Государство, социализм и etc

[Я рад, что публикация статей В.Афонина вызвала живой интерес у наших участников. Сожаление вызывает лишь то, что эти статьи не рассматриваются в комплексе.

Понятно, что статьи проблемные. Лично я во многом с ними не согласен. Начиная с ОГАС. Но здесь я хочу остановиться на понимании государства в марксизме, поскольку и в статьях, и в комментариях просматривается тенденция к несколько однобокому пониманию этого феномена. В качестве исходного материала я взял дискуссию на нашем форуме «Марксисты России», имевшей место три года назад.  Сегодня, как кажется, мы никуда не продвинулись с того момента. – МИБ.]

1.

Вопрос из зала: Как мы помним, В.И. Ленин упоминал в произведении "Государство и Революция", что при бесклассовом обществе абсолютного социального равенства государство начнёт отмирать ввиду отсутствия необходимости в нём. Это же и упоминалось и у Маркса. Лично у меня идёт параллель с анархизмом и анархо-коммунизмом, что выходит по сути ничем не отличается от коммунизма. Получается мы частично анархисты. Лично я не могу представить общество без государственного контроля и регуляции, это и утопично и неэффективно. хотелось бы узнать ваше мнение.

Чекист: Основной стержень анархистской идеологии - они против государства.

2

МИБ

Хочу добавить к этому замечанию Чекиста, что нередко и марксисты понимают тезис об упразднении государства по-анархистски. Это существенно не так. Марксизм отрицает только государство, как аппарат, насильно поддерживающий эксплуатацию. На первых порах государство диктатуры пролетариата - самая что ни на есть машина насилия, предотвращающая возврат эксплуатации. Далее эта функция упраздняется. Остается только функция организации общественного развития. Общество без государства, общество, растасканное по отдельным общинам, общество, предоставленное стихийному саморазвитию, - такое общество рано или поздно свалится вновь в рабовладение.

Общество должно иметь мозг, соображающий куда и как идти. Безмозглое общество, неорганизованное общество, общество, лишенное общественного самосознания, дисциплины, организации - не жилец.

Государство должно дать свободу своим гражданам. И первые вопросы, которые здесь встают, это:

а) свободу от чего? от материальной зависимости своего существования, от эксплуатации в личных целях паразитирующего меньшинства, но не от эксплуатации ради развития человечества в будущее;

б) свободу ради чего? ради развития всех сторон жизни, включая саморазвитие, исключая силовым образом антисоциальные и асоциальные тенденции.

Более конкретно ставить эти вопросы пока рановато, как думается.

Далее. Социализм - не общество равных экономических возможностей, как капитализм, а общество равных экономических действительностей.

При капитализме мы наблюдаем в обществе политическое (правовое) равенство на базе экономического неравенства.

При социализме мы обеспечиваем экономической равенство всех его членов (по единой мере труда) на базе политического неравенства..

Экономические репрессии большинства меньшинством при капитализме сменяются политическими репрессиями меньшинства большинством, призванными сохранить новый общественный строй от попыток его свержения носителями потребительской идеологии.

Сразу после социалистической революции мы застаем пролетариат идеологически слабым. Его чаяния не идут дальше требований сокращения рабочего дня, повышения зарплаты, улучшения условий труда и, наконец, уничтожения частной собственности на средства производства. Последнее пролетариат легко осуществляет посредством Советов. Дальше преобразование общества такими Советами - невозможно. Пролетариат должен освободиться от своих мелкобуржуазных требований, должен осознать свою реальную историческую миссию. Должен овладеть пролетарским самосознанием. Которое он сам выработать не в силах. Которое привносится в него из вне.

Поэтому краткий период власти Советов, заключающийся в экспроприации экспроприаторов, сменяется диктатурой передового отряда пролетариата. Диктатурой партии. Задача партии - не только создание экономической стороны жизни на основе идей социализма, но и создание сознательного пролетариата, умеющего и желающего осуществлять власть над самим собой. Лишь после того, как эта задача выполнена, можно тихо и осторожно начинать передачу власти из рук партии в руки Советов.

Передача власти в руки неподготовленного пролетариата, как это предлагают анархисты, приведет к повторению событий конца 80-х. К растаскиванию производств по коллективам, к конкуренции среди коллективов, к выдвижению в руководство наиболее беззастенчивых управленцев, для которых конкуренция - мать родная, к восстановлению основ смитовского капитализма.

3

МИБ

Вообще, марксистско-ленинское учение о классовой сущности государства подвергается ожесточенным атакам идеологов буржуазии. Некоторые из них называют положения К. Маркса и Ф. Энгельса о классовой сущности государства «марксистской сказкой» (выражение нашего старого знакомого К.Поппера). Подобного рода утверждения направлены прежде всего против учения о государстве как орудии власти экономически господствующего класса.

Марксизм полагает, что государство возникает на основе родо-племенного общественного самоуправления. Его отличие от самоуправления - наличие политической функции принуждения к сохранению эксплуатации человека человеком. Со временем эта функция становится доминирующей, отодвигая функцию самоуправления на задворки общественных отношений, заменяя управлением от имени эксплуататорского класса.

Беда в том, что нередко и классики, и оппоненты называют государством как собственно государство, т.е. аппарат подавления, аппарат со специфическими политическими функциями, так и формы общественного самоуправления, лишенные такой функции.

Энгельс в "Анти-Дюринге" пишет:

Первый акт, в котором государство выступает действительно как представитель всего общества — взятие во владение средств производства от имени общества, — является в то же время последним самостоятельным актом его как государства. Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой излишним и само собой засыпает. На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами. Государство не «отменяется», оно отмирает. На основании этого следует оценивать фразу про «свободное народное государство», фразу, имевшую до известной поры право на существование в качестве агитационного средства, но в конечном счете научно несостоятельную. На основании этого следует оценивать также требование так называемых анархистов, чтобы государство было отменено с сегодня на завтра.

 

(«АНТИ-ДЮРИНГ». ОТДЕЛ III: СОЦИАЛИЗМ, т.20, стр. 291 и далее)

Как видим, здесь идет разъяснение несостоятельности анархистских представлений о государстве: мол, после революции ни войны, ни мира, а государство распустить. Это - старая полемика. Маркс и Энгельс пишут:

Менее всего можно допускать, чтобы с помощью так называемого свободного местного самоуправления была бы увековечена общинная собственность, — форма собственности, которая стоит еще позади современной частной собственности и повсюду, разлагаясь, неизбежно переходит в нее, — а вместе с тем были бы увековечены возникающие из этой общинной собственности тяжбы между бедными и богатыми общинами, равно как существующее наряду с общегосударственным гражданским правом общинное гражданское право с его каверзами, против рабочих.

 

(ОБРАЩЕНИЕ ЦК К СОЮЗУ КОММУНИСТОВ. МАРТ 1850, т.7, стр.266).

Ленин добавляет:

...величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особое производство, или их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти...

 

(Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 481)

Итак, политические функции государства отмирают вместе с отмиранием классового самосознания в бесклассовом обществе, но это совсем не значит, что общество распадается на мелкие независимые общины, живущие, как им хочется. Наоборот, функция общественного самоуправления укрепляется, доминирует, подчиняет интересы индивида интересам рода:

В действительности же истинная «общественно-воспитательная роль» государства заключается в его разумном и общественном бытии. Само государство воспитывает своих членов тем путём, что делает их членами государства, что оно превращает частные цели во всеобщие, грубый инстинкт — в нравственные склонности, природную независимость — в духовную свободу; тем путём, что отдельная личность сливается с жизнью целого, а целое находит своё отражение в сознании каждой отдельной личности.

 

(К.Маркс, ПЕРЕДОВИЦА В № 179 «KOLNISCHE ZEITUNG», т.1, стр.103).

