаёт качественно новые машины и качественно новые технологические процессы.

    ======================
    И что?
    В капитализме этот "новый класс" - неминуемо :
    - либо буржуа ( элитарии) ,
    - либо наёмники ( пролетарии с двуми-треми дипломами ).
    И любые "новые знания" не придают никакого нового качества к этой классовой расстановке.
    Разве что меняет формы классовой борьбы и генерит новые
    ( хакерские взломы , вирусы, программные ловушки , мины и всё такое)

  11. Представьте себе, что при капитализме в США, существовало рабовладение, в отдельных странах и в наше время есть элементы и рабовладения и крепостничества. В России родовая община сохранилась, а соседская сельскохозяйственная община даже преобладала в сельском хозяйстве при развитии российского капитализма и только при коллективизации 30-тых годов прошлого века была преобразована в колхозы и совхозы. А вы видите лишь буржуа да пролетария. Конечно, капиталистические классовые отношения стали сегодня преобладающими, но это совсем не значит, что иных способов производства, как и иных классовых отношений не существует.

  12. admin
    говорит 11 Ноябрь 2014 в 14:53:
    Много ли на Земле людей, занимающихся творческим трудом? И кто из них не подчинен капиталу? Зачем отрицать очевидную пролетаризацию умственного труда? Я понимаю либерала, возомнившего себя “креативным свободным классом”. Но Вам-то это зачем – спор ради спора?
    ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
    Вы ошибаетесь, я с вами тут ни о чём не спорю. Вы, как и любой другой, можете считать товаром, считать государством, считать пролетарием, что угодно и кого угодно. Но в марксизме каждая категория, каждое понятие имеет вполне конкретную характеристику и помимо формы имеет ещё и содержание. Товарно-денежные отношения и самовозрастание стоимости товара, капитализм, - всё это порождается при вполне конкретных условиях. Соблюдение этих условий и является подчинением капиталу. Не всякий труд ему подчинён, не всякий труд капитализируется. Характеристику пролетария, я тут дал. Содержание этого понятия определяется не образованием, а специфическим характером труда и общественных отношений. Человек с десятью дипломами, с учёной степенью, по характеру труда может быть рабочим, может быть пролетарием, а изобретатель – самоучка не удостоится этого звания. Класс пролетариев возник вместе с фабричным машинным производством. Дальнейшее развитие производственных систем меняет основу общественных производственных отношений и на место старых классов, выдвигает новый социальный слой, порождаемый новой основой материального производства и материального общения, имеющий новый, присущий для этой основы специфический характер труда и общественных отношений. Вы можете считать, что ничего не меняется. Что увеличивается только количество более образованных пролетариев, а характер труда в сфере материального производства останется неизменным или он вообще не причём. Переубеждать вас в обратном, я больше не буду.

  13. Очень полезная статья. А то противники коммунизма, считая пролетариями только рабочих, говорят: к чему нам направление, которое выражает интересы только рабочих - малочисленной ныне прослойки. Отдельные проявления глупости в СССР подтверждают такой вывод

    Согласен с Черри, МИБом и автором: интнллигенция - это пролетарии. Статью прекрасно дополнили бы рассуждения МИБа нам погибшем фруме РКРП-РКСМБ о том, что труд интеллигента еще бролее отчужден, чем труд рабочего, когда фирма забирает авторские права.
    Соответственно, в статье утверждение об иллюзорности "побеления" "синих воротничков" на самом деле не точно и не отражает положение дел, а призвано за счет парадокса привлечь внимание к проблеме пролетаризации труда интеллигентов. Правильнее сказать, что параллельно идут процессы пролетаризации труда (с социальной, кла–ссовой точки зрения) и "обеления воротничков" с т. зр. содержания наемного труда, но тогда отрицание автором статьи тенденции к постепенного вытеснения физического труда умственным есть явная ошибка

  14. Вячеслав Афонин говорит 11 Ноябрь 2014 в 21:02: «Согласен с Черри, МИБом и автором: интеллигенция – это пролетарии».
    ====================================================
    ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
    Типичная ошибка – записывать в пролетарии всех наёмных работников, или только работников физического труда. Каждый из них может быть, а может и не быть пролетарием. Пролетарием может быть супер образованный работник и полностью безграмотный, интеллигент и хам, работник физического труда и работник умственного труда. Но при одних условиях они могут быть пролетариями, а при других нет. Это как вещь, созданная для себя, (не важно, чем конкретно она является, а важно что для себя) не может быть товаром, а та же вещь, с точно такими же характеристиками, созданная для обмена называется товаром.

    Точно так же и при определении пролетариата. Это парное торгашеское общественное отношение с вполне конкретными, характерными признаками. Отсутствие хотя бы одного из обязательных признаков не даёт права относить работника к пролетариату.

    Рискуя выглядеть занудой, ещё раз повторю эти признаки.
    Если продукт деятельности работника не составляет цели его деятельности, если он продаёт тому, кто больше даст, — 8 часов своей ежедневной жизни, за которые делает для покупателя его рабочего времени то, что тот ему заказал, то это один из признаков для отнесения работника к пролетариату. То есть, конечный продукт ему не принадлежит и делает он его не для себя, а для того, кто купил время его работы. Но этого мало. Владелец конечного продукта, создаваемого за время, купленное у работника, должен так же заказать его не для собственного потребления, а для последующего обмена. То есть, это товарное производство. Это второе условие. В обмене должна выявляться прибавочная стоимость. То есть, купленный товар «рабочая сила» в процессе его потребления должен создавать более высокую стоимость по сравнению с той, которую он сам имеет. Этот эффект «самовозрастания» стоимости и является удовлетворением той потребности, что заставляет покупать товар «рабочая сила». Это третье важнейшее условие, составляющее суть капиталистических общественных отношений. Только при наличие этих трёх моментов в отношениях продавца товара «рабочая сила» и его покупателя, продавец может быть отнесён к классу пролетариев не по форме, а по содержанию. Всё остальное лишь оттенки при том или ином освещении.

