Снова о видах актуального бесконечного

 vlopuhin, 18 Май, 2016

МИБ, 9 Май, 2016

Собственно, столкновение трансфинитов и абсолютов…

Мне кажется, что до этого пока не дошли, ещё не всё сказано про потенциальную бесконечность. Философия, второй курс НГУ, там речь шла про муху, ползающую по стеклу. В геометрической интерпретации это будет выглядеть так. Признавая потенциальную бесконечность, фактически признаётся существование трансцендентного, то есть муха никогда не попадёт на другую сторону стекла, если этот “лист” не свернуть в лист Мёбиуса. Насколько необходимо мухе физически попасть за стекло, на другую сторону поверхности, которая бесконечна? Может быть мухе следует признать потенциальную бесконечность, а познать трансцендентное ей поможет логика? Тогда возникает другой вопрос, где “живёт” логика? Если математическая логика живёт в математике, то возможно ли с её помощью познать то, что за пределами математики? Или же математическая логика настолько универсальна, что для неё пределов не существует? Читать далее

Б. Бауэр. Трубный глас страшного суда над Гегелем. Часть 13.

XIII. НЕНАВИСТЬ К ОСНОВАТЕЛЬНОЙ УЧЕНОСТИ И ЛАТИНСКОМУ ПИСЬМУ

В самом деле, революционное неистовство этого человека принимает смехотворный и детский вид. Его ненависть против устоев и против всех людей, занимающихся положительным, хитра на выдумки, когда нужно найти повод к подозрению. Его система есть система якобинской подозрительности. Его ненависть имеет сотни тысяч глаз Аргуса, обладает бесчисленным количеством щупальцев, повсюду открывает контррево​люцию, отовсюду он выхватывает свои же рты для заклания их в честь революции. Подлинный Протей в своем неистовстве, чувствующий себя дома во всех элементах, он везде ищет не места, где бы он мог скрыться, но кого он мог бы поглотить. Читать далее

Б. Бауэр. Трубный глас страшного суда над Гегелем. Часть 12.

XII. РАЗРУШЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

Гегель, правда, называет христианскую религию «абсолютной». Но в каком смысле? Только потому, что она является чистым обнаружением и развитием религиозного самосозна​ния, т. е. потому, что в ней отсутствуют все живые нравствен​ные и эстетические интересы, дающие привлекательность и содержание другим религиям. Христианская религия, таково мнение Гегеля, поглотила и растворила в религиозном само​сознании и прелесть, присущую созерцанию природы, и огонь, и напряжение народного духа, и красоту искусства, и нрав​ственные стремления государства и семьи. В ней религиозное отношение прокладывает себе путь и себя утверждает как таковое с тем, чтобы с тем большей ясностью и легкостью подвергнуться разрушению со стороны философии. Читать далее

Б. Бауэр. Трубный глас страшного суда над Гегелем. Часть 11.

X. ПРЕЗРЕНИЕ К СВЯЩЕННОМУ ПИСАНИЮ И К СВЯЩЕННОЙ ИСТОРИИ

Мы не будем долго останавливаться на этом вопросе и не станем снова перечислять проступки Гегеля против священного писания, которые обычно перечисляют. Хорошо было бы, если соблаговолил ему господь не совершать более тяжких. Читать далее

Б. Бауэр. Трубный глас страшного суда над Гегелем. Часть 10.

IX. НЕНАВИСТЬ К ЦЕРКВИ

Не следует обманываться, когда Гегель иногда насмехается над отдельными христианскими сектами и высмеивает их образ жизни. Иронизируя над ними, он скорее имеет в виду церковь вообще и, говоря о них, об их благочестии, он нападает на христианский вид жизни вообще. Читать далее

Б. Бауэр. Трубный глас страшного суда над Гегелем. Часть 9.

VII. НЕНАВИСТЬ К ИУДЕЙСТВУ

Если искусство с его ликованием должно быть разоблаче​нием тайны религии, если человек в искусстве ликует как тво​рец всего и себе самому воспевает гимн,—то Гегель, разуме​ется, не может не ненавидеть иудейство и его суровое служе​ние богу. Искусство с ликованием идет навстречу человеку: он свободен от тяготы религии. В иудействе, как и во всякой религии, человеку внушается повиновение и послушание всемогу​щему. Искусство — игра, религия — дело серьезное. Первое — Олимп с его языческой беспечностью, вторая — Сион с его святыней. Читать далее

Б. Бауэр. Трубный глас страшного суда над Гегелем. Часть 8.

VI. УНИЧТОЖЕНИЕ РЕЛИГИИ

Гегель набрасывается на религию так же, как француз, «как бы отбросив совесть». «Не следует делать вида. — говорит он (История философии, 1, 57), — что хочешь оставить религию нетронутой». Напротив, «об этом отношении (именно антагонизме религии и философии) мы должны сказать опреде​ленно, открыто и честно aborder la question (прямо присту​пить к вопросу), как говорят французы (Ох, всегда эти фран​цузы!!)  — мы не должны жаловаться, словно это слишком де​ликатный вопрос, изворачиваться, вести разговор вокруг да около, искать лазейки, так что в конце-концов никто ни в чем не может разобраться». К чему такому абсолютному фило​софу пускаться в немецкие повизгивания? Он уверен в победе, он больше чорта, он сильнее ада! «Если религия утверждает свой отвлеченный авторитет против мысли, что врата ада не преодолеют ее, то нужно сказать, что врата разума сильнее врат ада» (Там же, I, 97). Читать далее

Б. Бауэр. Трубный глас страшного суда над Гегелем. Часть 7.

V. ВОСХИЩЕНИЕ ПЕРЕД ФРАНЦУЗАМИ И ПРЕЗРЕНИЕ К НЕМЦАМ

Гегель столь решительно настроен против немцев и за французов, что в длинных своих излияниях относительно этого предмета он не удерживается от самых щедрых восклицаний и никогда не подарит даже дружеский взгляд на своих соплеменников. Он настолько полон любви и ненависти, что почти становится красноречивым, что должно тем более удив​лять нас, так как, обычно, его язык очень тяжел. В этом пункте он настолько экстравагантен, что пишет в высшей степени ясно, что в других случаях с ним редко случается. Он разоткровенничался с такой легкостью, что нам совершен​но излишне прибавлять что-либо для ясности и связи. Мы только приведем основные места; это мы сделаем также по​тому, что нашему патриотическому чувству очень тяжело, и едва ли мы были в силах задерживаться на этом пункте далее, чем это совершенно необходимо. Читать далее

Б. Бауэр. Трубный глас страшного суда над Гегелем. Часть 6.

IV. НЕНАВИСТЬ К УСТОЯМ

Гегель может внушать своим ученикам только чувство высокомерия. Ему чуждо всякое смирение, воздающее славу лишь богу, а стыд людям. Читать далее

Б. Бауэр. Трубный глас страшного суда над Гегелем. Часть 5.

III. НЕНАВИСТЬ ГЕГЕЛЯ К БОГУ

«Рече безумец в сердце своем: несть бога» (Псал. 13, 1). Напротив: «блажен муж, воля которого в законе господа, и который о законе его размышляет день и ночь» (Псал. 1, 2). Читать далее