И чуть далее:

Прежние философы государственного права исходили в своей конструкции государства из инстинктов, — например, честолюбия, общительности, — или даже из разума, но не общественного, а индивидуального разума. Новейшая философия, придерживаясь более идеальных и глубоких взглядов, исходит в своей конструкции государства из идеи целого. Она рассматривает государство как великий организм, в котором должны осуществиться правовая, нравственная и политическая свобода, причём отдельный гражданин, повинуясь законам государства, повинуется только естественным законам своего собственного разума, человеческого разума.

 

(Там же, стр. 112)

Итак, тезис об отмене государства в марксизме необходимо понимать конкретно. Как пишут классики (К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС, РЕЦЕНЗИИ. — Э. ДЕ ЖИРАРДЕН. «СОЦИАЛИЗМ И НАЛОГ», т.7, стр. 303):

Отмена государства имеет у коммунистов только тот смысл, что она является необходимым результатом отмены классов, вместе с которыми отпадает сама собой потребность в организованной силе одного класса для удержания в подчинении других классов.

И напоминают о спекуляциях на сей счет (в незаконченной статье О ЛОЗУНГЕ ОТМЕНЫ ГОСУДАРСТВА И НЕМЕЦКИХ «ДРУЗЬЯХ АНАРХИИ» Энгельс пишет):

Между тем отмена государства, анархия, сделалась в Германии модным словечком. Отдельные немецкие ученики Прудона, берлинская «высшая» демократия и даже позабытые «благороднейшие умы нации» из Штутгартского парламента и имперского регентства — все они, каждый на свой манер, усвоили эту по виду ультрарадикальную фразу.

 

(т.7, стр. 442).

Нам тоже не грех понимать, о какой отмене государства ведет речь тот или иной "марксист".

Интересное замечание Ф.Энгельса:

В 1816 г. Сен-Симон объявляет политику наукой о производстве и предсказывает полнейшее поглощение политики экономикой. Если здесь понимание того, что экономическое положение есть основа политических учреждений, выражено лишь в зародышевой форме, зато совершенно ясно высказана та мысль, что политическое управление людьми должно превратиться в распоряжение вещами и в руководство процессами производства, т. е. мысль об «отмене государства», о чем так много шумели в последнее время.

 

(Ф. ЭНГЕЛЬС, РАЗВИТИЕ СОЦИАЛИЗМА ОТ УТОПИИ К НАУКЕ. — I, т.19, стр. 196).

В этой же работе повторяется еще раз эта мысль (мы ее уже видели в "Анти-Дюринге"):

На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами.

Энгельс развивает подробнее свою точку зрения на "коммунистическое государство":

Раз общество возьмет во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продукта над производителями. Анархия внутри общественного производства заменяется планомерной, сознательной организацией. Прекращается борьба за отдельное существование. Тем самым человек теперь — в известном смысле окончательно — выделяется из царства животных и из звериных условий существования переходит в условия действительно человеческие. Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над ними господствовавшие, теперь подпадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому что они становятся господами своего собственного объединения в общество. Законы их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству. То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и все возрастающей мере и те следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы.

 

(там же, стр. 227-228).

И еще раз подчеркну: указывая, что «при переходе к полному коммунистическому хозяйству нам придется в широких размерах применять в качестве промежуточного звена кооперативное производство», Энгельс в то же время подчеркивал, что деятельность кооперативных товариществ должна в известной мере регулироваться пролетарским государством, с тем чтобы «интересы кооперативного товарищества не могли возобладать над интересами всего общества в целом».

Мой обзор был бы неполным без соображений Сталина. Сначала приведу его мысль, за которую боролся В.Белл и которую постоянно отстаиваю я:

Диалектический метод говорит, что только тот класс может быть до конца прогрессивным, только тот класс может разбить ярмо рабства, который растет изо дня в день, всегда идет вперед и неустанно борется за лучшее будущее. Мы видим, что единственный класс, который неуклонно растет, всегда идет вперед и борется за будущее, — это городской и сельский пролетариат. Следовательно, мы должны служить пролетариату и на него возлагать свои надежды.

Таков первый практический вывод из теоретического учения Маркса.

Теперь о социалистическом государстве:

Экономическое развитие капиталистического строя показывает далее, что современное производство с каждым днем расширяется, оно не укладывается в пределах отдельных городов и губерний, непрестанно ломает эти пределы и охватывает территорию всего государства, — следовательно, мы должны приветствовать расширение производства и признать основой будущего социализма не отдельные города и общины, а целую я неделимую территорию всего государства, которая в будущем, конечно, будет все более и более расширяться. А это означает, что учение Кропоткина, замыкающее будущий социализм в рамки отдельных городов и общин, противоречит интересам мощного расширения производства — оно принесет пролетариату вред.

И далее: сно также и то, что будущее производство будет социалистически организованным, высокоразвитым производством, которое будет учитывать потребности общества и будет производить ровно столько, сколько нужно обществу. Здесь не будет места ни распыленности производства, ни конкуренции, ни кризисам, ни безработице.

Там, где нет классов, там, где нет богатых и бедных, — там нет надобности и в государстве, там нет надобности и в политической власти, которая притесняет бедных и защищает богатых. Стало быть, в социалистическом обществе не будет надобности в существовании политической власти.

Поэтому Карл Маркс говорил еще в 1846 году:

“Рабочий класс поставит, в ходе развития, на место старого буржуазного общества такую ассоциацию, которая исключает классы и их противоположность; не будет уже никакой собственно политической власти…” (см. “Нищета философии”).

Поэтому Энгельс говорил в 1884 году

“Итак, государство существует не извечно. Были общества, которые обходились без него, которые понятия не имели о государстве и государственной власти. На определенной ступени экономического развития, которая необходимо связана была с расколом общества на классы, государство стало… необходимостью. Мы приближаемся теперь быстрыми шагами к такой ступени развития производства, на которой существование этих классов не только перестало быть необходимостью, но становится прямой помехой производству. Классы исчезнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезновением классов исчезнет неизбежно и государство. Общество, которое по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей, отправит всю государственную машину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором” (см. “Происхождение семьи, частной собственности и государства”).

В то же время, само собой понятно, что для ведения общих дел, наряду с местными бюро, в которых будут сосредоточиваться различные сведения, социалистическому обществу необходимо будет центральное статистическое бюро, которое должно собирать сведения о потребностях всего общества и затем соответственно распределять различную работу между трудящимися. Необходимы будут также конференции и, в особенности, съезды, решения которых будут безусловно обязательными до следующего съезда для оставшихся в меньшинстве товарищей.

Такие вот дела с государством, как я понимаю...

4

Оппонент

Неверно. Такую функцию «предотвращения возврата эксплуатации» государству ни в коем случае доверять нельзя.

Дело государства ИСПОЛНЯТЬ принцип, программу движения, и блюсти воспроизведение права.

[На мой взгляд, позиция крайне идеалистическя, чтобы не сказать - безответственная до глупости. Можно подумать, что без правового насилия общественые субъекты не кинутся искать внеправовых способов реализации своих субъективных, частных целей. Правовое насилие, правовое отчуждение не отменяется, а упраздняется в процессе производства нового человека, в процессее М - Б - М'. - МИБ.]

Оппонент

Развиваться должны сами трудящиеся, развитие (а при равной норме эксплуатации НЭ, и только!, именно они (класс трудящихся) имеют для того и силу – солидарную власть над СП и возможность реализации воли) общественного производства, и других правильных трудовых и досуговых форм. Государство ответственно лишь за воспроизведение заданной обстановки и необходимых консервативных алгоритмов взаимодействия.