    ====================================================
    Вячеслав Афонин говорит 11 Ноябрь 2014 в 21:02: «…труд интеллигента еще бролее отчужден, чем труд рабочего, когда фирма забирает авторские права».
    ====================================================
    ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
    Труд отчуждён, не потому, фирма забирает авторские права. Труд считается отчуждённым, потому, что продукт деятельности работника не составляет цели его деятельности, а не потому, что кто-то отобрал у тебя любимую вещь. Сам предмет отчуждённого труда является чуждой для работника сущностью, пожирающей время его жизни. Это не жизнь, это способ добывания средства для жизни. Истинная жизнь для работника начинается тогда, когда такой труд заканчивается.

    ===================================================
    Вячеслав Афонин говорит 11 Ноябрь 2014 в 21:02: «Соответственно, в статье утверждение об иллюзорности “побеления” “синих воротничков” на самом деле не точно и не отражает положение дел…».
    ===================================================
    +++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
    Какая разница – белеют синие воротнички, или белые синеют, и на сколько тех или иных стало больше или меньше. Важно, какое значение имеет тот или иной социальный слой для обеспечения развития материального производства общественной жизни и, главное, какова динамика нарастания этого значения и какой прогноз из обнаруженной динамики можно сделать.

    Все комментаторы статьи дружно обходят самое важное утверждение её автора, на которое я несколько раз обращал внимание - «судьбы технологического процесса решаются теперь не в самом производстве, а в научной лаборатории». Когда то, действительно, в мировые лидеры страну выводило наличие доступа к богатым природным ресурсам, к рынкам сбыта и развивающаяся на этом индустриальная мощь. Следствием и условием индустриальной мощи было наличие громадной массы киборгов, под названием пролетариат. Их численность и квалификация, капитализация их труда в материальном производстве обеспечивали нарастание индустриальной мощи и лидирующее положение страны в мировой политике. В то время будущность страны на своих плечах держал пролетариат. В то время технологические циклы исчислялись столетиями. Но нарастающий научно-технический прогресс всё больше и больше укорачивает время жизни используемых технологий производства. Приоритетное значение приобрело не овеществление труда в средствах производства и в произведённой продукции, а овеществление знаний. Я тут говорю не об исключительном значении одного перед другим, типа одно вместо другого, а о приоритетном значении одного над другим. Будущность страны сегодня переходит от пролетариата на плечи другого социального слоя, значение и отличительные черты которого «истинные марксисты» понимать не хотят, как бы я их в этом не убеждал. Нельзя сказать, что они этого не замечают. Просто понятие «пролетариат» для них сегодня шире, чем содержится у классиков марксизма. Для них это все работники наёмного труда, вне зависимости от характера труда.

    Я уже писал, чем выделяется социальный слой, значение которого, в материальной общественной жизни всё более и более нарастает, чем характер его труда отличается от утрачивающего своё значение социального слоя пролетариев. Могу добавить ещё один штрих.

    Капиталист, когда ему заблагорассудится, может уволить пролетария, продающего время своего труда, и без проблем найти ему замену на рынке труда. Того, кто продаёт своё индивидуальное знание, уволить можно, но очень опасно для благополучия фирмы. Нет этого работника, нет у производимого товара данной конкретной потребительной стоимости, в которой реализуется и выражается индивидуальное знание того, кто изобретает новые отличительные качества товара. Не может фирма произвести запрашиваемый рынком товар с его отличительными качествами. Иные товарные ниши заняты конкурентами, а значит выйти на рынок больше не с чем и толку с того, что за воротами стоит очередь пролетариев, готовых продать себя за гроши.

    Постоянно нарастающее, товарное разнообразие потребительных стоимостей, что мы сегодня имеем в рыночной экономике, является показателем массовости социального слоя работников, его обеспечивающего. «Много ли на Земле людей, занимающихся творческим трудом?», спрашивает МИБ, а я говорю, много. Что бы в этом убедится, достаточно представить весь окружающий нас предметный и духовный мир и попытаться численно определить всё его разнообразие.

    Творческие работники умственного труда овеществляют не время труда. Их труд не абстрактный, создающий стоимость, а конкретный, создающий новую потребительную стоимость. По характеру труда их к пролетариям отнести нельзя. Труд их не отчуждённый. В продукте своей деятельности этот работник самовыражается, овеществляет свою индивидуальность, овеществляет себя. И тут уже не важно, что продукт его труда отдан другому. В предмете труда он не потерял время своей жизни, а зафиксировал своё личное «я», растиражировал, увековечил себя в предмете. То, что предмет отдан другому, это пространственное отдаление от созданного предмета, не отчуждает работника от предмета труда. Наоборот, это связывает его персональное «я» с другим человеком, доказывает необходимость этого конкретного создателя данной потребительной ценности, для другого, ценность его жизни для другого, доказывает значимость его индивидуальности, значимость его личности для всего общества.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>