Определения предмета политической экономии

Политическая экономия возникла как экономическое учение нового класса — буржуазии. Вместе с капиталистическим способом производства развивалась и политическая экономия, менялись взгляды на предмет этой науки, ее задачи, метод исследования.

Меркантилисты, например основное внимание, уделяли сфере обращения. В соответствии с этим политическая экономия рассматривалась как наука о торговом балансе, предусматривающем превышение вывоза товаров над их ввозом. Школа физиократов считала главным предметом политической экономии создание прибавочной стоимости. Такое понимание политической экономии было присуще и Д. Рикардо. Мелкобуржуазные критики капитализма в лице Сисмонди, Прудона и других видели основное назначение политической экономии не в исследовании источника богатства, а в поисках путей его справедливого распределения. Следует, однако, отметить, что в последние годы формулировка предмета политической экономии, как науки, изучающей богатство, встречается весьма редко.

Определение политической экономии как науки о богатстве нельзя считать правильным в методологическом отношении. Как известно, богатство представляет собой совокупность вещей, материальных благ. Следовательно, политическая экономия «наука» о богатстве, согласно взглядам ряда буржуазных экономистов, становится наукой о совокупности вещей, об их производстве, обмене, распределении и потреблении. Но политическая экономия, будучи общественной наукой, изучает не вещи, не материальные блага, а экономические, производственные отношения между людьми.

Искажая содержание науки, буржуазные экономисты тем самым уходят в сторону от экономических отношений, реальных противоречий в капиталистическом обществе, и прежде всего между рабочим классом и буржуазией.

Вместе с тем определение политической экономии как науки о богатстве игнорирует исторический характер политической экономии. Известно, что богатство, т. е. совокупность вещей, производится, распределяется и потребляется в разных исторических условиях и на различных этапах развития человеческого общества производственные отношения неодинаковы. Но в буржуазных определениях предмета политической экономии говорится о богатстве вообще, вне конкретной формы, при которой происходит создание совокупности вещей.

Наряду с определением политической экономии как науки о богатстве в буржуазной экономической литературе было распространено и встречается сейчас определение ее как науки о народном хозяйстве, о хозяйственной деятельности вообще. Экономисты, стоящие на этой точке зрения, начиная с В. Рошера, К. Бюхера, П. Струве, спорили по поводу сущности народного хозяйства, отдельного хозяйства, социального хозяйства. «Мы определяем хозяйство, говорил русский буржуазный экономист П. Струве, как субъективное теггологическое единство рациональной экономической деятельности или хозяйствования». Развенчивая такое определение, В. И. Ленин писал: "Это звучит «ужасно учено», но на самом деле представляет из себя пустейшую игру словами. Хозяйство определяется через хозяйствование «Масляное масло»". Такое определение предмета политической экономии в научном отношении несостоятельно.

Во-первых, оно игнорирует ее подлинный предмет — производственные отношения.

Во-вторых, выхолащивает из политической экономии ее исторический и классовый характер. Говоря о хозяйственной деятельности вообще, буржуазные экономисты фактически имеют в виду капиталистическое хозяйство. Такой подход дает возможность рассматривать капиталистический строй как внеисторический, вечный и естественный, что представляет собой его апологетику. Это, по словам В. И. Ленина, "отказ от науки, стремление наплевать на всякие обобщения, спрятаться от всяких «законов» исторического развития, загородить лес - деревьями»".

В-третьих, народное хозяйство не может быть предметом политической экономии потому, что «народное хозяйство»понятие широкое и по - разному толкуемое. Некоторые буржуазные экономисты даже включают в него надстроечные явления, выходящие за рамки производительных сил и производственных отношений.

Среди буржуазных экономистов распространено определение политической экономии как науки об удовлетворении человеческих потребностей. При этом изучаются «формы человеческого поведения при распоряжении редкими благами», составляются универсальные формулы рационального ведения хозяйства, практического поведения хозяйствующего субъекта, действующего в отрыве от конкретных социально - исторических условий, и в качестве примера приводится «хозяйство» Робинзона. По словам американского экономиста X. Колера, "Робинзон Крузо свободен в своем регулировании. В рамках лимитов у него есть власть определять свою собственную жизнь. Он сам себе хозяин, сам собой управляет, сам устанавливает свою цель, сам выбирает свой путь, и делает все сам. Никто не оценивает его выбора и никто не утверждает сверху его действия». Считая главной задачей политической экономии изучение потребностей индивидуума и способов их удовлетворения, вышеназванные авторы приходят к выводу о первенстве потребления над производством, а мотивом действия людей объявляют психологию индивидуума. Таким образом, психологический фактор превращается в основной фактор жизни, а экономические законы становятся, в конечном счете, психологическими.

Определение политической экономии как науки об удовлетворении потребностей является несостоятельным с методологической точки зрения. Оно подменяет производственные отношения между людьми поведением хозяйствующего субъекта, его отношением к вещи, затушевывает исторический и классовый характер. Известно, что удовлетворение потребностей человека происходит в конкретных исторических условиях при определенных общественных отношениях. Между тем буржуазные экономисты рассматривают его внеисторически, с идеалистических позиций, с психологической стороны: главным становится субъективная полезность материальных благ. Такое определение, выдвигая на первый план потребление индивидуума, игнорирует производство материальных благ, являющееся основой жизни общества и определяющее возможности и степень удовлетворения тех или иных потребностей.

Общей чертой всех рассмотренных определений предмета политической экономии является игнорирование специфического объекта изучения этой науки, т. е. производственных, или экономических, отношений. Вместо исследования исторически изменяющихся систем производственных отношений рассматриваются «весобщие», универсальные категории человеческой деятельности. В определениях не упоминается о том, что политическая экономия выясняет объективные законы, управляющие производством, обменом, распределением и потреблением материальных благ.

Буржуазные экономисты не могут дать научного определения предмета политической экономии, так как при этом предполагается признание необходимости замены капиталистического способа производства новым, коммунистическим.

Share this post for your friends:
Friend me:

Определения предмета политической экономии: Один комментарий

  1. Среди буржуазных экономистов распространено определение политической экономии как науки об удовлетворении человеческих потребностей. При этом изучаются «формы человеческого поведения при распоряжении редкими благами»,
    ======================================
    Понятно: потребиловка.
    Тутошные представители б/э:
    наивный, Голицын, Вик-Люг, Левин, Хало, Зурабов (?), ХВ, гегемон ...

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>