[Та же иллюзия: дайте человеку (Лене Голубкову) свободу - и он стихийно, самопроизвольно обретет коммунистическое сознание. История могла бы уже нас научить (раз уж теория ничему нас не учит!), что стихийность имеет своим абсолютным аттрактором либерализм и его высшую форму - фашизм. Однако, и история учит, что ничему не учит... - МИБ.]

Пролетариат и власть

     Что сделал Сталин, или Хрущев, или Ельцин, или любой другой политик новейшего времени по укреплению и развитию пролетариата, нужно спрашивать у рабочего класса, а не у политика.

Вот ответ восставших рабочих Новочеркасска (июнь, 1962-й год). Привожу текст листовки о липовых ленинцах.

Сталина Вы критиковали, сторонников частично в гроб загнали, остальных от руководства отстранили, но цены на все продукты и товары в апреле каждый раз снижать они не забывали. Хрущев из года в год в магазинах поднимает, заработок при этом он снижает; невольно возникает вопрос у нас - кто враг народа был и есть? Какие же вы лгуны и лицемеры, и жаждущие псы, народа угнетатели. К чему стремитесь вы? Сталин и сторонники его последовательно к коммунизму шли и всех вели, при этом не смотрели на проделки капитала и не указывали пальцем так, как вы, лгуны.

В листовках Хрущева называли "господином", а на заводском тепловозе кто-то написал мелом "Хрущева на мясо".

Народ стремился выразить свой протест "неправедным коммунистам". Участие в волнениях многими рабочими было "борьбой за коммунизм" против власти "жаждущих псов".

А теперь можно посмотреть у Сталина, как он добился у рабочего класса такой высокой оценки своей работы?

Ведь проблема-то не в том, чтобы дать власть рабочим. Рабочий - это не абстракция, а живой человек со своим идеологическим содержанием. Нужно было время, чтобы в СССР появились рабочие с мировоззрением более глубоким, чем тред-юнионистское. Это во-первых.

Во-вторых, нужно организовать выборы так, чтобы в Советы попадали не Лёни Голубковы, а идеологически продвинутые рабочие. И чтобы отзыв из Советов выполнял не Лёня Голубков, а те, кто осознает, что и как нужно делать для пользы общества, а не своей шкуры или шкуры только рабочих.

Это - огромная, сложная и кропотливая работа. Первую ее часть Сталин выполнил: в СССР появилось немало сознательных рабочих, мыслящих в интересах всего народа, а не только своего класса или личности. Способных управлять государством. Возникла в низах реальная, заинтересованная в развитии социалистического государства сила, возникла возможность делегировать власть этой силе на местах.

Осталось отделить эту силу от КПСС, ставшей органом буржуазного пустозвонства об интересах общества. Поэтому на роли партии Сталин ставит крест, переименовав ее из ВКП(б) в КПСС. Отныне это - партия второго эшелона. Ей нельзя доверять власть и руководство пролетариатом. Нет больше пролетарской ВКП(б). Есть КПСС, задача которой, по прежнему, вносить классовое сознание в пролетариат. Но не управлять им.

Сталин выполнил и эту задачу.

Осталось организовать выборы, но выборы не на основе буржуазной демократии, как нам здесь предлагают, а на основе демократии пролетарской. А для этого нужно выделить эти основы, очистить и положить в основу выборов в форме законов.

По существу, Сталин ставит задачу создания новой ВКП(б), более соответствующей реальности. Благо, в Конституции 1936-го он эту возможность уже предусмотрел. В новой партии вновь слово и дело должны обрести единство, утраченное в КПСС. Эта партия призвана осуществить новый этап развития диктатуры пролетариата, опирающейся на Власть Советов.

Замена диктатуры тех, кто привносит классовое самосознание в пролетариат диктатурой самого этого пролетариата, вооруженного классовым самосознанием и организующим общество в соответствии с ним. Теперь не только КПСС несет самосознание в пролетариат, а по новому организованный пролетариат новой ВКП(б) несет свое самосознание в массы, в Лёню Голубкова.

Этого Сталин сделать не успел. И это - единственное, в чем его обвиняют наши сторонники коммунизма. Мол, какой подлец - взял и умер! Не сделал того, что мог сделать только он. А мы теперь, как слепые котята, тыкаемся в дебрях буржуазной демократии в поисках построения пролетарского общества.

Горбачев встал на позиции буржуазной демократии - и получил буржуазные Советы. И наши "демократы" зовут нас в то же болото!

За что ты нас так, товарищ Сталин, наказал?! Не виноватая мы!

Историю творит не один человек, а общество - это почти верно. Так было в эпоху Предыстории, как пишет Маркс. История бессознательно выбирала лидеров, и творилась бессознательным народом.

Но в эпоху сознательной необходимости (Маркс) историю сознательно начинают творить Личности. Затем - сознательно Группы Личностей. Затем - сознательно Народ, Общество.

Сталин знаменовал собой переход от роли личности в истории к роли истории в личности. Сталин стремился сознательно изменять историю, сознательно изменять будущее человечества. В этом он, вместе с классиками, был, есть и останется первопроходцем. Причем, первопроходцем не теоретичекским, а практическим. Не предсказателем о земле обетованной, а ступившем и прошедшем путь по этой земле. Кроме Сталина, на ней, пока что, нет других следов. В отличие от следов Армстронга на Луне.

Главное, что мы должны осознать и осмыслить - это то, что буржуазная выборная система невозможна, исключена из инструментария пролетариата.

Выборы в Советы нельзя проводить по буржуйским правилам. По правилам равенства политического при неравенстве права экономического.

Выборы при диктатуре пролетариата носят совершенно противоположный характер.

Сталин это понимал.

Советы существовали в СССР всегда. И всегда там народ учился управлять. И были профсоюзы, "школа коммунизма". Однако я не припомню, что кто-то из рабочих хотел бы работать в этих советах и школах. Мне, лично, такая обуза была бы не по душе.

В СССР были и Советы, и депутаты. И люди ходили к ним. И они - к людям. И вопросы решали. И продвигались по этой лестнице, если того желали.

Если сегодня я интересуюсь этими вопросами, то не от хорошей жизни. А вообще, мне, как и миллионам рабочих СССР, повторю, все эти  школы профсоюзов и Советов были до лампочки. Не в том дело, что не было учителей - этого добра хватало. Не было среди рабочих, желающих стать учениками. Ни после гражданской войны, как я могу судить по рассказам очевидцев, ни после Отечественной, как я могу судить по своему опыту.

У нас же нередко пишут, что рабочий только и мечтает, как бы поскорее сбежать от станка, чтобы кем-нибудь или чем-нибудь порулить. Отнюдь. Такие, конечно, встречались, но в рабочих они не задерживались. Рабочему не нужны ни власть, ни собственность. Для таких забот он содержит специальный аппарат, пусть у него и болит голова о власти с собственностью.

И учетом и контролем рабочий не хочет заморачиваться. Рабочего, конечно, можно обмануть, чтобы он посуетился, как при Горбачеве, но ненадолго. Да и тогда он суетился не потому, что ему это надо, а потому, что заставляли суетиться сверху.

Проблема не в том, как облагодетельствовать властью рабочего, а в том, как его обязать взять эту власть. Чтобы рабочий осознал необходимость заниматься властью, был вынужден заниматься ею, а не наслаждался свободой от власти. Классовая самодисциплина - вещь хорошая, но несладкая.

Этот момент, в отличие от Сталина, мы совершенно не принимаем во внимание, как мне кажется.

Какие подводные камни могут ожидать нас при бездумной передаче власти выборным Советам по процедуре буржуазных свободных выборов?

Есть пролетариат, который живет на зарплату, равную прожиточному минимуму. Есть не пролетариат, который живет на средства от эксплуатации или на плату за услуги тем, кто живет за счет эксплуатации. Менеджер на заводе, получающий зарплату рабочего - сам рабочий. Ассенизатор, работающий в банке и получающий 10 зарплат рабочего уже не рабочий. При норме эксплуатации, скажем, 300%, если наш ассенизатор получает 4 зарплаты рабочего - он уже в обществе лицо бесполезное: что дал обществу, то и взял у общества. Получает больше - лицо паразитическое, вредное. При одной зарплате он - лицо максимально полезное. При меньше, чем одна зарплата, вымирает потихоньку.

Это - одна сторона. Не следует путать пролетариат, в каком бы воротничке он ни ходил, и капиталистов и прислугу, в каких бы потертых джинсах они нам ни встретились. Например, рабочих ВПК США едва ли можно отнести к пролетариату - их труд ничего человечеству не дает, а уничтожает чужого труда массу немеряную. И в случае какой бучи на него особенно-то расчитывать не приходится. Скорее, наоборот.

Вторая сторона - если мы устраним эксплуататорв и их прислугу, то обнаружим, что оставшиеся - пролетариат, но пролетариат разный. Одни, кто занят удовлетворением текущих потребностей общества, стоят за тотальное потребительство, другие, кто занят развитием общества - за тотальный аскетизм. И между ними имеются немалые трения. Одни говорят, что прогрессоры - дармоеды. Другие говорят, что регрессоры - потребители. И те, и другие согласны, что дармоедов и потребителей нужно как-то приструнить, но только не меня. Тем самым, в самой бесклассовой структуре пролетарского общества живут эти две недовольные друг другом идеологии одного рабочего класса.

Поэтому, говорить об интересах пролетариата вообще, без учета приведенного противоречия внутри самого пролетариата, значит говорить абстрактно. И пока сам пролетариат не понимает этого своего противоречия, третья сила - буржуи и их прислуга - без труда пообещают - и малость выполнят! - запросы обеих групп.

Мы говорим, что социалистической революцией должна руководить сознательная группа пролетариата, а не бессознательный потребитель. Если политик, защищающий интересы рабочего класса, этого не понимает, если он сознательно не стоит на позициях прогрессоров, - это не пролетарский политик. Это равносильно тому, чтобы сто лет назад, защищая народ (крестьянство и пролетариат), партия не делала бы, тем не менее, различия между ними, не стояла твердо только на позициях пролетариата.

Выборы в таком пролетарском обществе есть выборы между индивидуальным потребительством и потребностями рода человеческого. Если провести такие выборы сегодня, то мы получим на 90% власть потребителя во всех Советах. Завтра мы получим возврат к прошлым порядкам. И только.

Политическая свобода

По поводу политической свободы вспоминаю анекдот Бориса Полевого. В беседе с американским журналистом тот сказал, что он спокойно может выйти на площадь перед Белым Домом, крикнуть: "Трумэн - дурак!" и ему за это ничего не будет. "А можете ли Вы поступить также в СССР?", - вопросил американец. "Конечно, - ответил Полевой, - я тоже могу выйти на Красную площадь, крикнуть "Трумэн - дурак!", и мне тоже ничего не будет!".

Часто мы жестоко путаем идеальные возможности и реальные действительности. Равные возможности для трудящегося и капиталиста становятся равной реальностью при устранении капиталиста. Но устранение капиталиста не осуществляется мгновенно - он продолжает жить в голове и сердце рабочего класса. И чем дальше, тем больше поэтизируется эта фигура вплоть до того, что капиталист в воображении трудящегося полностью теряет свою собственную паразитическую роль, превращаясь в шустрого и умного управленца.

Пока мы поэтизируем образ трудящегося, не понимая, что сам трудящийся, сплошь и рядом, поэтизирует образ капиталиста, мы никуда из капитализма не уедем.

Рабочий знает только одну форму власти - эксплуататорскую. И либо бежит от власти, либо, если ему хочется в рай за чужой счет, рвется к ней. Власть, как она есть сегодня - это не власть над самим собой, над своими потребностями ради своего будущего. Это, наоборот, власть личных неограниченных потребностей над будущим. Такое представление о власти необходимо устранить, необходимо дать пример качественно иной власти, власти в исторических интересах трудящегося, и внести понимание такой власти в сознание трудящегося. А это не делается одномоментно.

Как пишет наш Чекист,

Нужно заставить народ ужаснуться самого себя, чтобы вдохнуть в него отвагу

/К.Маркс/

Оппонент

Да что Вы говорите? Трудящийся, сплошь и рядом, поэтизирует образ капиталиста? В воображении? В сердце?

У трудяги, да когда он (пашучи как конь сам) будет получать у себя не 15 т, а 300 т. в мес. Да в собственность его родного завода на его долю каждый месяц 500 т., а потратить на всё-про-всё реально 100 т. ?

Он не то, что не вспомнит того козлища добрым словом, он поймет наконец-то за кого его держали всю жизнь. Ощутит самими фибрами. (а вот бывый холуй, который и не мог ничего, да и не хотел, ничего, кроме, как и сидеть заплечным, - вот тот пожалуй будет вспоминать именно так, как Вы нарисовали. Но при чем здесь действительные пролетарии. Эти ощутят именно освобождение и нарастающую свою силу (становление в труде)).

МИБ

Именно эта мечта именно об этой собственности и опасна. Это и есть тот капиталист, который живет в душе рабочего. Которого поэтизирует рабочий. Анархистская мечта, до искоренения которой рабочего к власти допускать нельзя.

Оппонент

Михаил, Вы пишете: "Равные возможности для трудящегося и капиталиста становятся равной реальностью при устранении капиталиста".

Т.е, у трудящегося ….?

Михаил, мне кажется, что предложение надо как-то раскрыть.

МИБ

Уничтожение частной собственности (никаких свечных заводиков в собственности пролетариата!) делает всех не совладельцами собственности, а освобождает от отношений собственности.

В старые добрые времена человек обращался к матери Природе и добывал себе пропитание в одиночку или в коллективе в лесах, реках, озерах. Без всякой собственности. При социализме точно также человек обращается к рукотворной матери Природе и добывает себе пропитание в одиночку или в коллективе на заводах, фабриках, пашнях, фермах, стройках. Без всякой собственности. Получает квитанцию о своем участии в "охоте" и несет свою долю домой. И, еще раз, никакой собственности. Более того, необходимо поставить сторожей на реках и заводах, в лесах и пашнях, на озерах и стройках, чтобы они не допускали к ним браконьеров, стремящихся сделать из средств производства собственность. Индивидуальную ли, коллективную ли.

В организации общественного производства, в организации учета и контроля, в организации охраны всей этой организации и заключается основная функция общественного самоуправления. Власть исключена из сферы дележа индивидуальных средств потребления. И лишена, тем самым, привлекательности для потребителя. Власть становится делом, а не источником халявы. Становится работой по производству и эксплуатации общественных отношений. И чтобы кто-то добровольно взвалил на себя эту работу, необходимо выработать в обществе достаточно высокий уровень самосознания. Сегодня нет ни такой власти, ни такого самосознания. И они не появятся ни через день, ни через год, ни, наверное, и через десять лет после революции. Их нужно создавать тем немногим, кто на это способен и кто этому предан.

Дискуссия

Оппонент:

Что же в этом от капитализма, если ВСЁ создано своим трудом и за свой счет, без малейшей эксплуатации кого-либо?

Этак и вор, и грабитель прям отцы родные, не дающие вам скурвиться на ниве потребления вами, честно вами заработанного?

Причем здесь вообще, анархизм?

(Определенное производство, существующее в рамках законов).

Уничтожение ЧС (капиталиста) – это уничтожение отчуждения ПС – того на чем до сих пор и стоят все паразитические общества и стоит ЧС (из нее получается, если отчуждение ПС не убрать - не получится), чем бы они “идеологически” не прикрывались.

Вот это и есть уничтожение ЧС.

МИБ

Если я Вас правильно понимаю, Вы предлагаете организовать управление социалистическим государством через коллективную заинтересованность в собственности на средства производства. Управлять людьми через экономические отношения собственности.

Я, вместе с Марксом, предлагаю вообще вынести экономические отношения собственности за скобки человеческих отношений. Организовывать управление людьми непосредственно, не опираясь на отношения собственности. Экономика - тот же лес и луг, где добывается пропитание. И она участвует в отношениях между людьми не больше, чем лес или река в отношениях первобытных людей.

Когда человек управляет лесом или заводом - это одно. Когда человек управляет человеком с помощью леса или завода - это совсем другое. В первом случае мы имеем административно-командные отношения, во втором - экономические. Маркс предлагает прежде всего устранить экономические отношения, отношения управления людьми через собственность на вещи. Устранение административно-командного отношения - следующий этап, дело следующей революции.

Добавление Шерри

Совершенно верно. Если второе - относительно просто: принеси сюда - поди прочь. А в ответ: ща, вашество, бу сде...

То первое требует определённых знаний и умений (Ленин: каждая кухарка долна учиться управлять государством). Которых у пролетариев нет, и в обозримом будущем не предвидится. Просто не хотят. У них одно на уме:

На скока больше получать бум?

МИБ

Что касается власти Советов, то практика Сталина показала, что пока есть коллективная форма собственности (колхозы, кооперативы), социализм (отмена ТДО, власть Советов и пр.) существует лишь в "известном смысле", т.е. в собственном смысле слова не существует.

Оппонент

Во-первых, воздавать по труду, не присваивая безвозмездно ПС, чтобы не порождать класс паразитов – буржуазии.

МИБ

1. Для воздаяния по труду нужно иметь меру труда. Маркс ее дает: мера труда есть произведение его длительности на его интенсивность. Эта мера универсальна. Применима не только к труду, создающему стоимость, но и к любой общественно-полезной деятельности, достойной воздаяния. Инженер, создающий уникальный прибор, или художник, создавший шедевр, затрачивают труд, но не производят стоимости.

Оппонент

Тут Вы подзапутались. Вы вообще материалист, признаете истмат?

МИБ

Это, видимо, антимарксист Маркс подзапутался в "Критике Готтской программы".

А это - подзапутавшийся антимарксист Сталин:

...мы должны приветствовать расширение производства и признать основой будущего социализма не отдельные города и общины, а целую и неделимую территорию всего государства, которая в будущем, конечно, будет все более и более расширяться. А это означает, что учение Кропоткина, замыкающее будущий социализм в рамки отдельных городов и общин, противоречит интересам мощного расширения производства — оно принесет пролетариату вред.

И никаких независимых производителей. А значит, никакого товарообмена, рынка, стоимости...

Еще один подзапутовшийся антимарксист, Ленин:

...величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особое производство, или их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти...

Никакой независимости на основе пучка прав собственности. А значит, никакого товарообмена.

Опять антимарксист Маркс:

Менее всего можно допускать, чтобы с помощью так называемого свободного местного самоуправления была бы увековечена общинная собственность, — форма собственности, которая стоит еще позади современной частной собственности и повсюду, разлагаясь, неизбежно переходит в нее, — а вместе с тем были бы увековечены возникающие из этой общинной собственности тяжбы между бедными и богатыми общинами, равно как существующее наряду с общегосударственным гражданским правом общинное гражданское право с его каверзами, против рабочих.

Ребята! Поймите же, наконец, что целью коммунистов в "Манифесте" провозглашено уничтожение частной собственности. ЧАСТНОЙ! Общественное производство сегодня растащено на части. Эту растасканность и надо устранить. Ни у кого никакой частной собственности нет. Ни у рабочих, ни у солдат и матросов, ни у крестьян, ни у пенсионеров с детьми. И, значит, нет экономических отношений, связанных с частной собственностью. Ну, нет основы для таких отношений! Нет собственности частной!

Что порабощает человека в нашем обществе? Частная собственность. Почему Сталин пишет, что в СССР работает капиталистический, открытый Марксом, закон стоимости? Потому, что в СССР сохраняется раздробленность производства на независимые части, на колхозы и кооперативы. И пока сохраняется эта частная собственность, сохраняется и товарообмен, т.е. обмен эквивалентами стоимости, а не эквивалентами общественной полезности. Сохраняется и норма эксплуатации, и прибавочная стоимость, и деньги.

Как только все эти частные лавочки (колхозы, кооперативы, промысловые артели) прикрыты, так сразу устраняется товарообмен. Его замещает продуктообмен. Обмен полезностями. Исчезает стоимость, как мера труда. Ее замещает полезность труда, как мера.

Тем самым, не вещи командуют людьми из "возвышенных соображений", не вещные экономические отношения частной собственности, а человек выметает из своих отношений все эти, порожденные частной собственностью, моменты. Общество уничтожает не экономику, а порабощение себя ею. Ставит экономику себе на службу, себе на пользу. Общественная полезность становится на место частной выгоды.

Это и есть классический истмат.

2. Прибавочная стоимость отчуждалась, отчуждается и будет отчуждаться. Вопрос лишь в том, на какие цели. Создатели будущих технологий (и не только) хотят кушать сегодня, но не создают ни хлеб, ни масло. Они в настоящем присваивают прибавочную стоимость, созданную не ими. В то же время, те, кто создает текущую прибавочную стоимость, создает ее на основе достижений предыдущих поколений создателей новых технологий. Общество платит прошлым поколениям, содержа в настоящем создателей будущего. Как когда-то прошлое содержало настоящее, бывшее будущим.

Поэтому проблема не в отчуждении ПС нужно отчуждать. И точка. Проблема в том, чтобы группа людей, направленная обществом на его развитие, не выродилась в эксплуататорскую группу, как это всегда бывало ранее в истории. Чтобы, если им выданы средства на изготовление самолета, они не смогли пустить их на приобретение суперхолодильников для себя.

Добавление cherry

А как и кто будет определять: по труду, или не очень?

Бюрократ из конторы?

А если по труду , то как это: сталевару -чушки вылпаленной им стали, или грузовик проката?

Ткачихе - воз штук вытканной ею холстины ...

А артисту комического жанра за его шуточки что воздавать ? - Ведь чистой воды паразитизм ...

Оппонент

Рыночный (рынок) сектор при организации равной НЭ, найдет цену вашему труду: принципиальную (и в зависимости от контекста: на таких предприятиях, на таких и т.п.). И при этом не будет никаких буржуёв, не возникнет. Автоматицки.

Оппонент

Во-вторых, разделяю мнение классиков о действии/наличии ДП вплоть до коммунизма.

МИБ

С этим никто не спорит. Расхождения у нас с Вами лишь в формах этой диктатуры. Я полагаю, что диктатура пролетариата проходит ряд форм - начиная с диктатуры партии пролетариата, переходит постепенно во власть Советов и затем в народовластие. Вы полагаете, как кажется, что она начинается и кончается Советами.

Оппонент

Социализм не свободен от ТДО и государства

МИБ

Свободен. По определению.

Цель социалистического производства - производство полезностей, потребительных стоимостей, а не стоимости, не товаров. В социализме остается разделение труда, что вызывает необходимость обмена квитанциями, но отсутствуют отдельные независимые производители, что снимает необходимость в деньгах. Как только ликвидируются последние независимые производители (колхозы, кооперативы), так сразу ликвидируется товарный обмен. Остается только продуктообмен. Как в сфере производственного, так и индивидуального потребления.

Оппонент

Одной из функций ДП класса трудящихся в пути, является коррекция своего государства, прочистка и отладка

МИБ

Или, как говорят Маркс с Энгельсом, производственные отношения из стихийного ига над человеком превращаются в предмет труда, предмет сознательного производства этих отношений.

Оппонент

Интересно, чем это Вы решили управлять у людей вообще уже свободных от даже экономики?

МИБ

Вы полагаете, что когда экономика управляет человеком - мне есть чем управлять? А когда человек управляет экономикой - то мне управлять нечем? :D По моему, совершенно наоборот.  ;) Не экономика должна быть субъектом в обществе, низводящим человека на уровень послушного объекта, а человек должен стать субъектом, которому экономика послушна, как объект.

Оппонент

А это равная норма эксплуатации НЭ, а равная НЭ генерирует свою собственность на средства производства СП – общественную = коллективную трудовую равнодолевую.

МИБ

Вопрос-то все тот же: какую равнодолевую собственность имеет конструктор "Лунохода"? Учитель математики? Студент? Офицер? Или лучше, если их вынести за скобки, а в скобках оставить власть экономики над людьми?

Оппонент 1

МИБ давайте рассуждать логически. Про экономические отношения понятно- эти проблемы решает социалистическая революция. Про административные не очень. Если человек не будет управлять заводом то завод- в лучшем случае начнет выпускать брак, и перестанет выполнять общественно полезную роль, в худшем просто остановится. Т.к. сегодня те же компьютеры не достигли такого уровня развития чтобы управлять таким сложным механизмом как завод (хотя не отрицаю в будущем такое может стать возможным), без человека в качестве управляющего на заводе не обойтись. Это так сказать формально-логичный взгляд на предмет.

МИБ

Верно. Пока завод управляет человеком, он не выполняет толком свою общественно полезную роль, выпускает золотые унитазы, жвачки, яхты, блокбастеры и прочую дребедень. Завод, нужный людям, скорее всего остановится.

Поэтому обязательно управлять заводом должен человек, а не наоборот.

Оппонент 1

Не догоняю. КАК завод может управлять человеком. Человек человеком через завод- да, завод человеком- это как? Пока человек управляет человеком через завод- да он будет производить всякую хрень вроде жвачек и золотых унитазов, ибо это нужно

Для обслуживания интересов потребителей эксплуатирующих пролетариат (тут по моему дело даже не в прибыли, а в психологии)

Повышению статуса эксплуататора (т.е. того кто эксплуатирует людей через завод) среди себе подобных

Создание ложных целей для пролетариата (будешь пахать заработаешь на золотой унитаз!).

МИБ

Маркс где-то пишет, что при коммунизме отношения людей будут более идеальны, менее материальны. Завод, понимаемый нами на уровне явления материально, по сути своей есть совокупность общественных отношений и продукт этих отношений. Каковы отношения, таковы и их продукты-заводы. И заводу не важно, нужна обществу, и мне в том числе, или не нужна жвачка. Будь добр приди и ваяй. И общество ничего с этим поделать не может - общественные отношения сильнее его. И приходится и производить всякую гадость, и потом самому же и потреблять. И материть это общество с его общественными отношениями. И злиться от бессилия их изменить. И нажираться в стельку, чтобы о них не думать.

А ведь эти площади, здания, машины и оборудование, сырье и люди, и вся сфера, растаскивающая всякую пакость по миру и сбывающая ее, приволакивающая назад прибыль, охраняющая эту прибыль и т.д., - все это могло бы быть использовано с большей для общества пользой: производство нужных лекарств, или под научно-исследовательскую работу, или...

Это и называется властью экономики, властью вещей над обществом, над человеком. Властью частной собственности. И именно эту власть и требуется свергнуть. Вернуть зарвавшегося монстра, порожденного человеком, в подчинение человеку.

Оппонент

МИБ писал: Это, видимо, антимарксист Маркс подзапутался в "Критике Готтской программы".

Покажите, в чем именно. Пунктуально.

Чтобы мы могли сравнить Маркса с Марксом.

МИБ

Хорошо. Начнем с Маркса.

"Критика Готской программы"

Критикуя Лассаля за неконкретность выражений, Маркс ставит вопрос, из которого ясно, чем может быть трудовой доход: либо это продукт труда (потребительная стоимость), либо стоимость этого продукта труда.

Что такое «трудовой доход»? Продукт труда или же его стоимость?

Т.е., спрашивает Маркс, чем мы собираемся воздавать "по труду", какой "неурезанный" лассалевский доход имеется в виду?

Прежде всего, "неурезанный доход" - бессмысленный оборот речи. Маркс пишет:

Если выражение «трудовой доход» мы возьмем сначала в смысле продукта труда, то коллективный трудовой доход окажется совокупным общественным продуктом.

Из него надо теперь вычесть:

Во-первых, то, что требуется для возмещения потребленных средств производства.

Во-вторых, добавочную часть для расширения производства.

[Сохранение уровня текущего производства и потребления - во-первых, но развитие общества - это во-вторых. Все остальное - в-пятых, десятых. Это должен понять и этим руководствоваться всякий марксист. - МИБ.]

В-третьих, резервный или страховой фонд для страхования от несчастных случаев, стихийных бедствий и так далее.

Эти вычеты из «неурезанного трудового дохода» — экономическая необходимость, и их размеры должны быть определены на основе наличных средств и сил, отчасти на основе теории вероятности, но они никоим образом не поддаются вычислению на основе справедливости.

Остается другая часть совокупного продукта, предназначенная служить в качестве предметов потребления.

Прежде чем дело дойдет до индивидуального дележа этой оставшейся части, из нее вновь вычитаются:

Во-первых, общие, не относящиеся непосредственно к производству издержки управления.

[На бюрократию, номенклатуру, управленцев - назовите как угодно. Издержки на содержание которых безграмотно смешиваются с присвоением прибавочной стоимости, т.е. с  эксплуатацией, а класс управленцев (управляющий класс) смешивается, на этом ложном основании, с классом буржуазии (господствующим классом). Смешение функции управления в сфере производства с функцией присвоения в сфере распределения - грубейшая, но наиболее часто встречающаяся ошибка не только у либералов, но и у большинства марксистов. Наши товарищи явно не дочитали "Капитал" до насмешек Маркса над г-ном Юром. - МИБ.].

Эта доля сразу же весьма значительно сократится по сравнению с тем, какова она в современном обществе, и будет все более уменьшаться по мере развития нового общества.

[Бюрократия современной РФ на порядок больше, чем бюрократия всего СССР, что и доказывает утверждение Маркса. - МИБ.]

Во-вторых, то, что предназначается для совместного удовлетворения потребностей, как-то: школы, учреждения здравоохранения и так далее.

Эта доля сразу же значительно возрастет по сравнению с тем, какова она в современном обществе, и будет все более возрастать по мере развития нового общества.

[Прибавочный труд идет не на производство роскоши для частного собственника, а на производство удовлетворения потребностей рода в образовании, здравоохранении и т.д. Отчуждение прибавочного продукта на эти цели наши "марксисты" также именуют эксплуатацией (наравне с отчуждением на развитие и на содержание сферы управления) и требуют ее уничтожить. Ельцин уничтожил. Можем радоваться. - МИБ.]

В-третьих, фонды для нетрудоспособных и пр., короче — то, что теперь относится к так называемому официальному призрению бедных.

[Опять эксплуатация трудящегося кровососами! - вопит наш Оппонент. - МИБ.]

Лишь теперь мы подходим к тому «распределению», которое программа, под лассалевским влиянием, так ограниченно только и имеет в виду, а именно к той части предметов потребления, которая делится между индивидуальными производителями коллектива.

«Неурезанный трудовой доход» незаметно превратился уже в «урезанный», хотя все удерживаемое с производителя как частного лица прямо или косвенно идет на пользу ему же как члену общества.

[При норме эксплуатации (да простят мне марксисты этот капиталистический термин в применении к социализму!) в 300% одна часть идет на индивидуальное потребление, вторая часть - на ФОП, две части - на развитие. Трудящийся авансирует свой труд, отдает его взаймы обществу, чтобы в будущем получить воздаяние с процентами. Это - заемный труд. Наемный труд, в противоположность заемному, не имеет никакого  воздаяния. Вся прибыль изымается у трудящегося навсегда и безвозмездно. Этот момент совершенно не понят у Сталина, когда он пишет, что в СССР упразднен наемеый труд.

Вообще, как показывет опыт, за каждым упреком наших "вумных оппонентов" Сталину кроется невежество в том или ином вопросе марксизма. Легче обвинить классиков в "противоречиях и ошибках", нежели признать свое невежество, ограниченность и лень в понимании совершенного классиками. - МИБ.]

Ну, ладно, с "трудовым доходом" при социализме в форме продукта все понятно. Часть его безоговорочно подлежит отчуждению от "частного лица".

А как обстоит дело при социализме с "трудовым доходом" в форме стоимости, каковую отстаиваете Вы, Александр?

В обществе, основанном на началах коллективизма, на общем владении средствами производства, производители не обменивают своих продуктов; столь же мало труд, затраченный на производство продуктов, проявляется здесь как стоимость этих продуктов, как некое присущее им вещественное свойство, потому что теперь, в противоположность капиталистическому обществу, индивидуальный труд уже не окольным путем, а непосредственно существует как составная часть совокупного труда.

Выражение «трудовой доход», неприемлемое и в настоящее время из-за своей двусмысленности, теряет таким образом всякий смысл.

Итак, термин, двусмысленный при капитализме, становится ненужным при социализме.

Так что же здесь говорит Маркс? Он говорит, что при капитализме частные независимые производители обмениваются друг с другом продуктом своего труда не непосредственно, а опосредованно, посредством стоимости. Устраняя перегородки частной собственности, мы устраняем опосредованный стоимостью характер обмена. Продукт труда, как стоимость, при социализме не проявляется. В нем нет опосредования (обмена) между производителями.

Это то, что касается применимости категории "стоимость" при социализме. Как видим, в условиях отсутствия частной собственности применение этой категории бессмысленно по определению. Вместе с нею теряют смысл и ее производные - норма эксплуатации, прибавочная стоимость, отчуждение прибавочной стоимости и т.д.

Однако, следует разобраться, что здесь Маркс называет социализмом? Не коммунизм ли он имеет в виду в Вашем смысле, Александр?

Посмотрим. Маркс в следующем за ранее цитированным мною абзаце продолжает:

Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло.

Т.е. Маркс определенно говорит здесь о социализме, как о переходе от капитализма к коммунизму, а не о развитом на свой собственной основе коммунизме. Какие характерные черты имеет такое общество? Посмотрим. Маркс продолжает этот абзац следующим образом:

Соответственно этому каждый отдельный производитель получает обратно от общества за всеми вычетами ровно столько, сколько сам дает ему. То, что он дал обществу, составляет его индивидуальный трудовой пай. Например, общественный рабочий день представляет собой сумму индивидуальных рабочих часов; индивидуальное рабочее время каждого отдельного производителя — это доставленная им часть общественного рабочего дня, его доля в нем. Он получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда. То же самое количество труда, которое он дал обществу в одной форме, он получает обратно в другой форме.

Итак, у нас нет ни рынка, ни денег, ни товаров. Ничто из этого не вклинивается в отношения между людьми, не влияет на их поведение. Есть прямое производство потребительных стоимостей, доставка их к месту потребления и распределение по квитанциям. Все. Чистая административно-плановая система. Экономика за скобками человеческих отношений. Общество связано с экономикой лишь организационными и технологическими отношениями, но не отношениями экономической собственности. Наемный труд остается наемным лишь в рамках обязательств организационных (трудовая дисциплина) и технологических (соответствие квалификации требованиям производства). В остальном - труд заемный.

Остается понять, как определить величину индивидуальной квитанции, т.е. в чем заключается мера труда, по Марксу? Сначала нужно разобраться, где еще осталось у нас в предложенной схеме "родимое пятно капитализма".

Здесь, очевидно, господствует тот же принцип, который регулирует обмен товаров, поскольку последний есть обмен равных стоимостей. Содержание и форма здесь изменились, потому что при изменившихся обстоятельствах никто не может дать ничего, кроме своего труда, и потому что, с другой стороны, в собственность отдельных лиц не может перейти ничто, кроме индивидуальных предметов потребления. Но что касается распределения последних между отдельными производителями то здесь господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой.

Поэтому равное право здесь по принципу все еще является правом буржуазным, хотя принцип и практика здесь уже не противоречат друг другу, тогда как при товарообмене обмен эквивалентами существует лишь в среднем, а не в каждом отдельном случае.

Несмотря на этот прогресс, это равное право в одном отношении все еще ограничено буржуазными рамками. Право производителей пропорционально доставляемому ими труду; равенство состоит в том, что измерение производится равной мерой — трудом.

Итак, капиталистический способ распределения остается только в сфере распределения индивидуальных средств потребления. Отличается же этот способ от капиталистического тем, что он не в "среднем", а в каждом отдельном случае - индивидуален. Осуществляется в соответствии с индивидуальным количеством общественно-полезного труда.

Перейдем, наконец, к мере труда.

Но один человек физически или умственно превосходит другого и, стало быть, доставляет за то же время большее количество труда или же способен работать дольше; а труд, для того чтобы он мог служить мерой, должен быть определен по длительности или по интенсивности, иначе он перестал бы быть мерой. Это равное право есть неравное право для неравного труда. Оно не признает никаких классовых различий, потому что каждый является только рабочим, как и все другие; но оно молчаливо признает неравную индивидуальную одаренность, а следовательно, и неравную работоспособность естественными привилегиями. Поэтому оно по своему содержанию есть право неравенства, как всякое право. По своей природе право может состоять лишь в применении равной меры; но неравные индивиды (а они не были бы различными индивидами, если бы не были неравными) могут быть измеряемы одной и той же мерой лишь постольку, поскольку их рассматривают под одним углом зрения, берут только с одной определенной стороны, как в данном, например, случае, где их рассматривают только как рабочих и ничего более в них не видят, отвлекаются от всего остального.

Далее: один рабочий женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше, и так далее. При равном труде и, следовательно, при равном участии в общественном потребительном фонде один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого и тому подобное. Чтобы избежать всего этого, право, вместо того чтобы быть равным, должно бы быть неравным.

Но эти недостатки неизбежны в первой фазе коммунистического общества, в том его виде, как оно выходит после долгих мук родов из капиталистического общества. Право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества.

На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: Каждый по способностям, каждому по потребностям!

Таким образом, труд А и Б количественно одинаков, если они работают одинаково долго и одинаково интенсивно. Труд такой же интенсивности, но вдвое большей длительности дает право на вдвое большее количество квитанций. Аналогично, труд той же длительности, но вдвое большей интенсивности, так же дает право на вдвое большее количество квитанций. Мера труда пропорциональна его длительности и интенсивности.

Итак, в вопросе о мере труда мы встаем на точку зрения буржуазного равноправия (ЕНиР, по-русски). Хотя право должно бы быть неравным (от каждого по способностям, каждому - по потребностям), однако при социализме такое правовое неравенство еще только в стадии становления (впрочем, как и экономическое равенство).

К чему приводит такое правовое равенство? К экономическому неравенству членов социалистического общества. Больший труд дает большее количество квитанций.

Полное устранение буржуазного права - дело будущего. Поэтому мы видим, что в Конституции 1936 г. буржуазное право еще сохраняется.

Я прекрасно понимаю, что распределение по труду на основе буржуазного права - не самое лучшее решение вопроса. Но альтернатив особых нет. Либо по пропорциональности расходования рабочей силы, либо вне этой пропорциональности, вне труда, что означает только – «в связи с положением в обществе». И ничего другого мы от буржуазного строя не наследуем. Все другое нам только предстоит создать.

Александр! Я пока остановлюсь на этом. Буду ждать выражения Вашего мнения. Затем, возможно, придется порыться в "Рукописях" Маркса и в "Немецкой идеологии".

Share this post for your friends:
Friend me:

Государство, социализм и etc: 7 комментариев

  1. Советы существовали в СССР всегда. И всегда там народ учился управлять. И были профсоюзы, “школа коммунизма”. Однако я не припомню, что кто-то из рабочих хотел бы работать в этих советах и школах. Мне, лично, такая обуза была бы не по душе.

    В СССР были и Советы, и депутаты. И люди ходили к ним. И они – к людям. И вопросы решали. И продвигались по этой лестнице, если того желали.
    ==============================================
    Ага , был я и в профкоме, и в горсовете.
    Работка, я вам доложу - ниже вида. Осоленно 0есилпытаться делатьеё на совесть.

    И переккриестился , кагда гегемоны и избиратели кышунли оттуда и оттуда.
    Быть в холуях у гегемона, относить его на горшочек ,а потом ... подтирать, а он хнычет: коленкор-де не тот ...
    Урок - на всю жизнь.

  2. Понятно что при социализме роль государства трудно переоценить, так как это основное средство перехода к бесклассовой формации, основное средство изменения старого капиталистического базиса. Но все что пишется в тезисах ( за редким исключением) является следствием марксисткой концепции пролетарской революции в эпоху классического капитализма. Когда по законам истории революция происходит в высокоразвитых странах капитала, когда производительные силы максимально развиты. И будущий социализм получает такую экономическую базу, где возможны все эти размышления классиков по "государству", приведенные Михаилом. Складывается впечатление, после 1917 года и СССР, что марксистский социализм НЕ ВЫРАСТАЕТ ИЗ КАПИТАЛИЗМА, являясь переходным обществом коммунистической революции, а давно проскочил этот временной процесс, вплотную приблизился к коммунизму и имеет структуру "формации", где базис уже на таком уровне, что не требует фундаментальных изменений и само государство в последней стадии отмирания.
    Не исчезает мысль о гегелевской временной составляющей диалектики, она исчезла (спираль) , остался круг, который был еще образован в развитых странах капитала.

    В ХХI веке марксистская концепция революции невозможна, в условиях глобализма ( элитаризма, империализма) возможна только ленинская концепция революции, которая требует признать многоукладность и переход к социалистическому укладу через закон мимолётности. Это с национальном масштабе, СНИМАЮТСЯ КЛАССЫ ЛЮДЕЙ. А переход в мировом масштабе ( действует закон суммы эксплуатации ) время значительно растягивается по закону очередности революций, здесь снимаются КЛАССЫ СТРАН.
    Размышления Михаила об исходной "клеточке" социализма (потребительная стоимость) интересны , но они для формации, я не знаю как их встроить в основное ПЕРЕХОДНОЕ ОТНОШЕНИЕ социализма/революции.

  3. МИБ пишет: «то здесь господствует тот же ПРИНЦИП, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой.
    Итак, капиталистический СПОСОБ распределения остается только в сфере распределения индивидуальных средств потребления…»
    +++++++++++++++++++++++++++++
    Есть ли разница между понятием «способ» распределения и «принцип» распределения?
    Вы, как я вижу, считаете, что разницы нет и заменяете взятое Марксом одно понятие на другое.
    А что в результате?
    Есть капиталистический способ распределения – распределение между собственниками средств производства и вторичное распределение ещё раз с помощью рыночного обмена, товарного рынка, на котором господствует закон стоимости, подобный природной стихии.
    Есть другой, коммунистический способ распределения - плановое распределение, между всеми участниками коллективного труда, при котором закон стоимости уже не господствует, а общественно необходимые затраты труда устанавливаются до начала производства. Исходя из установленных плановых нормативов и фактических, соотнесённых с нормативными затрат труда, произведённый продукт в СССР и распределялся. Тут «господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой". Но тут нет обмена товарными эквивалентами, - принцип тот же, а способ распределения другой.
    Или вы это оспорите?

  4. МИБ пишет: «Маркс в следующем за ранее цитированным мною абзаце продолжает:
    Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло.
    Т.е. Маркс определенно говорит здесь о социализме, как о переходе от капитализма к коммунизму».
    +++++++++++++++++++++++++++++++
    А если высказывание Маркса почитать чуть внимательней, то можно заметить, что Маркс пишет тут не о переходном периоде от капитализма к коммунизму, не о «муках родов», а об обществе, которое уже окончательно вышло из недр капитализма («из недр которого оно вышло»), но которое ещё сохраняет родимые пятна старого общества. Слово «выходит» здесь имеет смысловое значение «только что вышло» а не в значении процесса выхода (процесса его родов). То есть оно уже состоялось как новое общество, но ещё не изжило все недостатки старого общества. И если читать далее, то там написано: «Но эти недостатки неизбежны в первой фазе КОММУНИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА, в том его виде, как оно выходит после долгих мук родов из капиталистического общества».

    Уважаемый МИБ, вы ошиблись. В приведённой вами цитате Маркс пишет не «о переходе от капитализма к коммунизму», а о рождённом новом коммунистическом обществе на его первой фазе развития.

  5. Уважаемый МИБ, вы ошиблись. В приведённой вами цитате Маркс пишет не «о переходе от капитализма к коммунизму», а о рождённом новом коммунистическом обществе на его первой фазе развития.
    =============================
    Соглашусь с МИБом. Капитализм не может быть фазой коммунизма, хотя бы и начальной. Имеют место КАЧЕСТВЕННЫЕ отличия формаций друг от друга. В данном случае имеет место двойое толкование слова "коммунизм".

    Это можно представить так. Четкую границу между формацией (коммунизм) и переходным периодом на практике провести невозможно, но такое событие, как взятие пролетариатом власти, можно считать началом новой эпохи. Эту новую эпоху можно обобщенно назвать коммунизмом, и включает она в себя как переходный период (низшая стадия эпохи) к формации коммунизм, так и саму новую формацию (высшая стадия эпохи).

  6. Во всей этой дискуссии хочется отметить два момента:
    1) " Задача партии - не только создание экономической стороны жизни на основе идей социализма, но и создание СОЗНАТЕЛЬНОГО ПРОЛЕТАРИАТА, умеющего и желающего осуществлять ВЛАСТЬ НАД САМИМ СОБОЙ. Лишь после того, как эта задача выполнена, можно тихо и осторожно начинать передачу власти из рук партии в руки Советов."
    2) " Маркс где-то пишет, что при коммунизме отношения людей будут более идеальны, менее материальны."
    = = = = = = = = = = = = = == = = =
    Вторая фраза свидетельствует, что при коммунизме отношения людей будут соответствовать Гегелевскому принципу: "Сознание определяет Бытиё". А потому одной из основных задач партии и является: " Создание СОЗНАТЕЛЬНОГО ПРОЛЕТАРИАТА".
    Был указан и способ решения этой задачи: "...при переходе к полному коммунистическому хозяйству нам придётся в широких размерах применять в качестве промежуточного звена кооперативное производство." К сожалению, способ этот не был использован в необходимых для решения задачи размерах.

  7. Но тут нет обмена товарными эквивалентами, – принцип тот же, а способ распределения другой.
    Или вы это оспорите?
    =========================================
    Оспорено в статье "Социализм по Ленину и по Энгельсу". Вы заявили, что читали - хотя не заметили, что там подробно разбирается эта цитата про "первую фазу" якобы "коммунизма". Вы пока не опровергли - ход за вами...

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>